Ключ от всех дверей

Фото: П. КруковСквозь замочную скважину просматривался край кухонного стола, на котором безнадежно обветривался праздничный салат. Глаза, спотыкаясь о преграду металлических изгибов замка, слезились, и нерезкая картинка двоилась и расплывалась. Таня снова закрутила туда-сюда ручку двери, в глубине души понимая всю безнадежность этих попыток. Перспективы сегодняшнего вечера, который и так не обещал быть особо веселым, вырисовывались перед ней во всей своей ехидной простоте. Танюша-растеряша, выскочив на минутку в магазин за майонезом, даже не одевшись как следует (да и зачем, если магазин в соседнем подъезде?), впопыхах натянула куртку, совсем позабыв, что ключ-то лежит в кармане теплого пальто, в котором она во все прочие дни ходила в институт. Воспоминание об институте и приближающейся сессии повернули мысли девушки в еще более отчаянном направлении.

Праздновать Новый год она собиралась одна: родители заслуженно уехали отдыхать в Египет, а с сестрой Анной у Тани в последнее время особенно углубились идеологические разногласия. Закончив тот же вуз, в котором нынче прозябала Таня, она быстро сориентировалась в обстановке, через знакомых отыскала вакансию в коммерческом банке, потом удачно вышла замуж и нынче даже не вспоминала ни о русской философии, ни о славянофилах, о которых Таня, между прочим, собиралась со временем писать диплом. Таня в глубине души упрекала сестру в снобизме и мещанстве, Анна же не упускала случая прилюдно посетовать, сколь бездарно тратит ее младшая сестренка свою юность, вместо того чтобы ковать хрупкое женское счастье собственными руками. Деликатность ситуации заключалась в том, что четыре раза в неделю Таня забирала из садика и возила по всевозможным развивающим кружкам племянника Артемку — единственного ребенка Ани и Бориса Красильниковых. За это мама Артема подкидывала сестре дорогую косметику, оплачивала мобильный телефон и оказывала прочую помощь. Однако ровно неделю назад Таня все-таки не сдержалась и высказала своей властной покровительнице все, что она думает о брошенном на попечение нянек и гувернеров ребенке. Оскорбленная Анна с тех пор с сестрой не разговаривала и на Новый год, разумеется, тоже не пригласила.

Но сегодня, ясное дело, именно Тане придется искать примирения — ведь у сестры точно должны быть запасные ключи от родительской квартиры. Вздохнув, Таня запустила руку в карман и вдруг обмерла: ведь ее родная «раскладушка» сейчас лежит бок о бок со связкой ключей в запертой квартире. Дальше оставалось лишь последовать примеру кэролловской Алисы: сесть на ступеньку и расплакаться.

— Ключи в квартире забыли? — раздался над ее плечом чей-то голос.

Таня утерла рукавом слезы и кивнула.

— Ну что же, заходите, гостьей будете, — сказал седовласый старик-сосед и гостеприимным жестом отворил дверь своей квартиры.

Тане стало стыдно: столько лет прожила она здесь, а сейчас не могла вспомнить имени-отчества этого человека, которого ее родители-то уж точно знали и, помнится, рассказывали о нем как о знаменитом то ли учителе, то ли музыканте. Увидев ее замешательство, старик сказал: «Меня зовут Николай Петрович, Танечка. Заходите, не бойтесь. Телефон к вашим услугам».

Квартира Николая Петровича была обставлена скромно и просто. Таня мельком разглядела какие-то репродукции на стенах, позавидовала тяжести книжных полок и, набирая номер сестры, удивилась старинному круглому циферблату телефона. На том конце провода долго-долго шли длинные гудки: никого не было дома. Видимо, Красильниковы коротали последние предновогодние часы на какой-нибудь модной распродаже. Разыскать их в огромном городе не было никакой возможности: записывая номера в телефонную книжку мобильного, запоминать их Таня не утруждала себя.

Николай Петрович тем временем поставил на маленький круглый столик у окна вторую чашку.

— Простите меня, Танечка, я давно отвык отмечать этот шумный праздник. Рад буду, если вы разделите со мной то, что Бог послал.

Они молча пили остывающий в тонком фарфоре чай, глядя на сияние огней за окном.

— Сколько света! И каждое окошко — чья-то жизнь, — промолвил тихо хозяин. — Задумывались ли вы когда-нибудь, почему на земле так много людей? Нужны ли мы все кому-нибудь? И если действительно нужны, то кому?

Завязавшийся было разговор прервал резкий звонок в дверь. Николай Петрович медленно пошел открывать. В коридоре послышались приглушенные голоса, и через минуту старик вернулся с новым гостем.

— Познакомьтесь, пожалуйста, Танечка: мой, ах, простите, и ваш, сосед Митя. Мой ученик. Его мама каждый год посылает в этот день торт, чтобы усладить мое одиночество, — рассмеялся старик.

Фото: П. КруковВысокий молодой человек неловко замер в дверях, держа в руках тарелку с половиной торта, а Таня вспыхнула до корней волос, мечтая, чтобы в полумраке комнаты никто не заметил ее конфуза. «Соседа Митю» она знала прекрасно — ведь всего несколько лет назад он довольно часто бывал у них. И все считали его женихом Ани. Он и сам так считал. И даже Таня, безнадежно в него влюбленная, была в этом уверена настолько, что даже в мыслях не позволяла себе помечтать об ином. Когда сестра объявила, что с Митей у них все кончилось и она собирается замуж за Бориса, Таня была в шоке: как могла она променять свою первую любовь на флегматичного и сонного финансиста? А Дмитрий с тех пор словно пропал из города, и нигде Таня его не встречала.

— Митя, вы же учились с Анной на одном курсе, — словно не замечая их растерянности, произнес старик. — Девушке надо разыскать сестру.

К Таниному удивлению, Дмитрий согласился и пригласил ее подняться к нему в квартиру, пообещав по аське связаться с однокурсником, который сохранил с Анной приятельские отношения.

По лестнице Татьяна поднималась в тягостном молчании. Ей очень хотелось завязать разговор, но ничего подходящего просто в голову не приходило.

— А что готовит твоя мама? — наконец выдавила она из себя.

— Мама? А она сегодня ничего не готовит. Они с отцом в Египет уехали, — как ни в чем не бывало ответил ее спутник.

Через пару шагов он оглянулся на остолбеневшую девушку.

— Чего застыла? Идем сестру искать.

Компьютер, естественно, даже включать не пришлось, он уже давно работал.

— Ты серьезно насчет Египта? — зачем-то переспросила Таня своего спасителя.

— Серьезно, — ответствовал тот, клацая по клавишам.

— Так не бывает.

— Бывает.

— А торт?

— Что, я сам торта, что ли, купить не могу?

Девушка недолго колебалась и наконец решилась:

— Дима, можно тебя спросить?

— Спрашивай.

— А где ты пропадал эти годы?

— В монастыре.

Таня уже перестала удивляться. Но на всякий случай спросила:

— Значит, ты теперь монах?

Дмитрий рассмеялся:

— Нет, для монаха я ростом маловат оказался. Один человек там так мне прямо и сказал: «Вымахать-то вымахал, да не дорос. Ты как плющ, один расти не будешь, подпорка тебе нужна. Так что отправляйся ты, Иван-царевич, назад в свое болото, лягушку искать». — Дмитрий замолчал, словно что-то вспоминая. Тем временем ромашка ICQ из желтой превратилась в зеленую.

— Ну вот, сейчас Егорыча спросим. Он у нас в страховой конторе теперь работает, всех однокурсников своими льготными предложениями несколько, как бы сказать, подутомил, зато обладает бесценной информацией.

Вскоре смущенная Татьяна уже выслушивала по телефону все, что о ней думает сестра: «Ну, Воронина, ты даешь. Держись, еду».

Анна примчалась вместе с Артемкой, который только рад был вырваться из облака материнских духов-мехов и погрузиться в разбор соблазнительных диковинок, предложенных ему обрадованным Николаем Петровичем.

— Подставила ты меня, сестра, — вздыхала Анна. — Половина двенадцатого. Куда теперь ехать? Борис мне этого не простит.

Но тут в дверь снова позвонили, и в одиннадцать сорок пять посланная в разведку Таня донесла, что на пороге, нагруженный свертками и корзинами с провизией, стоит Борис, логически вычисливший все и аналитически принявший наиболее рациональное в данном случае решение.

Под речь президента успели только разлить шампанское и высыпать в широкое блюдо мандарины. За десять минут до полуночи Анна умудрилась вытащить на балкон упирающегося Дмитрия и вытребовать у него прощение за все обиды, а за пять — объявить мужу и сестре о том, что ждет ребенка, но работать все равно будет до последнего.

Под бой часов Татьяна вдохнула пену веселых пузырьков и в душе загадала, чтобы все, что сейчас происходит с ней, не рассеялось завтра, вернее, через неделю. Ведь пока электронный бредень бороздил информационное море в поисках телефона Анны, Дмитрий, оказавшийся в жизни, кроме всего прочего, регентом церковного хора, словно между делом спросил, бывала ли она когда-нибудь на ночной службе в храме на Рождество.

— Сверху, с клироса, весь храм сияет, словно на ладони. Знаешь, я бы очень хотел, чтобы ты тоже это увидела.

Ранее опубликовано: № 1 (31) Дата публикации на сайте: 20 Март 2008

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 9 из 9
16:13 12.01.2012 | Женя
Спаси Господи за такие замечательные статьи)))
13:01 28.09.2011 | Антонина
Романтично. Спасибо Богу за талант автора.
11:57 05.12.2008 | Р.Б.
Прекрасная, замечательная статья! Спасибо, огромное спасибо. Как и Ирине, интересно знать: история реальная или придуманная. Оборвалась, прпавда, на самом интересном. Хотелось бы, чтобы Таня и Дима поженились.
21:16 29.08.2008 | Аня
Как хорошо,что есть такой журнал.Он так нужен подросткам.Спасибо!!!!
16:18 13.04.2008 | Роман
поражаюсь статьями "отрока"
насколько всё "просто" и "здраво"! Он полностью? до последней буковки? пропитано благодатью.
09:47 27.03.2008 | Светлана
Ах... как замечательно... Моя мечта встретить такого парня...
22:52 22.03.2008 | Аня
ЗАМЕЧАТИЛЬНО НАПИСАНО!!!!!!!!!
10:50 21.03.2008 | Ира
Интересно было бы узнать это реальная история или придуманая. В любом случае, СПАСИБО автору. Очень интересно почитать.
23:59 20.03.2008 | Даша
Отлично написано!!! Очень занимательно и увлекательно... Похвала автору!!! Таких вот историй и нехватает... Они просты и понятны, но в то же время так глубоки и актуальны!

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: