Крестный путь добра

У Бога все живы. Но каждый раз, когда из забвения сами выходят к нам навстречу выдающиеся люди минувших эпох, возникает это чувство — соприкосновения с тайной, чудом и вечностью. В далёком Полоцке, в ХІХ веке записывала игумения Нина (Боянус) свои беседы с юными девушками — воспитанницами возглавляемого ею женского епархиального училища. Но когда открываешь её книгу сегодня, строки, действительно пережитые автором, вышедшие из «глубины жизни сердца», дарят ответы и на твои недоумённые вопросы.

Продолжая тему номера, «Отрок» публикует отрывок из переизданной книги игумении Нины «Наши беседы о жизни». Эти заметки — о том, как может плач принести радость, что даже за маленькое доброе дело всегда придётся пострадать, и почему не надо этого бояться.

 

Чтобы ещё полнее создать в своём представлении идеал истинного христианства и в нём, как в звучном аккорде, иметь полную гармонию христианской настроенности, мы остановимся, хотя бы вкратце, на восьми знакомых, наизусть выученных стихах Евангелия, называемых Заповедями блаженства, и посмотрим, в какие обыденные мысли и чувства раздробляется светлая жизнь во Христе.

Самый первый признак и условие духовной жизни есть сознание своего бессилия и совершенная отдача своей воли в волю Божию. Если моё «я» исполняет одни свои требования, ищет своего удовлетворения, возвышения и прославления и полагается на самое себя, то оно обращается в самоцель, называемую эгоизмом. Отсюда «нянченье» с собой, составляющее скрытую причину постоянного страдания и неудовлетворения. Напротив, отречение от себя и перенесение центра из своего ограниченного круга в безграничное Существо Божие, называемое нищетой духовной, есть источник глубочайшего удовлетворения и постоянной радости. Это не только моё блаженство, но и закваска блаженного Царства Бога для окружающих.

Не вяжутся, на первый взгляд, друг с другом понятия плача и радости: и как это могут быть блаженны плачущие? Но воистину есть сокрушение, которое, кроме мира и утешения, ничего с собой не приносит. Мир во зле лежит. Невозможно, живя в мире, не соприкасаться со злом, к которому и человеческая душа склонна и восприимчива. Стряхнуть его с себя можно только путём сознания и сожаления — это по отношению к самому себе. А кругом мы видим беспорядок, столкновение, неурядицу, в которые наши отношения невольно вовлекаются. Это облегчается и излечивается не осуждением других, а самоосуждением. Сколько тяжести на совести прибавляется от обвинения другого в общих грехах и недостатках, и как эта же тяжесть снимается только тем, что обвинительный акт предъявляется самому себе! Легко становится на душе, радостно, и оправдывается слово Спасителя, что плач принесёт утешение. Не просто прощение и помилование, но утешение Утешителя Духа, Который только смиренным и сокрушенным сердцам сообщает тайны Своего водительства.

Понятие кротости не представляет затруднения для нас. Мы все знаем молчаливое и терпеливое перенесение противоречий, тихость и невозмутимость нрава. Но вторая часть стиха — блаженни кротции, яко тии наследят землю (Мф. 5, 5) — приводит в недоумение. Почему-то кротким и тихим обещано наследие земли, им предназначено как бы царствовать и вручён скипетр управления; таким образом, пассивной добродетели дано активное значение.

Не выхватывая из Божественного Писания некоторые слова, а оставляя себе полное понятие о кротости по всему, что о ней сказано, приходишь к заключению, что кротость нужно понимать гораздо глубже одного терпеливого перенесения обид. Это состояние духа предполагает, во-первых, глубокое перерождение, или долгую переработку собственного сердца, взявшего на себя иго Христово (Мф. 11, 30), в котором оскорбления и поношения теряют остроту личного страдания. Во-вторых, кротость призывается врачевать обидящих и бороться со злом, побуждающим людей к дурным поступкам.

Нам велено не только снести удар, но подставить ему и вторую щёку. Почему? Потому что человек, нас ударивший, — это брат наш, а зло, его покорившее, есть противящаяся Царству Божию сила. Ни к одному, ни к другому мы не имеем права относиться безразлично. Одного мы должны привлечь, успокоить, укротить, другого — наоборот. А метод борьбы, указанный нам, есть любовь. Не злом, а добром побеждается зло. Отсюда ясно, почему именно кроткие наследуют землю и управляют ею.

В хаосе людских отношений, среди наболевших душ, для насаждения Царствия Божия нужен не бичующий жезл разъярённого начальника или учителя. Твёрдое обезоруживание зла сердцем, не затемнённым злобой, — вот секрет старшинства, воспитания и учительства в семье, школе и общественной жизни.

Алчба и жажда правды указывают на внутренний стимул, который толкает человека вперёд по пути к совершенству. Как присущие и сопровождающие человека до самой смерти физические потребности голода и жажды удовлетворяются только временно, а отсутствие аппетита есть признак нездоровья, так и на пути нравственного развития без голода по совершенству человек останавливается в своём росте, возвращается и замыкается в тесный круг собственного «я». Но предметом этого голода должна быть непременно Божия правда, то есть оправдание, или практическое осуществление всей Божественной Истины во всей её необъятной целости.

В родственной связи с правдой стоит и милость, ибо самое тщательное исполнение заповедей сводится к отражению безграничной Любви Божией, без которой ни одно дело не имеет нравственной цены.

Блаженство о чистых сердцем есть учение о внутреннем богопознании, о котором мы говорили выше. Не одно чувство обозначается словом «сердце», а совокупность наклонностей, симпатий, влечений, дающих направление человеческой деятельности. Ещё и в Ветхом Завете было сказано: Больше всего хранимаго храни сердце твое, потому что из него источники жизни (Притч. 4, 23). А Спаситель указывал на доброе и злое сокровище сердца, из которого исходят не только злые помышления, но настроение злобы, коварства, богохульства, гордости, безумства (Мк. 7, 21–22).

И конечно, не помутнённым и искажённым подобными страстями сердцем может быть достигнуто познание Бога. Мы сами знаем по собственному опыту, что в минуту вспышки мы склонны извратить самый простой факт, а минет взволновавшая душевное равновесие буря, и тот же самый случай уже представляется совершенно в ином свете. Так всё дурное и нечистое помутняет светлый источник, в котором отражается небесная ясность, и лишает человека возможности входить в тесное, личное общение с Богом, делает Бога непонятным и чуждым.

Минуя катехизическое и вам вполне известное объяснение о значении миротворца, я советую хорошенько вдуматься и остановиться на Евангельском понятии мира. Мир оставлен нам Самим Спасителем, это Его достояние: Мир [Мой] оставляю вам... (Ин. 14, 27); апостол Павел Самого Спасителя называет миром (Ефес. 2, 14). Посылая учеников на проповедь, Господь вложил им в уста приветствие мира, которым и Сам приветствовал их по воскресении из мёртвых.

Что же это за сила — мир? Думаем, не иная, как усвоенное верой и подвигом свойство Самого Господа, которым дополняется действие кротости. Для полезной творческой работы мы непременно должны иметь атмосферу нравственного умиротворения, ибо мы и в природе видим, что пышный расцвет является следствием тихой и ясной погоды, а не ветра и бури.

Так человек, положивший всего себя в руки всеочищающего огня Божественной любви и от него зажегший светильник своей души, призывается к последнему испытанию веры и к блаженству гонения. Здесь пробный камень нашего идеализма и — увы! — камень нашего преткновения и падения... Ибо с болью сердца начертывается для вас тот же крестный путь добра, которого никто и никогда не может миновать.

Явное и тайное непонимание, осуждение, открытые преследования — неизменные и постоянные спутники каждого маленького доброго дела. Твёрдо запомните, что «только истине победа суждена» (С. Надсон). Никакое зло не имеет ни малейшей силы. Дерзайте, — говорит Господь, — Я победил мир (Ин. 16, 33). Сия есть победа, победившая мир, вера наша (1 Ин. 5, 4). Твёрдо, спокойно и кротко принимайте удары бессильной мирской злобы, не озлобляясь ею, но и не поступаясь ради неё ни единой йотой правды.

Приготовьтесь к тому, что дух уныния наведёт и внутрь вас приступы искушающей тоски, в которой будете сами для себя казаться точками в безбрежном пространстве и изнемогающими борцами в пучине морской. Но всё это лишь временно. Светлая заря никогда не угасает, а за минутами страдания следуют часы неизреченной сладости. И не в одну только Пасхальную ночь переживается это состояние радости о всякой твари, искуплённой жизнью и смертью Спасителя, нет. Каждая победа внутри и совне повторяет и отражает Его величайшую победу над злом и торжествует, и перезванивает в сердце красным звоном: «Христос Воскрес!».

К этой царственной победе, к этому счастью душевного удовлетворения призываетесь вы, юные друзья! Да исполнятся же над вами слова Спасителя: Возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас (Ин. 16, 22).

 

«Человек многих духовных дарований»

(об авторе «Бесед...»)

Книга игумении Нины (Боянус) «Наши беседы о жизни» подготовлена к изданию сёстрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. По словам составительниц, игумения Нина сама открыла им своё имя, поскольку до того, как в 2000 году в архив обители было передано несколько её фотографий, о ней самой практически ничего не было известно. «Между тем её фотографический образ приковывал к себе внимание и запечатлевался в душе...» Сёстры бережно стали следовать за этой ниточкой, протянутой из прошлого, и благодаря целому клубку совпадений, случайностей и удач личность этой удивительной женщины обрела чёткие очертания.

Игумения Нина (1876–1953) была младшей дочерью известного в Российской империи врача Карла Карловича Боянуса, стоявшего у истоков гомеопатии. Вера (имя, данное девочке при Крещении) родилась в Москве в большой семье и была поздним ребёнком: в год её рождения матери исполнилось 39, а отцу 58 лет. Сначала получила домашнее образование в семейном поместье Ключи возле Кинель-Черкассов (ныне Самарская область), затем педагогическое в Казанском университете и филологическое в Лондонском университете.

Будучи ещё очень молодой, под влиянием матери Ольги Семёновны, духовного отца архимандрита Серафима (Мещерякова) и будущего священномученика архиепископа Владимира (Богоявленского) Вера открыла в себе призвание к религиозной жизни. Иноческий постриг приняла в монастыре Варшавской епархии, монашеский — в Свято-Троицком монастыре Риги. В 1904 году стала насельницей одного из древнейших славянских монастырей — Спасо-Евфросиниевского в Полоцке, основанного в XII веке. Исполняла обязанности игумении, не будучи назначенной на этот пост ввиду своего молодого возраста (ей было 29 лет). Под её влиянием монастырская школа была преобразована в женское педагогическое училище, для которого возвели новое современное каменное здание, сохранившееся до настоящего времени.

Уделяя особое внимание духовному воспитанию учениц, игумения Нина вела с ними беседы о вере и жизни по Евангелию. В 1913 году был издан сборник этих бесед. В августе 1914 года за труды по управлению училищем епископ Полоцкий и Витебский возвел её в сан игумении (на тот момент ей исполнилось 38 лет).

Во время Первой мировой войны училище было преобразовано в военный госпиталь, рассчитанный на 250 коек. Игумения Нина лично ухаживала за ранеными. Когда после революции начались гонения на Церковь, а монастырь был закрыт, проживала под Самарой — сначала у сестры Любови, затем у друзей. Училась в мединституте, получив диплом врача, работала терапевтом в городской больнице. Чтобы избежать ареста, переехала за 40 километров от Самары в деревню Алексеевку, где жила в небольшом домике и тайно молилась в сохранившейся маленькой церкви (впоследствии разрушенной).

В годы Великой Отечественной войны работала в педиатрическом отделении городской поликлиники в Самаре. В 1948 году подруга детства приняла её в Кинель-Черкассах — деревне, где прошли детские годы. Там и прожила до конца своей жизни. Отошла ко Господу в октябре 1953 года, погребена на кладбище в Кинель-Черкассах.

Спустя пятьдесят лет сёстры из Полоцка проделали путь в две тысячи километров, чтобы восстановить могилу игумении Нины. Также они переиздали её сборник «Наши беседы о жизни» — с надеждой, что «читатель оценит и полюбит её автора, посвятившего свою жизнь служению Богу и людям, и получит необходимые для своей души ответы».

Ранее опубликовано: № 3 (84) Дата публикации на сайте: 15 Ноябрь 2017

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: