«Лучшая защита веры – это жизнь по вере»

Помимо богослужения и молитв, пребывание в Церкви обязывает к перемене образа жизни и мыслей. Понимание того, что можно в Церкви, а чего — нельзя, приходит не сразу. Милость Божия, если удастся найти общий язык с батюшкой, с воцерковленными сверстниками — тогда появятся ответы на многие вопросы. Ведь, к сожалению, не обо всем пишут в духовных книгах. По традиции, для решения непростых вопросов молодежи мы встретились с отцом Андреем Ткачевым.

— Зачастую перед неофитом остро стоит вопрос о допустимости различных форм досуга. Тем, для кого было радостью «повисеть» в клубе, «оторваться» на дискотеке, обязательно ли отказываться от любимого времяпровождения?

— Человек на протяжении жизни неизбежно меняется. Как ракета, летящая ввысь, он отбрасывает ненужные ступени. То, что было интересно еще год назад, сегодня может быть совершенно безразличным. У Чехова в одном из рассказов есть образ лакея, который входит в разгар застолья в зал и произносит каламбур. Все смеются. Затем проходят годы, и автор оказывается в той же компании. В какой-то момент входит тот же лакей, уже постаревший и сильно изменившийся, и произносит все тот же каламбур. Все опять смеются, но ощущение возникает жуткое. Годы идут, а люди не меняются. Я хочу сказать, что если человеку и год назад, и вчера, и сегодня интересно одно и то же, например, дискотека, то есть взгляды и интересы не меняются, то человек находится в жутком состоянии.

Просто запрещать ничего нельзя. Глупое и мелкое нужно перерастать. Поэтому пусть молодой человек, начавший ходить в церковь, не вымучивает из себя нечто подвижническое. Пусть он продолжает ходить в церковь и пусть органически и постепенно перерастает ту пошлость, которой он раньше жил.

—А другие мирские радости? Например, рок-концерты...

— К данному вопросу я пристрастен. Поэтому не могу быть советчиком. Некоторые рок-группы мне нравятся, к примеру, ДДТ. Однако же я думаю, что слушать музыку дома и на рок-концерте — это разные вещи. В собрании большого количества людей начинают действовать особые механизмы, как бы законы больших чисел. Здесь первомайская демонстрация мало отличается от футбольного стадиона или того же рок-концерта. То же растворение личности в мире индивидуумов, невозможность сопротивляться общему потоку. Лично меня ощущение толпы тревожит и даже пугает. Я бы не советовал вливаться малой каплей в это бушующее море. Это вредно не только для веры, но даже для здоровья и жизни.

—Допустимы ли для православного переживания спортивного болельщика?

— Наверное, да, хотя я не уверен. Если к спорту относиться как к жизни, то есть знать, что есть проигравшие и победители и не ломать по этому поводу стульев, то можно «болеть». Если же ты сам больной, то есть не понимаешь, что нельзя все время выигрывать — пьешь валерьянку, опаздываешь на работу из-за трансляции матча — то ты не просто не православный, тебе лечиться надо...

—Батюшка, как нам посоветуете встречать Новый год? Праздник-то приходится на самый суровый этап Рождественского поста.

— До октябрьской революции и Церковь, и государство жили по юлианскому календарю. И Новый Год праздновали после Рождества. После ленинского декрета о переходе на григорианский календарь получилась ситуация, при которой церковный год разнится со светским на 13 дней. Здесь — корень проблемы. Были б мы католики, или жили бы мы до революции, наш Новый Год попадал бы на праздник, а не на пост. А сегодня нужно приспосабливаться к тому, что есть.

Новый Год можно праздновать, но не по-язычески. Вообще Новый Год — это ответственный момент, когда человек смотрит и назад, и вперед одновременно. Почти как двуликий Янус. Прошлое он осмысливает, а к будущему готовится. Сам момент перехода прошлого в будущее, «когда часы двенадцать бьют» — это момент трепетный и требующий молитвы. Менее всего этому моменту соответствует хлопанье шампанских пробок и веселые крики. Думаю, меня простит митрополит Никодим (Харьковский и Богодуховский), если я раскрою одну из страниц его жизни. В бытность его митрополитом Львовским и Тернопольским Новый Год он праздновал в храме. Когда в домах начинали бесноваться и пьянствовать, то есть в 24-00, митрополит начинал литургию в домовой церкви. Вот это празднование — правильное. Начать Новый Год с молитвы, с просьбы к Богу простить прошлые грехи и благословить начинающийся год жизни — что может быть лучше?

На практике же наибольшее число грехов совершается в новогоднюю ночь. Рекой льется спиртное, ну а потом — помните: не упивайтесь вином, потому что в нем блуд (Ефес. 5, 18). Утром тяжелая голова и очевидная грусть о том, что чуда не совершилось. Поэтому я бы советовал не идеализировать этот светский праздник и ничего особенного не ждать от него. Если друзья вас ждут за накрытым столом, пойдите к ним. Любовь выше поста. Хотя не обязательно есть скоромное — можно ограничиться рыбной или овощной пищей. Самой невинное занятие в эту ночь — это просмотр «Голубого огонька» и задушевная беседа.

—Нельзя отрицать, что именно речь позволяет чувствовать себя свободно в том или ином обществе. В молодежных компаниях мы привыкли пользоваться определенным лексиконом, попросту говоря, сленгом. Насколько принципиально церковному человеку воздерживаться от таких оборотов речи, которые представители старшего поколения называют словесным мусором?

— Считаю, что в первую очередь церковный человек не должен приобретать навыка говорить на «церковном сленге». То есть на таком елейном языке, которому легко обучиться и который ни к чему не ведет. Например «все мы грешные», «простите, благословите», «искушение» и т.д. Как правило, человек, начавший ходить в церковь, очень быстро приобретает внешние навыки: где стать, как перекреститься, как поздороваться. Если процесс не пошел вглубь, а остановился на внешнем, то это опасно. Я против такого сленга.

Что касается молодежного сленга, то разумное использование его в общении с тинейджерами может быть полезно. Как всегда, вопрос в пропорциях, ведь яд и лекарство — это именно вопрос пропорции. Скажи современному человеку «аще убо» или что-то наподобие этого — он пожмет плечами и ничего не поймет. Наоборот, вовремя процитировав какой-нибудь молодежный хит, можно расположить к себе слушателей. Ведь общий язык — это непременное условие хорошей коммуникации. Поэтому можно начать говорить со своими друзьями на их языке, имея ввиду цель своим примером научить их говорить со временем на языке Церкви и хорошей литературы. Только при наличии такой цели игра со сленгом оправдана.

—В мирских компаниях принято шутить много и часто, и не всегда шутки и темы для обсуждения приличествуют христианам. Как неофиту избежать сплетен, обсуждений и дурацких шуток, которые постоянно звучат в компании его нецерковных друзей?

— Избежать этого не удастся. Нужно учиться вовремя «оглохнуть», то есть не вникать в то, что тебе не по сердцу. При этом всем своим видом не показывать этого, то есть не осуждать балагуров. Опыт свидетельствует о том, что присутствие в компании одного серьезного человека заставляет всю компанию повысить планку серьезности. То есть от каждого из нас зависит и тема разговора, и характер общения, и градус приличия.

—Естественно, наше обращение к православию вызовет у друзей много вопросов. К сожалению, как показывает практика, редко эти вопросы бывают доброжелательными. Как правило, хочется не узнать, не понять, а поспорить, притом в ход идут самые некорректные аргументы вроде: «я знаю, все попы в пост едят колбасу». Как правильно вести себя в такой ситуации?

— В разговоре со злопыхателями нужно строить свою линию на позитиве. Примерно так: я не в попов, а в Христа поверил. Или: врачи тоже плохи бывают, что ж теперь, медицину отменить? Нужно понимать, что человек, нападающий на Церковь, не руководствуется логикой, а руководствуется сердечным неприятием вашей веры. Это неприятие он озвучивает в наугад подобранных словах, которых сам, быть может, стыдится. Верующий человек должен быть слоном в отношении этих мосек. Нужно дать людям почувствовать, что то, что я имею в Церкви, настолько грандиознее и величественнее всяких нападок, что даже говорить об этом смешно. Наилучшая защита веры — это жизнь по вере и нежелание размениваться на бесполезную болтовню.

— Вопрос про «нелюбовь». Если парню нравится девушка, а он ей — не очень, может ли он добиваться ее любви?

— Пусть добивается. Если любит по-настоящему, пусть доказывает свое чувство различным образом (поле возможностей огромно). В процессе борьбы ему самому станет ясно, хочет ли он достичь цели или нет. То есть достоин ли объект любви в его глазах затраченных усилий. Или он устанет бороться, или борьба ни к чему не приведет — все это будет знаком того, что нужно успокоиться. Серьезность чувств проверяет жизнь.

— Обратная ситуация: девушка явно симпатизирует парню, а тот вовсе не горит желанием уделять ей повышенное внимание. Как быть — поскорее объясниться или ждать, что с течением времени все само сгладится?

— Самое мерзкое в этой ситуации — возможность юноши воспользоваться чувством девушки. Если молодой человек не чувствует расположения к девушке, то самое важное, что он должен сделать — это не воспользоваться ее слабостью. Откровенные разговоры на личные темы, как правило, больно бьют и не приносят пользы. Поэтому не советую расставлять все точки над «i» с теми людьми, которые к вам «неровно дышат». Лучше всего избежать возможных встреч. Не зря сказано: глаз не видит — сердце не болит. Нужно уважать чужое чувство и не появляться на глазах этой девушки с другой, не говорить ничего обидного в ее адрес и никак не ранить ее растревоженную душу. Остальное — в руках Божьих.

— Если студент из-за занятий вынужден пропускать некоторые богослужения — нужна ли такая учеба? А если пропускать занятия, то какой же специалист выйдет из такого студента?

— Учеба — это работа. Бог лентяев не любит. Трудиться нужно честно и усердно. Поэтому пары пропускать из-за богослужения не рекомендую. За мнимым боголюбием может скрываться элементарная лень. Думаю, что студент должен учиться (почти по дедушке Ленину), учиться и еще раз учиться. Нам в будущем будут нужны не набожные болваны, а хорошие врачи, квалифицированные инженеры, профессиональные военные... Вопрос, в общем-то, празден. Труд — это овеществленная молитва. Труд студента — его учеба.

Беседовала Екатерина Ткачева

Ранее опубликовано: № 1 (12) Дата публикации на сайте: 17 Январь 2010

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: