Если родители против...

фото: Марк ТакерЯ не знаю, как говорить об этом. Не все ли равно? Главное — сказать о том, что действительно волнует тебя.

В нашей жизни действует одно очень странное правило: мы стесняемся хороших вещей гораздо сильнее, чем плохих. Делать то, что делают все — это защитная реакция, которая никогда не подводит. Мы как будто стоим в строю, и тот, кто делает шаг вперед, оказывается один — перед целой шеренгой. Это неприятное чувство похоже на то, которое испытывают оперные певцы, когда им снится их «профессиональный страшный сон»: ты выходишь на сцену, занавес поднимают — и тут обнаруживается, что на тебе абсолютно ничего нет! Хорошие поступки обнажают в нас что-то, что должно быть (и обычно бывает) скрыто от посторонних. «Быть хорошим» как-то непрестижно, а главное, смешно. Мальчик, который присматривает за своим младшим братом во дворе; тот, кто увидел на траве пластмассовую бутылку, взял и положил ее в урну; тот, кто подает милостыню по дороге в институт, подвергаются трем самым большим опасностям: непониманию, насмешке и одиночеству. Понятно, что желающих рискнуть своей репутацией не так-то много, поэтому мы неплохо одеваемся, читаем «последние новинки», встречаемся в «правильных» уютных местах, заказываем свой коктейль и стараемся не замечать пластмассовых бутылок и нищих.

Вера в Бога делает жизнь нормального человека очень неудобной, кого ни возьми. Вряд ли Моисей всю жизнь мечтал о том, чтобы вести свой народ по пустыне и отвечать за все, что может случиться в пути. Апостол Павел, образованный человек, наделенный большими полномочиями, в один прекрасный день повел себя очень странно: вместо того, чтобы, имея на руках необходимые бумаги, выявлять и арестовывать последователей Иисуса Христа, он пошел проповедовать, неся, как великое сокровище, то, что еще вчера считал глупой и опасной выдумкой. Когда человек так внезапно меняет свои взгляды, это, как правило, не прибавляет ему популярности, но зато прибавляет проблем.

Стало интересно: действительно ли человек может встретить Бога — внезапно и «по-настоящему»? И если да, то как это бывает? Если проследить жизнь и поступки пророков, апостолов, святых, а то и самых обычных людей, кажется, что, во-первых, встреча с Богом может происходить внезапно, а во-вторых, после этой встречи человек может очень сильно измениться. Многие люди говорят: «Если бы я сам увидел Бога, то, конечно, я бы в Него поверил». Другие, которые когда-то, где-то действительно ощутили Его присутствие, так не говорят. Они в основном думают, и думают они о том, что теперь делать. Не побежишь ведь по родной улице, как Архимед, с криками: «Эврика! Эврика!» Скорее всего, не поймут. Но и в том случае, если никуда не бежать, а просто купить торт, собрать вечером своих родных и сказать: «Представляете, я, кажется, понимаю, о чем и о Ком написано в Евангелии!» — все равно не поймут. Самый обыкновенный папа посмотрит так, как будто ничего хорошего из тебя все-таки не вышло, и уж лучше бы ты и дальше слушал Мика Джаггера и чинил свой мотоцикл. А самая обыкновенная мама скажет: «Я знаю, что теперь будет: ты совсем сойдешь с ума, уйдешь в монастырь, и мы тебя потеряем. И вообще, ешь немедленно».

При этом в большинстве своем наши старшие все-таки не атеисты, у них свои отношения с Богом. Разница в том, что «их» Бог как бы «знает свое место»: в Него верят, но ровно настолько, насколько это доступно и не ломает привычек.

Но если Бог — живой и настоящий, разве Он Сам не может искать общения с человеком? Недаром Его иногда сравнивают с гостем, который приходит и тихонько стучится в наше сердце, как в дверь, и ждет, когда Его впустят. И поэтому хочется сказать всем родителям, бабушкам и дедушкам: «Дорогие все! Если случилось так, что ваши дети или внуки тянутся к Церкви, а вас это пугает, не спешите пожать плечами и отвернуться от тех, кто с детства привык доверять вам свои чувства. Пожалуйста, не говорите: „Ты ведешь себя непонятно, и за это я запрещаю тебе рассказывать мне о твоих поисках или просить о помощи. Смотри, я закрываю двери и окна, я вешаю замки. Если ты решишь рассказать мне о новом фильме, своих оценках или тебе понадобится новая куртка — пожалуйста. Но никогда не говори со мной о Боге“». Что, если пришло время, и Бог именно сейчас стремится поговорить с вашим ребенком — о том, что известно им одним? А может быть, человек почувствовал, что Бог действительно есть, — не тот Бог, о котором пишут в сборниках «Библейских сказаний», а самый настоящий — живой и близкий? Что, если родной вам человек ощутил особую радость, покой и уверенность в том, что он искал и звал не напрасно? Что происходит тогда?

Естественно, вслед за радостью приходит желание поделиться, насколько это возможно, хоть как-то описать эту чудесную встречу, скорее принести ее домой как удивительную находку или подарок. Но дома никто не радуется и даже не пытается понять в чем дело. Чему радоваться? Привычный строй жизни нарушен какими-то странными то ли «находками», то ли «подарками». Всем становится неуютно и как-то неудобно, как, наверное, бывает, когда приходится разговаривать с сумасшедшим. Но одно дело — посторонний человек «немного не в себе», и совсем другое — если это ваши собственные дети.

И начинаются мучения. Как строители Вавилонской башни, вы вдруг начинаете говорить на разных языках. Обо всем — на одном и том же превосходном, понятном языке, и только о Боге — на разных. И ничего не можете с этим поделать. Тогда вы перестаете говорить и начинаете скрываться друг от друга: родители боятся увидеть, как их ребенок читает Библию, а ребенок понимает, что ни с кем не может разделить свою самую большую радость. Как объяснить маме, с которой мы всегда отлично понимали друг друга, почему я хочу пойти в церковь, а не мирно провести воскресное утро с ней, как раньше? Когда твоя мама плачет (или не плачет, а просто сидит грустная) оттого, что ты чего-то не ешь по средам и пятницам или рано утром уходишь в храм, ей кажется, что ее дочка подпала под чье-то странное влияние. Она не понимает, что за удовольствие стоять в толпе и что-то слушать, «изводить себя», вечно в чем-то раскаиваться? Находятся тысячи возражений, и нигде не говорится о том, как вести себя в таких случаях. Я думаю, это потому, что авторы и сами не знают, что посоветовать. Наверное, это единственная ситуация, когда отцы и дети меняются местами. Здесь не имеет значения возраст и даже высшее образование, но здесь имеет значение чуткое сердце и собственный опыт. Живой опыт общения с Богом человек не может отрицать. Его можно переубеждать, на него можно обижаться или даже пригрозить. В ответ он либо «уйдет в себя», либо начнет спорить, но вряд ли скажет: «Да, конечно, мама, мне показалось. Ничего не было».

Родители, которые тебя понимают, — это сокровище. И страшно не хочется терять их дружбу. Но и тот яркий, цветной, наполненный смыслом мир, который ты иногда видишь, когда читаешь слова молитвы, и они поражают тебя, — этот мир тоже не хочется терять. Митрополит Антоний (Блум), выдающийся богослов и автор многих замечательных книг, сказал, что «все в доме делаются святыми, как только кто-нибудь захочет карабкаться на небо, потому что все должны терпеть, смиряться, все выносить от „подвижника“». Ясно, что дело это непростое. Но, может быть, если все делать с любовью и проявить достаточно такта, упорства, терпения и веры, то когда-нибудь «подпольная церковная жизнь» станет настоящей церковной жизнью?

Ранее опубликовано: № 8 (19) Дата публикации на сайте: 11 Сентябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 2 из 2
15:26 24.02.2012 | Светлана
Все это прекрасно, только с каких пор митрополит Антоний Сурожский стал "выдающимся богословом"?!
21:45 26.01.2009 | Мария
Большое спасибо за статью! Очень знакомая проблема.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: