Искушение утешением

Любая проблема, дорожным указателем стоящая на перекрестках истории, вовсе не нова и нацелена не в светлое будущее, а в прошлое. В область невинных анекдотов с горьким привкусом равнодушной иронии в адрес… человека. Одним из любимых их персонажей являются наркоманы. И от ярлыка «наркоман» никак не абстрагируешься. Тут каждому из нас можно присвоить звание «наркодиллера со стажем». Хотя бы потому, что наркомания — это страсть, а страсть, как говорится, и в Африке страсть: духовный механизм всегда идентичный, хотя психологический ее «дизайн», усовершенствовавшийся веками, безусловно, представлен в широком ассортименте:

Все в мире изменил прогресс.
Меняется и бес.

И. В. Гете. «Фауст»

Наркотики просто ускоряют действие этого механизма и разгоняют до максимума психические процессы, истощая до минимума энергетические ресурсы личности.

И невзирая на то, что мы сегодня живем в постиндустриальном обществе, если мы считаем себя более или менее честными христианами, то должны иметь мужество признать, что по своей внутренней природе являемся теми же самыми древними идолопоклонниками-практиками. То есть считаем Богом то, что Богом не является: кайф, эйфорию, «выпадание в осадок» и т.п. Все то, что создает искусственную иллюзию счастья и покоя на закваске духовного нарциссизма. Однако в том и заключается соль, закваска христианства, чтобы «радостотворной печалью» уравновешивать своего внутреннего человека, приводить его в чувство: «На реках Вавилонских, там сидели мы и плакали…»

Но проблема заключается в том, что со своим «внутренним человеком» мы не знакомы. Пока мы «балдеем», он там, в соседней комнате, в нашем сердце, лежит на смертном одре — а мы и слезы не пустим. Человек слишком жесток к самому себе и, соответственно, к другим, и зачем рыдать, просто не понимает. А уж до плача, о котором писали Святые отцы, нам и вовсе далеко.

Читая их творения, удивляешься, почему люди, так остро реагировавшие на любую общественную проблему, избегали темы наркотиков? Ничего подобного! Просто, во-первых, они писали языком той эпохи, в которую жили, а во-вторых, им важно было определить не внешние причины наркомании, а внутреннее ее семя, которое еще в Эдеме было посеяно в природу человека. Уже в ХІХ в. епископ Михаил (Грибановский) писал, что общество своими только способами борется с проблемами поверхностно, путем осуществления социальных акций, словно обрезая ветки, на месте которых вырастают новые. А христианство зрит в корень проблемы, в самого человека. И таким образом, оздоровляя сам корень, исцеляет общество. «Поврежден дух — страдает и болеет душа. Болеет душа — не слушается и болеет тело», — писал митрополит Иерофей (Влахос). «Не плоть, а дух растлился в наши дни» (Ф.И. Тютчев).

Человек, замкнувшись в своей самости, попал в мир искривленных зеркал, где материализация духа, а не одухотворение материи становится явной и приносит свои плоды. Другими словами, не экстаз, а экстези (пусть это слово будет синонимом наркотиков вообще) стало на вершине аксиологической пирамиды человеческой морали.

Слово «экстаз» встречается в греческих переводах Библии. Оно выражает молитвенное состояние Адама, выход человека за пределы своего «я», как писал Блаженный Августин: «Ты, Господи, сотворил нас с устремлением к Тебе, и не может успокоиться душа, пока не найдет Тебя». Однако, «извращая свое отношение к Богу, человек тем самым извращает и свою нравственную, а затем даже и телесную жизнь» (о. Павел Флоренский). Экстези является ошибочным путем, который ведет к фальшивому богу, к фетишу нашего «я», роль которого исполняет заслуженный артист космоса, носящий звание «обезьяны Бога», присвоенное ему Святыми отцами, — диавол. Человек цепенеет от ужаса при встрече с ним, ведь этимология слова «наркотик» (с фр. «оцепенение») дает именно такое пояснение пресловутому кайфу. Почему же человек стремится к тому, чего больше всего боится? Почему человек, по выражению Иоанна Лествичника, похож на пса, который лижет пилу и наслаждается собственной кровью? Почему он ловит кайф от процесса своей постепенной смерти?

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пользуется выражением, буквально аналогичным этимологии слова «наркотик». Он называет «оцепенением», словно от холода, реакцию души на невидимое присутствие злого духа. Парадокс, но именно за этой «благодатью оцепенения» отправлялись и отправляются в паломничество по астральным мирам тысячи людей, особенно молодых.

Когда с тобой делятся впечатлениями от общения с духами после астральных вечеринок где-то на задворках космоса, на которые без проблем можно попасть от первой же дозы ЛСД, хочется спросить: «А вы, часом, египетской мифологии или чего-то в этом роде не обчитались? А то, знаете ли, персонажи слишком похожи». А вот Карлос Кастанеда, например, даст вам детальный инструктаж по употреблению мескалина и псилоцибов перед вылетом на встречи с «небесными информаторами». А харизматы прямо на лифте под знаменем борьбы с наркоманией доставят вас на любой этаж «обителей небесных» (Ин. 14, 2) и обеспечат вам деловую встречу с любым небожителем, включая Иисуса Христа, — в зависимости от заказа.

Конечно, это горькая ирония, но наркоманом можно быть и без наркотиков. Наркотические вещества просто «настраивают» нашу душевно-телесную природу на прием нужной волны. Такую же «психокоррекцию» за такую же «умеренную цену» вам обеспечат специалисты — начиная от «бабки» и заканчивая экстрасенсами, гуру и пасторами. А дальше — по сценарию группы ВВ: «Тримай зі мною зв’язок і знову вийдемо в ефір». А поддерживать эту связь сегодня дороговато. Как за физические, так и за духовные наркотики человек расплачивается не только деньгами, но и здоровьем души и тела. Потому что наркотик — это яд замедленного действия, инородное тело, которое попадает в организм человека. Понятно, что он борется с ядом, используя свой Богом данный энергетический ресурс. И ресурсы, рассчитанные на всю жизнь, используются в максимально сжатые сроки.

Понятно, что яд не был ядом, если б его не подмешивали во что-то невинное для того, чтобы обойти естественный инстинкт самосохранения — боль душевную (совесть) или телесную: «Диавол искусил меня надеждой быть Божеством, увлек силы моей природы наслаждениями» (прп. Максим Исповедник). Далее он поясняет, что человек ищет утешения в страстях, которые являются для него смертоносными. Итак, к такому невинному слову как «мистика» филологический факультет льюисовского профессора Баламута просто приплюсовал очередной «- изм», и вышел «мистицизм» или одержимость мистикой, желание особенных переживаний, и какая-то пропаганда здорового образа жизни тут не станет помехой: съел таблетку — и перед тобой раскрывается неисчерпаемый мир виртуальной реальности, «чудеса на виражах».

У Святых отцов такая визуализация духовных переживаний называлась одним словом — «прелесть». В духовной практике существует полный запрет на любые видения и яркие представления. Психологическая ткань таких представлений сплетается из тончайших психических эмоций и чувств, сохраняемых в нашем подсознании. Как говорил Антоний Великий, «бес является нам таким, каким мы его мыслим».

В «Лавсаике», написанном в VІ веке, содержится неслабый мистический триллер, ничуть не хуже, чем новшества ХХІ века, когда человек видит откровения после приема ЛСД. «Диавол же, видя, что Валент поддался его обману, принимает на себя вид Спасителя и ночью приходит к нему в сонме ангелов с зажженными светильниками. И вот является огненный круг, и в центре его Валент видит якобы Спасителя. Один из демонов в виде ангела, подходит к нему и говорит: «Ты угодил Христу своими подвигами и свободой жизни, и Он пришел видеть тебя…» Обольщенный до того обезумел, что, придя на другой день в церковь, сказал при всей братии: «Я не имею нужды в Причастии — сегодня я видел Христа». Кажется, вырисовывается основной, глубинный мотив употребления наркотиков — это гордыня:

А гордый ангел так прекрасен.
Так лучезарен, так могуч.
Господень ангел тих и ясен.
Как теплый солнца луч.

А. Ф. Тютчев

Ведь человек ощущает себя исключительным персонажем истории в своем виртуальном мире. А дальше что?..

Когда один петербургский чиновник описывал святителю Игнатию (Брянчанинову) свои духовные подвиги и видения, то мудрый старец спросил его: «Простите, а у вас случайно не появлялось желание покончить жизнь самоубийством?» Тот удивленно ответил, что появлялось. И, думаю, что особо прозорливым тут быть и не надо, ведь от одержимости мистицизмом недалеко до одержимости суицидом, когда сквозь лицемерную улыбку беса уже вырывается наружу нетерпеливое желание поглотить свою жертву.

И это касается действия как духовного, так и физического наркотика. Святитель Игнатий называет первый «прелестью», но действие их, как было сказано выше, идентично, просто методология разная. Когда, например, в Америку из Индии прибыл пройдоха мирового масштаба — основатель кришнаизма Прабхупада, то почти все наркоманы, включая наркомана мирового уровня Джона Леннона, переставали «ширяться». Что это? Новый Мессия? Но Мессия исцелял всех просящих, а этот на «прибаксованных» специализировался. Как говорят в народе, «поменяли шило на мыло».

«О том, что практически все методики изменения сознания являются наркотизирующими, — пишут известные психоаналитики Бочаров и Чернышева, — и вызывают привычку, говорилось давно. Дело в том, что мозгом человека вырабатываются особые опиоидные вещества белковой структуры (эндоморфины). Они вызывают эйфорию и легкую перемену сознания. В норме их немного. Они нужны в особых ситуациях: при беременности и родах, при боли и стрессах для улучшения адаптации. Именно они, например, вызывают особое состояние у влюбленных, когда объект любви видится в розовом свете. Определенными методами можно стимулировать их выделение, но это далеко не безобидно. Как и любой наркотик, они способны создавать очаги доминантного возбуждения в молчащих зонах коры больших полушарий. Эти источники, согласно теории А. Ухтомского, определяют любую зависимость».

Вывод наркомана: «Ведь этот мир такой серый и неинтересный по сравнению с тем ярким потоком жизни, что переполняет тебя после приема кокаина». Остается вспомнить уже известного нам Баламута, который поучал своего подопечного: «Убеди клиента, что это и есть жизнь». Тут усматривается целенаправленная, последовательная борьба против личности, растворение своего «я» в иллюзии счастья за чужой счет, причем, как бы не грустно было это слышать, бесы играют роль официантов, а заказчиком выступает человек.

Богословский анализ развивает эту мысль, но в другой перспективе. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит, что каждому человеку свойственно ощущение духовного мира, с которым он безбоязненно контактировал до грехопадения. Но после он утратил способность различать духов, и Господь закрыл от него духовный мир ширмой телесности и смертности со стратегической целью привести человека к покаянию и осознания своей немощи. Человек же пытается до срока, без подготовки заглянуть туда и… цепенеет или, пользуясь современным сленгом, «выпадает в осадок», «ловит кайф».

Это не означает, что человеку невозможно попасть туда, за ширму. Нет, каждый человек имеет возможность достичь Царства Небесного, пройдя мытарства сквозь толщу «духов злобы поднебесных», но по рецепту Алисы Селезневой: «своим ходом, год за годом». Наркотик же является своего рода искусственным катализатором, толкающим человека «поперед батька в пекло» под ритм мантры «нас не догонят».

Думаю, что и религиоведу нечего будет возразить против того, что наркотик наравне с любой психотехникой, изменяющей сознание, является средством облегчения контакта человека с духом. В зороастризме, например, культовым элементом является божественная трава «хома». А в мире богов индуизма состоялись серии космических войн за божественный напиток «сома», являющийся для них источником жизни, без которого богам грозят, в прямом смысле слова, ломки. Не лучше картина в греческом универсаме: тут боги охочи до божественного пьянящего напитка нектара и амброзии. Даже для богов смысл жизни — это кайф, гипертрофированная радость, утешение синтетическим счастьем. Несмотря на то, что в любой мифологии мир богов является идеальным миром, «царством небесным».

Иеромонах Серафим (Роуз), серьезный специалист в области религиоведения, различные шаманистические ритуалы с использованием наркотиков ставит в один ряд с медитативными техниками современных восточных сект, контактами с НЛО, спиритуализмом и гипертрофированным мистицизмом католической аскетики.

Ведь цель одна — несанкционированное вмешательство в духовный мир со знаком «минус». А между двумя полюсами бытия возникает короткое замыкание, разрывающее человеческую психику на мелкие куски.

Для наглядности не стоит искать психо- или наркодиспансер: сходите к харизматам — вы увидите там этот ужасный электрошок от холодного поцелуя лукавого духа, вы увидите людей, находящихся под воздействием духовного наркотика: в конвульсиях от высоковольтных разрядов «благодати».

Суммируя все вышесказанное, можно сделать смелый вывод: в основе наркосиндрома лежит испорченность духа. Как говорил Иоанн Лествичник, «есть болезни, которые лечатся от людей, а есть такие, которые лечатся только Богом». Тут преподобный особенно делал акцент на гордости. Он подчеркивал, что это — страсть, включающая в себя все остальные страсти. Исходя из этого, позволю себе предположение: Господь, чтобы предотвратить большее (гордыню, духовный наркотик) попускает меньшему (наркотику физическому) сокрушить камень гордыни болезнями, нуждой, скорбями. Или, как говорят в народе, клин клином вышибают. Попускает — не значит подталкивает употреблять наркотики, а просто оставляет человека перед выбором, который он делает сам.

Иногда это выбор между сильным и слабым наркотиком. Или сначала употребляют просто алкоголь. И важен не так сам напиток, как ситуация, обуславливающая выпивку, ведущая человека к релаксации. Человек расслабляется: позволяет проявиться тем внутренним комплексам (страстям), которые стоило бы при полном сознании озвучить для своего разума, для своей совести и освободиться от них путем исповеди. Под влиянием алкоголя человек просто проявляет себя таким, каким он является на самом деле. Он снимает маски разных социальных ролей, служивших навязчивым тормозом для грешков. Другими словами, человек не грешил не потому, что не хотел, а потому, что было как-то неудобно. А теперь есть оправдание: что с пьяного взять? Не зря говорят: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Очень часто при этом возникает иллюзия покаяния. Но на самом деле, это аффект от реальной, качественной перемены жизни.

Однако при употреблении наркотиков происходит поистине достойное диавола лукавство: создается иллюзия реальной и качественной перемены жизни, ее обновление за счет новых друзей и впечатлений. И этот обман убедителен, ведь он демонстрируется на ярких бигбордах, нарисованных нашим воображением. Недаром для человека, попробовавшего наркотик, алкоголь — просто «попса». Ведь наркотик, по их мнению, не так вредит здоровью и вызывает более «возвышенные» переживания и ощущения.

Но важно не так вещество, как привычка, которая, по словам Иоанна Лествичника, и является теми оковами, которыми диавол удерживает нас в своем плену. А скорость формирования привычки определяется качеством наркотика. Она зависит от того, насколько глубоко это вещество возбуждает чувственно-эмоциональную природу личности. «А что входит в чувства (в сердце), то не легко оттуда выходит, а через злострадание», — пишут Святые отцы. И если подходить к этому вопросу жестко с точки зрения аскетики, то неважно, к какой материи мы прилепляемся (будь то еда, деньги или наркотики), важнее, насколько быстро и с какой интенсивностью формируется привычка. Потому что страсти — как звенья одной цепи — одна без другой не существуют. А конец их — смерть.

Нам, христианам, важно знать хотя бы в общих чертах, как тот или иной наркотик влияет на духовную природу человека. Для того, чтобы на том или ином этапе прохождения болезни иметь возможность помочь человеку, пока отрава не завладела самым сокровенным — сердцем человеческим.

После того как человек попробовал «травку», его психофизическое состояние настроено на постоянное пребывание в тонусе, который пока что желательно просто поддерживать. Амплитуда психодинамических процессов велика: от безудержного взрыва эмоций до полного их отсутствия. Это, можно сказать, буферное, промежуточное состояние, в котором человек живет по принципу «хочу — курю, не хочу — не курю». Он даже не замечает, как постепенно из его жизненного принципа слово «хочу» исчезает, а остается только «курю!!!».

В аскетике такая схема развития событий известна. Когда человек не совершает великих, явных грехов, он не замечает и малых. Но в глубинах подсознания Баламут проводит тонкую политику. Он убеждает вас, что вы не способны пасть так низко, как пали законченные наркоманы, что вы не такие, что у вас хватит сил отказаться от тяжелого наркотика, не говоря уже про всякую «травку».

«Вершина гордости — отказ от Божией помощи, надежда на свои силы, бесовский характер» (Иоанн Лествичник). А дальше — «Похвалы возносят душу на высоту, когда же душа вознесется, тогда охватывает ее гордость, которая возносит на небеса и сбрасывает в бездну».

Более тяжелые наркотики — это переживание эйфории полета в бездну. Употребляя кокаин, героин, ЛСД, человек переживает экстрим на грани жизни и смерти, ведь приземляешься очень быстро…

Человек перестает реагировать на мир вокруг себя. Он полностью замкнут в себе и потому перестает мыслить. Он только воспринимает, не подключая свой аналитический аппарат и воспринимая расслоение своего сознания как поток информации. В результате осознание себя как личности исчезает, остается только поток. О присутствии души в теле напоминают только ломки. Чтобы вернуть ощущение себя и реальности вокруг себя, человек готов испробовать все: от легкой струи ледяной воды до паломничества в Серпухов. Его нервы становится оголенными проводами, которые болью реагируют на любой внешний или внутренний раздражитель. И спасением в этом случае представляется только одно: наркотик. Думаю, более чем достаточно описал эти переживания М. Булгаков в своем «Морфии».

Стратегическая цель тут такая: сперва отдалить душу от Бога, что приводит к духовной смерти, а потом постепенно отделить ее от тела, что сопровождается полной потерей надежды на спасение и погружает человека в бездну отчаяния. Господь, по мнению Иоанна Златоустого, по Промыслу Своему попустил привязаться душе к телу. Чтобы душа, увидав свою красу и осознав свою богоизбранность, не возгордилась и не стала самовлюбленным Нарциссом, но чтобы, будучи в теле, она могла послужить другим и таким образом училась любить. Потому душа так болезненно реагирует на смерть, на разлучение с телом. Наркотик же эту спасительную боль нейтрализует, и душа становится бесстрашным сатаной, которому море по колено, у которого «Бог — под пятой». Конечно, так продолжается, покуда на горизонте не замаячит иная реальность…

Эйфория, кайф, «выпадание в осадок» — все это было лишь рекламной паузой. До тех пор, пока душа не скинула спасительную телесность, пока не умерла. Иногда Бог попускает преждевременно встретиться с этой реальностью, чтобы человек, только заглянув туда, нашел силы вырваться из состояния оцепенения кайфом. Одна моя подруга написала мне про одну такую «встречу», состоявшуюся на перекрестке миров в психиатрической больнице. Она забилась в угол, и страх стал самой ее сущностью. Она ощутила полную свою беспомощность перед черным орлом с пустыми глазами (главный персонаж книг Карлоса Кастанеды), который выклевывал, как у Прометея, разные органы, а потом схватил ее когтями и хотел добраться до сердца, но не смог. Какой-то лучик света испугал его.

Какой долгий путь прошел человек, чтобы наконец смириться и прийти в себя. А сколько совершенно аналогичных ситуаций, духовных шрамов от неосторожного обращения с духовной сферой наблюдается и даже воспевается в различных оккультных практиках — как древних, так и современных. Их идентичность наводит на мысль, что как йог, так и шаман, как экстрасенс, так и гуру, как наркодиллер, так и пастор харизматической секты, и змей, который был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь (Быт. 3, 1), являются поставщиками универсального наркотика. В книге Бытия этот наркотик и процесс его сбыта описывается так: И увидела жена, что дерево хорошо для пищи (первый этап — предложение), и что оно приятно для глаз (второй этап — согласие) и вожделенно, потому что дает знание (клиент готов) (Быт. 3, 6).

Понятно, что само дерево с плодом, по мнению большинства Святых отцов, ничего особенного не представляют, как, в принципе, и вещество, воспринимаемое как наркотик, ведь Бог ничего плохого не сотворил. Просто человек сам сознательно делает неправильный выбор, а все остальное происходит по природе вещей, не управляемых благодатью. Стоит признаться в этом, осознать необходимость Другого в своей жизни, и нам станет намного легче, и мы ощутим помощь Божию.

Каждый человек знает, можно сказать, в метрах в секунду скорость, с которой вращается маховик истории. Она прямо пропорциональна скорости, с которой человек убегает от самого себя в страхе остаться наедине с Богом. Наркотик — просто топливо, средство, катализатор, который искусственно разгоняет психические процессы и выталкивает душу с орбиты веры, надежды, любви — в астрал и полную прострацию духа, в иллюзию счастья. Думаю, что топливо ничего не значит, поскольку двигателем выступает свобода воли человека, его выбор.

Ранее опубликовано: № 6 (17) Дата публикации на сайте: 11 Сентябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 4 из 4
03:36 26.08.2008 | денис
продолжение ответа: Поэтому помощь заключается в том, чтобы быть рядом, и делать то, что вы и делали, но тогда, когда попросят. Вспомните путь Иуды: Господь ни разу не упрекнул его и не становился на его пути, Он терпеливо ждал, пока Иуда сам не обратится ко Христу со своей немощью. Он уважал его выбор, хотя, конечно же, не одобрял его.
Помните известную евангельскую цитату: "ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них". А перед ней была притча о заблудшей овце, а потом о том, как человек спасает человека. И в этом контексте эти слова можно озвучить ещё так: "Если эта заблудшая овца важна для вас, то насколько больше она важна для Меня. Поэтому Я посреди вас спасаю этого человека".

Есть в грехе великое смиренье,
Гордый дух да не осудит плоть.
Через грех взыскует тварь Господь.
М. Волошин.

Я тоже переживал за друзей, больных этой страстью. А моя статья - это просто попытка осмыслить всё переживаемое и поделится с кем-то, чтоб на душе полегчало. Но никакого - ни духовного, ни профессионального, ни психологического - опыта по уходу за наркоманами у меня нет. Поэтому ничего поконкретней сказать не могу. Извините. Надеюсь, что откликнется кто-то поопытней на ваш зов.
03:29 26.08.2008 | денис
Продолжение ответа:
То есть могло быть и хуже, а что именно хуже - это уж вам судить. Могу только подсказать, что хуже - это гордыня. А лучшее из худшего в данной ситуации хорошо описал Достоевский в "Преступлении и наказании":"…А пожалеет нас Тот, Кто всех пожалел. Тот, Кто всех и вся понимал, Он Единый и судия. И всех рассудит и простит, и добрых, и злых, и премудрых, и сирых. И когда уже кончит над всеми, тогда возглаголет и к нам: “Выходите, скажет, и вы! Выходите, пьяненькие, слабенькие, соромники”. И скажет: “Свиньи вы, образа звериного и печати его, но придите и вы”. И возглаголят премудрые, возглаголят разумные: ”Господи, почто их приемлеши”. И скажет: ”Потому их приемлю, что ни один из них не считал себя достойным сего”. Наверное, именно в таком смирении всё таинсвто спасения человека.
Человек не меняется сразу, человек может только медленно перерождаться. И поэтому, наверное, не стоит навязывать ему свою помощь. Он, может быть, ещё просто не созрел. Вот замечательная мысль об этом Николая Лосского: «Моральный максимализм, требующий от человека немедленного перехода в царство абсолютного добра, ведет к искусственности, неискренности, фальши и умерщвлению жизни. Земной человек, за исключением редких случаев высокой святости, способен двигаться вперед по пути добра лишь медленно и постепенно. Поэтому суровая требовательность допустима лишь в отношении к самому себе, что же касается отношения к другим людям, здесь необходима снисходительность и защита свободы, вплоть до относительной свободы во зле, так как насильственное водворение добродетели ведет к ухудшению положения».
03:20 26.08.2008 | денис
Здравствуйте, Вика. Вряд ли я смогу подсказать вам, что делать в данной ситуации. Ведь я совсем не знаю тех людей, о которых вы пишете. Да если бы и знал, то, наверное, растерялся бы.
Каждый человек неповторим, и неповторим его крест, и также наповторим способ помочь ему в несении этого креста. Когда врач принимает больного, перед тем, как предпринимать что-то, он в первую очередь смотрит историю болезни в больничной карточке. Так же и здесь: для того чтобы понять, почему человек страдает от чего-то, нужно вникнуть в судьбу человека и постараться увидеть разумность Промысла Божьего в его жизни. Наверное, это самое главное, когда стараешься помочь человеку, и с этим нужно сообразоваться в своих действиях в первую очередь. Господь никого не покидает, Он, по слову Иоанна Дамаскина, попускает, то есть попросту отходит от человека, когда тот хочет жить по-своему.Но Он ограничивает эту "самостоятельность" так, чтобы человек окончательно себя не извел. Бог бессилен перед свободой человека. Но есть ещё любовь, та любовь, которая и здесь ждёт, невзирая на бесчувствие человека: “Именно в этом состоит Божественное наслаждение: жертвовать собой за того, кто не надеялся на жертву от тебя и умереть за того, кто тебя ненавидит” (святой Николай Сербский).

12:37 20.08.2008 | Виктория
Здравствуйте!
В наркотическую зависимость попала моя подруга и достаточно давно. Я объяснила ее маме, что это болезнь и ее нужно лечить,но не только с медицинской точки зрения,еще и духовно нужно все поменять.Я нашла для них клинику, потом предложила найти для нее монастырь,который бы смог помочь в этой проблеме. мама сначала согласилась,а после моего ухода все стало на свои места.Я понимаю, что всякая мать склонна верить своему чаду,но факты-вещь упрямая и говорят они об обратном. Что и делать- не знаю.Ужасно будет,если ее не станет в столь молодом возрасте и менять уже будет нечего. Подскажите: как быть?
Заранее благодарю.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: