Отрок.ua

This page can found at: http://otrok-ua.ru/sections/art/show/matrica_2_sistemnaja_oshibka.html

Матрица-2: системная ошибка

Александр Печорин

По моим наблюдениям, в девяти из десяти случаев впечатление от первой «Матрицы» гораздо сильней, чем от второй. Если первая часть фильма, по сути, воплотила в себе философский тезис о первичности сознания и вторичности материи, о существовании, кроме привычной действительности, реальности более высокого порядка, то вторая эту мысль не углубляет, а просто «клонирует»: таких сверхреальностей — Матриц — уже было несколько и, скорее всего, еще будет много. Мы не удивимся, если при просмотре третьей части узнаем, что многочисленные Матрицы вложены друг в друга как матрешки (подобная идея подавалась, например, в другом фантастическом фильме — «13-й этаж»).

Цель Нео — уже не победить проклятущую «Матрицу», а удовлетворить свое любопытство: кто это все придумал? Действительно, зачем побеждать, если «Матрица» стала для него своеобразным парком развлечений — и полетать в облаках можно, и с летающими китайцами «помахаться» всласть, вампиров серебряными пульками пострелять… Ну, между делом, конечно, надо отмахнуться и от назойливого агента Смита — злой программы, отбившейся от операционной системы и научившейся ловко применять к себе самой комбинацию «Сtrl+С — Ctrl+V». Внешний вид Нео в Сионе — с синяками под глазами от плохих снов, в засаленной фуфайке — контрастирует с эффектным антуражем во время прогулок по «Матрице» — развевающийся шикарный плащ, стильные черные очки. Похоже, мрачная реальность подземного города, несмотря на присутствие любимого человека (Тринити), гнетет Нео; настоящим Нео он чувствует себя лишь в мире Матрицы, играя в «супермена».

Интересна символика фильмов. Первая «Матрица» не просто изобиловала библейской терминологией — в фильме даже можно было усмотреть евангельский призыв (что показано, например, в статье священника Вадима Семчука «Фильм „Матрица“: Православный взгляд», опубликованной в интернете). Во второй части осталась лишь внешняя насыщенность религиозной символикой — не более как дань своеобразной моде (о ее появлении в современной масс-культуре свидетельствует и популярная сейчас книжка «Алхимик» бразильского писателя П. Коэльо, в которой сквозь обилие библейской символики так и светится дремучее язычество).

Интересно, что к такой внешней особенности фильма не остались равнодушными представители нехристианских конфессий: вторая «Матрица» пала жертвой египетских цензоров — госкомиссия по цензуре при правительстве Египта запретила показ фильма в кинотеатрах. Запрет на «Перезагрузку» мотивировали «антиисламской» и «просионистской» направленностью ленты.

Почему исламские цензоры сочли Нео и Морфеуса «сионистами», в принципе, можно догадаться, ведь герои фильма защищают от машин именно подземный Сион, а не подземную Жмеринку или Бердичев. Но наиболее «продвинутые» исламские богословы как-то умудрились провести родословную персонажа Меровингера от Марии Магдалины. Естественно, усмотрели в этом христианскую пропаганду. Очевидно, что подобный намек, если бы он действительно имел место в фильме, носил бы как раз антихристианский характер.

Если рассматривать фильм с коммерческой точки зрения, то о рождении вселенной по имени Матрица уже можно с уверенностью говорить как о состоявшемся факте — вселенной в том рыночном смысле, в каком существуют вселенные «Звездных войн», «Дюны», «Звездного пути» и тому подобные — то есть о появлении торгового брэнда «Матрица». Неотъемлемыми составляющими этой вселенной являются, в частности, мультипликационный сериал «Аниматрица» и компьютерная игра «Матрица» — кстати, довольно посредственная с точки зрения «играбельности», но хорошо вписывающаяся в общий сюжет фильма.

Не исключено, что развитие индустрии Матрицы продолжится в виде создания музеев «Матрицы» (по типу тех же «Звездных войн»), парков аттракционов, появления дешевых телевизионных «версий» фильма. Занятный факт — на отечественном рынке ликеро-водочной промышленности уже давно появилась водка «МАТРИЦА», причем позиционируется этот продукт как «водка для настоящих философов и оптимистов» — так указано на этикетке. Интересно, много ли найдется у нас любителей водки, не считающих себя настоящими философами и оптимистами?

При всем том потоке негатива, который не терпится высказать по поводу второй «Матрицы», все же хочу заметить — а можно ли было ожидать чего-то лучшего? Красиво поданная и очень сильная идея первой части фильма не получила развития, потому что тяжело придумать идею более «красивую» для фантастического боевика — а ведь, как ни крути, именно к этому жанру относится «Матрица». Создатели, сколько могли, расширили эту идею количественно — качественное развитие не совсем удалось. Из-за этого мы разочарованно слушаем абсолютно бессодержательную речь Морфеуса в подземном храме Сиона перед так называемой «молитвой» — а ведь каким опытным, всезнающим и мудрым наставником Нео он выглядел в первой части.

По поводу «молитвы» — кому же молятся измученного вида мулаты и мулатки таким своеобразным способом? Об этом и сами авторы фильма, похоже, не очень задумывались. Ночной диалог Нео с администратором подземного города в машинном отделении кажется очень нудным и вставленным в фильм ради заполнения паузы, чтобы зритель отдохнул. Претензия на глубокий смысл, конечно, присутствует — мужики, терзаемые бессонницей, тупо уставившись на какие-то насосы, решают: кто же от кого зависит — люди от машин или наоборот.

Однако, философский подтекст в фильме «Матрица-2», безусловно, есть: это рассуждения о предопределении и противопоставляемой ему свободе человеческой воли. От Архитектора-создателя Матрицы Нео узнает, что в самой первой Матрице сценарии иллюзий, посылаемых спящим людям, были абсолютно линейны — эта Матрица не была интерактивна, в своих снах люди были лишены свободы выбора, даже иллюзорной. Это и стало причиной гибели мира первой Матрицы.

Обретя такую свободу в последующих «версиях», люди, тем не менее, стали направлять свой выбор по просчитанному машинами сценарию. Человек желал поступать в точности так, как предугадала программа, но делать это не по принуждению, а по своему выбору. Исключения — мутанты с непредсказуемым поведением — и составили население Сиона. Нео начинает понимать, что Сион — это не остров свободы в океане рабства, а, скорее, отстойник-резервация для общественно опасных бунтовщиков, существование которой не мешает, а помогает стабилизировать Матрицу. Уничтожить Сион путем полной зачистки машины решают лишь после того, как он проявляет чрезмерную активность в масштабах возвращения-пробуждения людей из матричного сна.

Смысл фильма, его идеологическое послание раскрывается в ходе диалога Нео с Архитектором Матрицы устами самого Архитектора: нет выбора между миром реальным и иллюзорным — сам выбор есть иллюзия. Вероятно, в третьей части Нео сможет опровергнуть это утверждение и доказать, что человеческая воля выше предопределения.

Отдадим должное создателям фильма: создав добротный фантастический боевик «Матрица-2: перезагрузка», они сохранили, пусть не в том объеме, идейное наполнение, присущее первой части. Смотреть фильм все-таки интересно не только из-за погонь и перестрелок.

Ранее опубликовано: № 5 Дата публикации на сайте: 11 Сентябрь 2007