Музыка в моей жизни

Екатерина, музыкант, 24 года:

Слово «музыка» для меня синонимично слову «жизнь». Я люблю жизнь, стараюсь полнозвучно проживать каждый день, дарованный Богом. Скорби и печали лишь оттеняют торжествующую радость бытия. Точно так же музыка может меня огорчить, вдохновить, удивить, но она всегда изначально мною любима. Нет плохой музыки, как нет и плохого человека, ведь Церковь учит в каждом человеке видеть образ Божий. Невольно становясь заложником бездарной попсы, например, на остановках в ожидании транспорта, могу лишь сокрушаться о попрании божественной сущности музыки.

Музыка выражает духовное состояние своего создателя, показывает степень его приближенности или отдаленности от Бога. Мы предпочитаем слушать музыку, которая соответствует нашему духовному состоянию, красоту которой мы способны постичь.

Стержнем музыки можно назвать гармонию — непрерывно изменяющееся, но постоянное в своей недостижимой красоте соотношение звуков. Музыка стремится открыть человеку величие и красоту Божиего мира, тем самым способствуя его духовному совершенствованию.

Александр, 25 лет, выпускник Киевской духовной академии:

Однажды в семинарской аудитории завязался спор. Двое друзей из бывших «рокеров» говорили о рок-музыке. Я же занял строго ортодоксальную позицию: все это плохо, слушать не стоит. Долго мы спорили, но ни к чему не пришли. В конце концов один из них сказал: «Слушая эту музыку, мы пришли в Церковь. Если тебе нетрудно, послушай хотя бы что-нибудь, а потом скажешь свое мнение». Стараясь быть честным, я купил первую попавшуюся мне кассету Шевчука. Честно хотел послушать и выбросить. Послушал — и выбросить не смог, а купил еще.

Самое главное, о чем напоминает мне эта музыка — о правде. Часто мы привыкаем к евангельским строчкам, уже не чувствуем их актуальности в нашей жизни. Подчас творчество некоторых рок-музыкантов говорит о том же, но другими средствами. А то, что форма часто не такая, как мы привыкли, — что ж, не будем судить строго, ведь они еще только идут к Свету…

Богдана, 25 лет, искусствовед:

Для меня музыка — саундтрек моей жизни, дневник, альбом с фотографиями. Как и запахи, она может вызывать определенное настроение. В период «гормонального бума» меня привлекали драматичность текста и роковые пассажи, со временем предпочтения изменились. Джаз и современные околоджазовые вариации, лаунж-музыка, этнические миксы — в этих направлениях центром композиции является мелодия и ритм. А драмы и рокового скрежета в реальной жизни и так слишком много.

Как-то с друзьями катались на сноубордах в горах. Мне очень не хватало правильного ритма, который может дать музыка. На что мне друг, который понимает соль катания, возразил: «Шелест снега, встречный ветер и естественный ритм гор — это тот саундтрек, которого было бы глупо себя лишать». Он совершенно прав. Но восприятие жизни в большом городе без музыки было бы черно-белым. Город наполнен какофонией звуков, человек с чутким восприятием действительности может сойти с ума. Помните фильм «Танцующая в темноте»? Слепнущая героиня Бьерк из мерной работы станков, постукивания поезда по шпалам, звука падающей капли извлекала и составляла свою спасительную песнь… Идеальной мелодии выживания в большом городе нет. Но можно нанизать на болванку наиболее близкие тебе вибрации — и увереннее шагать в толпе…

Георгий, программист, 26 лет:

В своем стремлении преобразить человека православное богослужение использует определенные слова, музыку, священные изображения, предписывает определенное положение тела и т.д. Таким образом, оно охватывает человеческую природу во всей ее полноте и ведет к преображению человека в целостности его природы. А значит, «музыкальная» составляющая нашей природы неотъемлема, очень важна. Музыка может иметь огромное влияние на человека, может передавать ему определенные эмоции и расположения: детей убаюкивают с помощью колыбельных, солдат к бою раньше готовили с помощью специальных мелодий — эмбатериев, в супермаркетах в час пик проигрывают песенки поживее и т.д. Поэтому мне кажется, что у каждого православного должен быть внутренний «фильтр», отвергающий большую часть современной коммерческой музыки, которая паразитирует на низменных человеческих чувствах, страстях.

Ника, 22 года, молодая мама:

Вопросом «а можно ли?» применительно к современной музыке начала мучиться сразу по воцерковлению, но безуспешно. Неактуальным этот вопрос сделала беременность, поскольку музыка буйной юности стала неуместной, а желания выискивать, чем бы заполнить образовавшуюся нишу, особо не было (я никогда не любила музыку так сильно). Безусловно, некоторые предпочтения имеются, но они сформировались под влиянием ближайшего окружения и любви к поэзии. Нередко слушаю, что придется, если только совсем уж по ушам не бьет. Считаю такую свою позицию не совсем честной по отношению к дочери: мое-то детство было в достаточной степени насыщенным музыкой (экспериментальный музкласс общеобразовательной школы, частные уроки и т.д.). Слава Богу, мой муж хорошо поет, а сестра — студентка музучилища. Они-то и помогают.

Пока что предлагала дочке слушать избранное (нежно любимое) из Вертинского, Бреговича, Бачурина, «Пікардійсько§ терці§», «Плача Єремі§», народных песен, духовной музыки, концертов Моцарта, также Шопена (ноктюрны) и музыку некоторых моих друзей.

Павел, 27 лет, журналист:

Разговоры о музыке в православных изданиях чаще всего сводятся к рок-культуре. А говорить о роке, мне кажется, мягко говоря, бессмысленно.

Рок как некий специфический социокультурный феномен давно уже мертв. Об этом было сказано уже в середине 80-х. Дело в том, что «во время оно» рок-культура была… своеобразной сектой. И именно этим и была опасна. С одной стороны, р-н-р уводил людей от пошлости (на Западе — от пошлости общества потребления, у нас — от пошлости построения «светлого будущего»). Уводил в андерграунд — в некую башню под землю.

Уже с конца 70-х в крупных городах возникла некоторая прослойка людей, которые посчитали, что необходимо самым радикальным образом отмежеваться от действительности советской жизни и убежать в свою, внутреннюю эмиграцию. Вся эта система стала обзаводиться своей мифологией и, разумеется, своей культурой, проявления которой были как раз знаки. Достаточно было сказать о том, что слушаешь то-то и то-то, как грамотный собеседник мог реконструировать позицию примерно так: слушает то-то, значит читает то-то, почитает это, а к тому относится так-то и т.п.

Флагом этой альтернативной культуры — этой башни под землю — и был рок-н-ролл. И опасен он был именно тем, что уводил людей от обыденности, но вел чаще всего вовсе не к Небу, а всего-то в подземелье.

Еще раз повторюсь: я не случайно говорю о рок-н-ролле в прошедшем времени. Он именно «был». Рок-н-ролл мертв. Нынче существуют определенные поп-исполнители, которые пользуются стилистикой рок-музыки, есть даже некая прослойка некоммерческих музыкантов и поклонников таланта оных. Но все это уже не имеет ничего общего с той системой, воплощением которой и была рок-музыка.

Что же касается рогов на обложках дисков, то, по меткому замечанию о. Сергия (Рыбко): «Рога носят не только бесы, но и бараны…».

Людмила, 30 лет, регент:

Не стоит говорить о том, какая музыка «правильная», а какая — нет. Если для человека в данный момент определенная музыка актуальна, рождает какой-то отклик в душе — то пока он ее не перерастет, убеждать его в чем-то бесполезно. В моей жизни сложилось так, что по мере знакомства с церковной музыкой сама по себе отпала необходимость слушать, например, любимый раньше джаз. Для меня в духовной музыке открылись такие горизонты, что остальное стало просто неинтересно. Конечно, у каждого свой путь и свой опыт. Здесь не может быть общих правил.

Ну и, конечно, особое место принадлежит классике, которой, к сожалению, молодежь сейчас уделяет так мало внимания. Я считаю, что классика на определенном этапе — это воспитание души. Она, несомненно, облагораживает и может стать ступенькой к познанию добра и зла.

Дмитрий, 27 лет, финансист:

Ничего не слушаю специально, кассет и дисков не покупаю. Люблю услышать по радио песни своего детства, в том числе и попсу: Депеш Мод, Анну Герман, Антонова. Сейчас неплохие фольклорные стилизации есть… Уважаю Цоя. Для меня главное, чтоб песня не была пустым набором слов, а музыка не состояла из одних ударников.

Елена, 32 года, редактор:

Я стала слушать рок-музыку, будучи подростком. Это был шквал, лавина, камнепад: можно жить, не застегивая рубашку на верхнюю пуговицу, не затягивая шею пионерским галстуком (и вообще никаким галстуком!), — можно дышать свободно и глубоко, смело! Можно не носить мини-юбку (как все!), а надеть джинсы с вышитыми ромашками, можно писать в сочинении «Перемен требуют наши сердца!», можно ходить по крышам домов и петь «2-12-85-06», можно купаться в фонтане, а потом босиком шлепать мокрыми ногами по асфальтовым рекам города, можно за 6 руб. по студенческому доехать до Москвы или Питера: «О, Сайгон!»

И еще можно на электричках доехать до Оптиной пустыни…

А можно и без всего этого — с застегнутым воротничком и в мини-юбке, без песен и без крыш, будучи абсолютно цивильным человеком, — доехать до Оптины… Можно, потому что ведет ко Господу благодать: не вы Меня избрали, но Я вас. Возможно, здесь совпало все: юность (такая уж это пора мятежная), политика государства (исход совка), и предваряющая благодать Божия. И дело вовсе не в рок-музыке. Но в моей жизни было так: именно эта культура, общение с людьми из этой среды дали первый толчок к духовным исканиям. С этого началось прикосновение к Истине, потому что музыка, которая рождалась в андеграунде как альтернатива советской эстраде и зарождающейся попсе, воспевающим суррогатные ценности и фальшивую любовь, звучала честно, искренне, чисто, по-настоящему. Как по тропинке, я пришла по ней в Церковь, во всей полноте вечно и неизменно хранящей Истину Живого Бога.

И, естественно, как это положено неофиту, на рок наложила личное табу: сатанизм ведь! Правда, у меня не поднялась рука выбросить виниловые пластинки Элвиса и Doors, но немалая степень новоначального максимализма все-таки имела место: когда случалось услышать что-нибудь из «того», из «той жизни», начинала усиленно молиться, дабы «этот сатанизм» не осквернил мой слух. Так было несколько лет. Но постепенно все встало на свои места: Богу — Божие, кесарю — кесарево. Дух тоскует без молитвы, душе и телу необходим свой отдых, и когда все гармонично в этой жизни — слава Богу!

Сейчас рок-музыку почти не слушаю, может, потому, что всякой вещи свое место под солнцем, так же как, например, Достоевский читается в состоянии поиска. Но есть другая музыка, не обязательно духовная, классическая, современная, которая украшает жизнь и (почему нет?) своей красотой возносит мысль к Творцу.

Ранее опубликовано: № 6 (17) Дата публикации на сайте: 09 Сентябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 3 из 3
13:20 26.07.2009 | Ксю
Не могу себе представить,как бы я жила без наушников в ушах и жизнеутверждающих песен ДДТ!Но...в перечне грехов есть такая строка:''Слушал мирскую музыку....''И как быть?Каждый выбирает сам.
16:44 23.04.2009 | Doston Eshqulov
Musiqa bu hayot demakdir.Musiqasiz yashab bo'lmaydi.Masalan maen hayotimni qo'shiqsiz tasavvur qila olmayman . Menga Ozodbek Nazarbekovni, Rayhona G'aniyevani qo'shiqlarini miriqib tinlayman.
22:07 15.01.2008 | Антон, 24 года,
Здравствуйте, редакторы, авторы и читатели этого прекрасного журнала! Побольше бы таких сайтов! Бог вам в помощь!
Прочитал комментарии раздела о музыке в жизни православного, о ее роли в обществе. И как-то само собой написалось стихотворение. Оно - не без изъянов, естественно, возможно, даже где-то грубоватое, но уж простите меня, грешного! На одном порыве практически (кстати, к вере меня Господь привел, кроме всего прочего, и через творчество группы DDT, Цоя и, как ни странно, довольно мрачной Lacrimos'ы):

РУССКИЙ рок

В этих ритмах ударных, в этих жестких аккордах
Боль души на распутье, поднявшей глаза;
Благомыслы пищат: «в их невыбритых мордах!..»
Но они-то – живые, и знают: гроза!

Тот, кто больше молчать был не в силах – тот крикнул,
Тот вопил в этом морге, желая поднять
Все покойничьи лица вверх, к звездам, да – к звездам!
Но не к тем, что в прокладках, а с тем, чтоб –понять!

Чтоб понять, чтоб увидеть, вдохнуть, прикоснуться
И упасть опаленным бессмертной «Звездой»,
Чтоб не спать мертвым сном, попытаться проснуться,
Чтобы блудному сыну вернуться домой.

Им не всем удалось пересечь это поле.
Враг не спит, но и тем лишь его побеждать,
Кто не прятался в яму а, сдохнув от боли,
Продолжал воевать, воевать, воевать.



Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: