Батюшка как он есть

фото В. ЦыпнятоваКаждому из нас хоть раз в жизни хотелось быть на кого-то похожим. Мы часто подражаем именно тому, чего не хватает нам самим. Батюшка — это такой человек, встретив которого начинаешь понимать, чего же именно нам не хватает. В нашей жизни не хватает полноты жизни… то есть Христа.

Апостол Павел говорил: Будьте подражателями мне, как я Христу (Кор. 11, 1). Здесь совершенно очевидна логика: стремясь быть похожими на батюшку, мы стремимся уподобляться Христу через него. Благодаря этому в себе, в каждом оттенке своих мыслей, чувств и переживаний начинаешь чувствовать присутствие иной жизни, которая наполняет твою жизнь новым радостным смыслом. Это чем-то похоже на влюблённость, но сходство слишком уж отдалённое.

Мы так привыкли называть священника батюшкой, что как-то язык не поворачивается величать его правильно, как в документах написано: священник такой-то или протоиерей такой-то… В корне всех «официозностей», относящихся к человеку в рясе, лежит греческое слово «иерей», что значит священник. Оно вполне конкретно указывает на род деятельности этого человека, его социальный статус и т.д. Но слово «батюшка», которое совершенно естественным образом неизвестно когда прилепилось ко всем этим титулам, заставляет посмотреть на священника по-другому, повнимательнее и поглубже.

Прежде всего Церковь, которая поставляет священника на служение через епископское рукоположение, — это совсем не организация с внутренним конвейером по сортировке людей на праведных и грешных. Церковь является семьёй со своими внутренними родственными отношениями. Значит, батюшка — это не сотрудник, отвечающий за правильное и своевременное размахивание кадилом. Его главное призвание заключается в том, чтобы «полагать душу свою за овец своих», быть отцом для тех людей, которые переступают порог храма.

«Священник — это самая трудная профессия в мире, — говорил мой брат хакер. — Я могу грохнуть разок по корпусу мой системник, если он „глючит“, и он поймёт; а если и тогда „не догоняет“, могу новый купить. А человека ведь не выбросишь… Чтобы его спасти, нужно всю жизнь отдать». Более известный авторитет Григорий Богослов говорит немного грубее, но честно, что человек намного хуже животного, потому что тварь, получив рану, прибегает к своему пастырю, а человек, получив греховную язву, — наоборот, бежит от него. Налицо ещё одна батюшкина роль — пастырь. Господь Сам Себя назвал Пастырем: Я есмь пастырь добрый (Ин. 10, 11).

Батюшку очень часто называют предстоятелем, особенно во время совершения богослужения. Это значит, что он тоже является членом стада Христова — Церкви, только впереди стоящим. Он от имени народа приносит жертву благодарения Христу, то есть предстоит при совершении Евхаристии (что в переводе с греческого и означает «благодарение»). Не зря же именно рыбаками — простыми, но благодарными за все радости и скорби, которые они пережили вместе со своим Учителем, — были первые ученики Христа. Именно их профессиональный опыт ловца, а не опыт обрядовера-фарисея был так важен для миссии Христа.

Здравствуй, пастырь! Рыбарь, здравствуй!
Вас зову я навсегда,
Чтоб блюсти иную паству
И иные невода.
(Николай Гумилёв. «Христос»)

Поэтому думаю, что распространённое ещё с советских времён небрежное отношение к «попам» («поп — толоконный лоб») слишком уж поверхностно. Ведь пастырство подразумевает тонкую работу психолога. Как выразился митрополит Антоний (Блум), это искусство вовремя отойти в сторону и не заслонить собой образ Пастыреначальника — Христа.

Все мы, по слову апостола Петра, являемся «царственным священством», то есть все мы служим Богу в Церкви и священнодействуем всей своей жизнью. Ведь главное священнодействие в жизни христианина — литургия — это не просто служба, которую мы отстаиваем в храме. Духовная инерция литургии проникает собой всю сущность человека. В переводе с греческого слово «литургия» обозначает общее служение, которое совершает человек в своих мыслях, чувствах и действиях. Кроме «технического обеспечения» литургии, священник в своём литургисании является, по слову Иоанна Златоуста, первым в предстоянии перед Богом в любви. И мера его любви к пастве равна мере его любви к Богу.

А что же паства? «Любите священника как апостола, а епископа — как Самого Господа», — говорит святитель Игнатий Богоносец, провозглашая при этом реальное присутствие на литургии всей полноты Небесной и земной Церкви. Таким образом, в средоточии жизни, в литургии совершается сослужение Бога человеку и человека Богу в деле исцеления человеческой природы: Не здоровые имеют нужду во враче, но больные (Мф. 9, 12).

А земная Церковь — это Церковь, воинствующая против инфекции греха. Это военная база Небес на оккупированной «матрицей» страстей земле. И представьте себе, что вы являетесь здесь шпионом и вам поручено самое главное задание в вашей жизни: доставить, незаметно для агентов «матрицы», самый ценный груз — вашу бессмертную душу — в Царство Небесное. Для этого вы должны хорошо ориентироваться в виртуальном пространстве «матрицы», то есть быть всесторонне образованным, информированным человеком, знать современное искусство и литературу. Мой любимый батюшка, переживший времена тотальной оккупации нашей Церкви в советские годы, говорил по этому поводу: «Вам, молодым, тяжелее сейчас, чем было нам. Мы хорошо видели своего врага, а вам ещё надо разобраться, где он; а для этого нужно много знать, нужно быть более рассудительными и трезвыми, чтобы сохранить то, что наше поколение смогло передать вам».

Батюшку часто ещё величают духовным лекарем. Скальпелем своего ума он проникает в самые глубины человеческой природы. По слову Иоанна Златоуста, он молитвой исцеляет душу от страстей, а знанием и образованностью ограждает разум от ересей. Поэтому более близкого и надёжного друга, чем батюшка, вы вряд ли найдёте. И то родство, которое возникает между батюшкой и его чадом, намного глубже, чем даже кровное. «Почитайте своих духовных отцов даже больше, чем плотских, — говорит Иоанн Лествичник. — Если одни вас рождают по плоти в смерть, то другие — по духу в жизнь вечную». Батюшка знает нашу душу даже больше нас самих и заинтересован в нашем счастье больше, чем мы: «Мы страдали, рождая тебя покаянием, мы породили тебя великим терпением, сильной болью и ежедневными слезами, хотя ты ничего об этом не знал. Иди сюда, моё чадо, я отведу тебя к Богу». Так пишет прп. Симеон Новый Богослов своему духовному сыну.

Но всё это слишком уж заманчиво выглядит и может показаться вовсе нереальным. Как же найти такого друга, врача, помощника, проводника среди моря чёрных ряс, волнующегося под сводами современных приходских храмов и монастырей? Ещё святитель Игнатий (Брянчанинов) писал в ХІХ веке, что Господь лишил современника дара старчества именно потому, что мы не умеем прибегать к старцу как к врачу, который предлагает разные лекарства для лечения души, а избираем только то, что послаще да где обёртка поцветастее. Поэтому современный священник — отнюдь не старец и тем более не оракул, удовлетворяющий мистические похоти нашей души, а скорее духовный друг, который может быть более опытен или начитан и может помочь вам на том этапе пути, который он сам исходил. У аввы Дорофея есть характерный пример такой ненавязчивости православного духовничества. Когда один послушник пришёл к старцу-пустыннику подвизаться, то, пожив с ним немного, услышал от подвижника: «Ты достиг уже моей меры, иди к такому-то». И следующий старец через некоторое время сказал так же…

Не нужно думать, что действительно достойных пастырей нет и что «все попы на одно лицо», как в армии, — однообразие до безобразия. Лучше прежде всего понять себя: кого или чего мы ищем, переступив порог храма? Ведь храм — это ещё не Царствие Небесное, а место, где есть возможность его стяжать. Здесь раздорожье, остановившись у которого желательно смириться и научиться спрашивать, куда идти дальше: влево, по широкому пути «благочестивой» вседозволенности, где сердце человека постепенно подменяется обрядом, — или вправо, по узкому пути тихой, ненавязчивой и немного «скучноватой» свободы во Христе. А какой вопрос, как говорится, такой и ответчик.

«Священник — это такой человек, — говорит митрополит Антоний (Блум), — у которого даже один жест может изменить всю жизнь человека». Мне пришлось пережить это на собственном опыте. Я просто взял у батюшки благословение, он просто чуть-чуть пожал мою руку — и не разжимал её до конца своей жизни, которая стала теперь и моей. Нет, он никогда не навязывался со своими благословениями, не читал мне нравоучений и не «долбал» нескончаемыми епитимьями. Он просто безгранично любил Церковь и всегда был рядом. Он умел ждать нашей любви. И привязывал он нас к Церкви, а не к себе. Поэтому его смерть была скорее приобретением, чем утратой…

«Даже смерть не может разрушить связь духовника и его чада», — писал Иоанн Лествичник. По его мысли, послушание вовсе не прерывается смертью, а ещё более углубляется. Ведь послушание в сущности и заключается в том, чтобы через внешнее поведение и слова вслушиваться в молчаливую жизнь батюшки. И именно в этом состоит таинственный смысл живого Предания Церкви, жизни во Христе — от отца к сыну: Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино (Ин. 17, 23). Думаю, именно поэтому так часто хочется назвать священника батюшкой, ведь через него нас усыновляет Себе Сам Господь.

Справка
Священство в Церкви продолжает священническое служение Самого Христа в трёх его аспектах: священства (Христос — Первосвященник, Который принёс Себя в жертву Отцу за спасение всех), учительства (Христос — Учитель, учащий нас заповедям новой жизни) и пастырства (Христос — Добрый Пастырь, знающий Своих овец и называющий каждую по имени). Единственное в своём роде священство Христа продолжено в Церкви священной иерархией, которая существует и действует в трёх служениях — епископа, священника и диакона. Полнота священства принадлежит епископу, который есть глава Церкви. Он разделяет свои священнические обязанности с пресвитерами, которых он посвящает, чтобы они были его помощниками в управлении Церковью и возглавляли отдельные приходы. Епископу и священникам помогают диаконы, которые не могут совершать Таинства, но их назначение — поддерживать живую связь между иерархией и народом.

Ранее опубликовано: № 1 (20) Дата публикации на сайте: 09 Сентябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: