Без руля и без ветрил

Делая выбор, мы обычно принимаем во внимание собственные интересы, обстоятельства, мнение других... Но, к сожалению, не всегда критерием нашего выбора становится жажда истины. Человек так и норовит то поставить себя выше истины, то отменить её, то подменить. Потому что просто проигнорировать истину — невозможно.


Писать о нравственном выборе отрадней всего, если выбор этот верен. За верный выбор Господь в жизни, а в литературе автор может наградить долгожданным и заслуженным счастьем, как, к примеру, Диккенс Оливера Твиста или Достоевский Сонечку Мармеладову.

Но даже если верный нравственный выбор требует поступиться счастьем, как, к примеру, Татьяну Ларину Пушкина или Лизу Калитину Тургенева, то это всё равно отрадно и утешительно. И даже когда человек не только счастье, но и жизнь отдаёт, в этом есть свет. Как писал К. С. Льюис, «если мы не хотим отвергнуть ад или даже мир сей, нам не увидеть рая. Если мы выберемся в рай, нам не сохранить ни капли, ни частицы ада. Там, в раю, мы узнаем, что всё при нас, что мы ничего не потеряли, даже если мы отсекли себе руку. В этом смысле те, кто достойно совершил странствие, вправе сказать, что всё — благо и всюду — рай».

Иной вариант, когда человек отчётливо видит, куда идти, но у него нет на это сил. Таков Митя Карамазов. Он говорит Алёше: «Если уж полечу в бездну, то так-таки прямо, головой вниз. И вот в самом-то этом позоре я вдруг начинаю гимн. Пусть я проклят, пусть я низок и подл, но пусть и я целую край той ризы, в которую облекается Бог мой».

При всём том, что этот персонаж Достоевского далёк от праведности, в его мире можно дышать. В нём есть пропасти, обрывы, мрачные ущелья, но и сияющие вершины, и небо есть.

Но сейчас мы поведём речь об отказе от нравственного выбора, от внимания к голосу совести; о тех литературных и нелитературных героях, которые, согрешая, греха не видят или не хотят видеть и, в отличие от Мити Карамазова, никогда не скажут, что летят в бездну.

Во-первых, это люди, страдающие гордыней, той её разновидностью, которую, в отличие от тщеславия, Честертон называет «холодной наглостью души», когда человек «примеряет всё на свете к себе, а не к истине». Таков, к примеру, Наполеон у Толстого. «Видно было, что уже давно для Наполеона в его убеждении не существовало возможности ошибок и что в его понятии всё то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это».

Чтобы прийти к безднам высокомерия, не обязательно быть Наполеоном. Однако продолжим грустную тему отказа от выбора. Если Наполеон считает себя выше истины, то современный мир пытается истину отменить. Отменить пропасти и вершины и превратить свою нравственную жизнь в некую бесконечную равнину, выстланную ватой, чтобы падать было «комфортно». Что бы ты ни выбрал — тебе тепло и мягко. И всю нереализованную способность к выбору можно направить на поиски лучшей кофеварки, лучшего пылесоса, лучшего сыра, мебели, телефона, учебного заведения и так далее, чтобы всё это обеспечило «достойную» жизнь.

Безразличие к истине можно маскировать дуализмом, пантеизмом, «толерантностью», которая представляет собой синоним глубокого равнодушия человека без твёрдых убеждений, в отличие от терпимости. Словом, можно взметать на своей ватной равнине серенькую душную пыль, в которой всё неразличимо.

Но, пожалуй, чаще всего встречается желание жить в своё удовольствие зажмурившись, не касаясь ни сердцем, ни мыслью обременительного осознанного выбора. Где-то на обочине сознания ютится надежда, что всё как-то само собой со временем рассосётся, образуется, устроится.

Самый интересный для меня в этом отношении персонаж — Пер Гюнт. Очень хороша одноимённая драма Ибсена, которую часто знают лишь благодаря музыкальным иллюстрациям к ней Грига. А это страшная история человека, который на многочисленных развилках своего жизненного пути ни разу не задумался и не сделал осознанного выбора. Он руководствовался первым импульсом, балагурил, болтал и как-то ёрнически относился к жизни. Когда-то в юности он был чист, и жизнь расстилалась перед ним. Но чистоты этой он не сохранил, украл со свадьбы и обесчестил любившую его Ингрид. Он бросил её после первой же ночи, но, ничему не научившись и ни о чём не задумавшись, неблаговидно поразвлёкся ещё разок-другой и, наконец, оказался в пещере Горного Короля — тролля. Перу предлагают стать троллем. Он, так и хочется сказать, прикалывается и, прикалываясь, не возражает. Не без колебаний он согласился отведать коровьего навоза, которым его угощали, позволил прицепить себе хвост, и только тогда, когда речь зашла о том, чтобы повредить ему глаза — и он видел бы, как тролли: прекрасное уродливым, а уродливое прекрасным — Пер отказался наотрез. Тут тролли сожрали бы его за несговорчивость, но наступило утро, зазвонил церковный колокол — и они сгинули.

Пер Гюнт совершил ещё много неприглядных поступков на своём веку, и всё как-то не задумываясь. Он превратился в солидного господина, а затем в богатого старика и ни разу не удосужился прислушаться к совести, устыдиться. Жил себе, и всё. И вот перед смертью он как совершенную неожиданность для себя узнаёт, что всю жизнь всё-таки прожил троллем, а не человеком, ибо жил по девизу троллей: «Будь доволен самим собой!»

Отказ от выбора — это тоже выбор. И закончить хочется словами К. С. Льюиса из его повести «Расторжение брака». Льюис спорит с известным английским поэтом и художником Уильямом Блейком (1757–1827), который написал поэму «Брак Неба и Ада». Блейк считал, что зло — равно необходимая составляющая мироздания, что, соответственно, вполне естественно и необходимо служить и добру, и злу. Как вы понимаете, Льюис уже самим заглавием свидетельствует о невозможности подобного совмещения. Вот что пишет Льюис в авторском предисловии к этой повести.

«Блейк писал о браке Неба и Ада. Я пишу о расторжении этого брака. Люди постоянно тщатся сочетать небо и ад. Они считают, что на самом деле нет неизбежного выбора, и, если хватит ума, терпения, а главное — времени, можно как-то совместить и то и это, приладить их друг к другу, развить или истончить зло в добро, ничего не отбрасывая. Мне кажется, что это большая ошибка. Нельзя взять в путь всё, что у тебя есть, иногда приходится даже оставить глаз или руку. Пути нашего мира — не радиусы, по которым рано или поздно доберёшься до центра. Что ни час нас поджидает развилка, и приходится делать выбор. Даже на биологическом уровне жизнь подобна дереву, а не реке. Она движется не к единству, а от единства, живые существа тем более разнятся, чем они совершеннее. Созревая, каждое благо всё сильнее отличатся не только от зла, но и от другого блага.

Я не считаю, что всякий, выбравший неверно, погибнет, он спасётся, но лишь в том случае, если снова выйдет (или будет выведен) на правильный путь. Когда сумма неверна, мы исправим её, если вернёмся вспять, найдём ошибку, подсчитаем снова; и не исправим, если просто будем продолжать считать дальше. Зло можно исправить, но нельзя перевести зло в добро. Время его не врачует. Мы должны сказать „да“ или „нет“, третьего не дано».

Ранее опубликовано: № 6 (48) Дата публикации на сайте: 04 Март 2011

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 9 из 9
12:39 14.08.2011 | Hokun
2 Николай.
И вообще, термин ГСМ сам по себе оскорбителен. Придуман технофашистами. Не советую им подражать. Негоже.
И, если ваши мозги так сильны, значит Бог дал их вам, сделав за вас работу по их развитию наполовину. Значит развивайте сердце. В сердце стоит поселить любовь к людям, а не пламенный матан.
13:06 13.08.2011 | Hokun
2 Николай

>> Первое. Скажите, а вопросы веры ближе к технологии ии к поэме?
> не может быть что ГСМам православие ближе чем технарям. А отрок как будто подчеркивает что быть православным=хорошо шарить в литературе.
Верно. Все мы важны и нужны. А в Отроке просто есть хороший автор, преподающий литературу.

> Я в детстве не прочитал и 2 процентов программы по литературе.
Значит, если у вас маленькая потребность в чтении - то вам нужно очень разборчиво относиться к тому немногому, что вы читаете.

>Только они в отличии от технарей почему-то думают что их предмет все должны знать, и это само собой разумеется.

Считается , что с базовой литературой знакомы все. Ну хотя бы Пушкина от Гоголя отличают. И считается, что люди со школьным образованием не станут засовывать палец в кислоту или бросать аэрозоль в костер. Можно вообразить, что минимальные требования одинаковы.
20:03 28.03.2011 | елена
пожалуйста,напишите список упомянутых книг,в частности интересуют работы Честертона.спасибо!
09:02 19.03.2011 | Оля
Спаси, Господи!
Як завжди, неперевершено, чудова стаття, Ірино!
21:03 11.03.2011 | Николай
> Но 2% школьной программы по литературе - это как-то мало, даже для специалиста интегрального исчисления. Может, стоит еще почитать?

Не думаю что кому-то от этого будет лучше :) Как никому не будет лучше если глубокоуважаемая (без иронии, я восхищаюсь такими глубокообразованными и способными популярно излагать свои глубокие познания людьми) Ирина Гончаренко изучит введение определенного интеграла по Лебегу :)
09:33 11.03.2011 | Максим
Но 2% школьной программы по литературе - это как-то мало, даже для специалиста интегрального исчисления. Может, стоит еще почитать?
10:12 10.03.2011 | Николай
> Первое. Скажите, а вопросы веры ближе к технологии ии к поэме?

Не знаю, мое мнение что вопросы веры лежат в другой плоскости вообще, ортогональной плоскости гумманитарщина-технология. По крайней мере если следовать логике что православие есть вера вселенская, где каждому человеку есть место, то не может быть что ГСМам православие ближе чем технарям. А отрок как будто подчеркивает что быть православным=хорошо шарить в литературе.

Я в детстве не прочитал и 2 процентов программы по литературе. И сейчас читаю художественную литературу только ради развлечения и очень редко. Ну и что? Думаю ГСМы с таким же успехом не знают формулу ньютона-лейбница. Только они в отличии от технарей почему-то думают что их предмет все должны знать, и это само собой разумеется.
10:20 05.03.2011 | Hokun
2 Николай:
Я - не гуманитарий.
Первое. Скажите, а вопросы веры ближе к технологии ии к поэме?
-----------
И второе. Жаль, что классику уже не учат в школе подробно. Потому что многие вопросы мы задаем заново, а ответы уже описаны, а мы не читали.
------
Вы с ужасом помните детство? Так глубоко литературу уже не учат. По крайней мере в школах моего района.
18:58 04.03.2011 | Николай
Красивая фотография железной дороги. Эх, поменьше бы в отроке гуманитарщины, а то про писателей тонны текста, а для технических людей почти ничего.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: