Отрок.ua

This page can found at: http://otrok-ua.ru/sections/art/show/narnija_cherez_dorogu_chast_ii_aja.html

Нарния через дорогу. Часть II-ая

Владислав Дятлов

 

Готовы к продолжению сказки? О том, как однажды в детстве будущий учёный-историк впервые попал в загадочную страну Центрального ботанического сада, а теперь, спустя много лет, рассказывает в фактах и цифрах об этом месте — о лесах, садах и тропах, где ступала нога древних князей, реальных святых и даже Пресвятой Богородицы...

 

Сад сирени: равнение на храм

Основанный в 1930-х и открытый в 1964 году Ботанический сад по сути спас Зверинецко-Выдубицко-Ионинское «трёхмонастырье» от городской застройки. В 50-е годы ХХ века здесь был создан знаменитый сирингарий — сад сирени, визуальная «ось» которого чётко ориентирована именно на Выдубицкий монастырь. Образованный таким путём природно-архитектурный ландшафт стал одной из лучших визитных карточек Киева...

...Чудо-Михайловский храм Выдубицкого монастыря был освящён в 1088 году. Строилась церковь в два этапа: сначала возвели «корабль» здания с шестью внутренними опорами (пока Всеволод княжил в Переяславе), затем добавили западный притвор (когда Всеволод стал Киевским князем). О такой последовательности работ говорит шлифовка «несостоявшейся» западной стены, шов между нею и притвором (на котором строители оставили нетронутым гнездо ласточки), а также отдельные фундаменты у двух частей храма.

Под 1198–1200 годами Ипатьевская летопись сообщает о возведении в монастыре каменной подпорной стены зодчим Петром Милонегом — придворным мастером Киевского князя Рюрика Ростиславича. Летописец отмечает: подобное сооружение возводилось на Руси впервые, и окончание работ князь отметил великим пиром и милостыней (а игумен Моисей — похвальным словом князю, откуда в частности мы узнаём, что стена Милонега впечатляла современников не только своим архитектурным решением, но и открывавшимися с её гребня видами на Днепр).

Между 1593 и 1596 годами восточная половина храма всё же обрушилась. В 1610–1612 годах настоятель Антоний Грекович пристроил на месте разлома деревянный алтарь, а после пожара 1760 года здесь в 1766–1792 годах был произведён ремонт, в ходе которого деревянную стену заменили каменной, разделив интерьер на два этажа-придела: нижний Чудо-Михайловский и верхний Благовещенский. Основой для устройства второго этажа послужили княжеские полати, на уровень которых ведёт уцелевшая древняя винтовая лестница.

На рубеже 60–70-х годов ХХ века храм отреставрировали, на фасадах с кладки времён Всеволода удалили штукатурку, а в интерьере Чудо-Михайловского придела на южной стене притвора раскрыли фрагменты фресок.

В числе других примечательных вех истории монастыря можно вспомнить работу здесь игумена Сильвестра над «Повестью временных лет» (1116), остановку князя Даниила Галицкого во время поездки в Золотую Орду (1245), погребение на территории обители многих выдающихся деятелей науки и культуры, включая педагога Константина Ушинского (1824–1870) и супругов-меценатов Богдана (1849–1917) и Варвару Ханенко (1848–1922).

На рубеже XVII–XVIII веков в монастыре появился ряд каменных сооружений в стиле украинского барокко: Свято-Георгиевский собор, Преображенский храм с трапезной палатой (оба построены на средства полковника Михаила Миклашевского, запечатлевшего свой герб над входом в трапезную и впоследствии похороненного под собором), колокольня с церковью пророка Даниила во втором ярусе (четвертый ярус башни надстроен в начале XIX века).

Благословенные горы

В 1971 году археолог Иван Мовчан определил место расположения Красного двора (разграбленного после смерти в Киеве в 1157 году Юрия Долгорукого). Это мыс Чайка к северо-востоку от монастыря. Название мыса происходит от фамилии выдающегося хирурга Андроника Чайки (1881–1968), чья дача находилась в этом районе до 1936 года.

В 2010 году на мысу установили бревенчатую башню — наподобие одной из тех, что окружали Красный двор в XI–XII веках. С башни открывается панорама Днепра с четырьмя мостами — «потомками» былой переправы.

Укрепления Красного двора были не единственными в истории Выдубичей и Зверинца: за два года до вторжения Наполеона над забытыми к тому времени пещерами разместили земляное бастионное Зверинецкое укрепление — островок архипелага большой Киево-Печерской крепости, охватывавшей Лавру и её окрестности в XVIII–XIX веках и пережившей не одну модернизацию. Остатки валов укрепления до сих пор видны вблизи нового Зверинецкого монастыря.

В 1656 году сирийский архидиакон Павел Алеппский писал об окрестностях Выдубицкой обители: «Это благословенные горы, похожие, как нам говорили, на возвышенности Святой Горы своею приятностью и уединенностью. Они сами по себе производят пищу для отшельников и подвижников, которых здесь, по рассказам, очень много».

В 1841 году первый ректор Киевского университета Михайло Максимóвич, стоя на отроге плато к юго-западу от монастыря, отметил: «Какой-то особенный простор душе даёт это место, когда, отдыхая на нём, заглядишься на гряду возвышений, идущих на полдень, и на широкое под ними раздолье, по которому течёт многоразливный Днепр, далеко уносящий за собой ваши мысли. Особенно хорошо здесь весной, когда днепровские волны разольются как синее море и полуденный ветер от них навевает такую животворную свежесть, что и давно отжитая старина как будто молодеет в вашей памяти».

Вновь расцветший монастырь

На стыке 50–60-х годов XIX века на этом самом отроге был основан ещё один монастырь — Свято-Троицкий Ионинский. Его основатель, преподобный Иона Киевский (в миру Иван Мирошниченко), родился в начале XIX века в Кременчуге. В 1843 году он принял монашество в Брянской Белобережской пустыни. Особые видения, которых удостоился будущий святой, побудили его отправиться в Киев. Обитая поочерёдно в разных киевских монастырях, в 1858 году отец Иона был рукоположен в сан иеромонаха и впоследствии стал известным духовником.

Духовные чада, в первую очередь, супруга Киевского генерал-губернатора Екатерина Васильчикова, помогли ему учредить на стыке Зверинца и Выдубичей новый монастырь, призванный возродить традиции строгой подвижнической жизни. С 1860 года преподобный Иона руководил организацией Свято-Троицкой обители. В марте 1861 и 1862 годов Пречистая Богородица дважды являлась подвижнику на склоне между двумя обителями — в подтверждение верности места, выбранного для монастыря. К моменту кончины преподобного в 1902 году Ионинский славился далеко за пределами Киева, а по числу иноков уступал в городе только Лавре.

Многие монастырские корпуса пострадали при взрыве 1918 года, иные были снесены в советское время. Но уцелело самое ценное: каменный храм в честь Святой Троицы. Его изначальная часть — 1871–1872 годов постройки — была в плане крестообразной. Сделанные в 1897 году пристройки во входящих углах и новый притвор придали плану квадратные очертания. Своеобразие современному облику храма придают сочетание стиля украинского барокко у главного купола и «кирпичного» стиля фасадов, отсутствие полукруглых алтарных апсид, плоские потолки между внутренними опорными арками. Возрождённый на стыке ХХ—XXI веков интерьер гармонично объединяет настенную живопись XIX века и современное письмо в стиле древней Византии в иконах иконостаса и киотов.

Из пяти внутренних продольных нефов два крайних занимают придельные церкви: правая — в честь иконы Пресвятой Богородицы «Троеручица», левая — Всех святых. В узком нефе между центральным и «Троеручицким» приделами расположена подземная усыпальница преподобного Ионы, а между центральным и Всехсвятским бережно хранятся вещи, найденные при мощах подвижника во время обретения их в 1990-х годах: кипарисовый гроб и погребальные облачения. Сами же мощи святого положены в усыпальнице в новую раку и переоблачены.

При взгляде из-за Днепра Свято-Троицкий храм кажется частью единого ансамбля с Выдубицким монастырём: такой «оптический обман» возникает из-за невольного сравнения с соседней Лаврой, имеющей Верхнюю и Нижнюю территории.

В окружении храма примечательны крест на месте утраченной кельи старца Ионы (у юго-западного угла здания), крест на месте явления преподобному Пресвятой Богородицы в 1861–1862 годах (установлен в 1996-м), трапезная в виде сказочного терема и башня с самыми древними часами Киева (изготовлены в Париже в 1858 году). На первом этаже башни расположилась уютная монастырская «чайная», больше похожая на музей: её интерьер с антикварными принадлежностями стилизован в духе времён первого расцвета монастыря.

Особо нужно сказать о звоннице. Преподобный Иона мечтал о 110-метровой колокольне (на 14 м выше лаврской), для которой получил в подарок колокола в 350 и 1150 пудов. Однако закладка сооружения состоялась лишь после кончины старца, а в итоге строительство так и не началось. Нынешняя звонница — память о замысле основателя, и при небольшой высоте постройки её колокола достаточно велики и тяжелы.

На пространстве от звонницы до храма на земле расставлено несколько старых треснувших колоколов — таким образом, это пятый (после Ионинской звонницы и часовой башни, колоколен Зверинецкого и Выдубицкого монастырей) и единственный «умолкнувший» набор в ботсаду...

***

В публикациях о Киеве я часто называю ботсад «Малым Афоном» — в отличие от монастырей-пýстыней огромного Голосеевского леса, которые уподобил Святой Горе Киевский митрополит Филарет (Амфитеатров). Один вид дороги-серпантина с кипарисами между Ионинским и Выдубицким на фоне блистающей глади Днепра — это «Аминь» словам архидиакона Павла Алеппского о сходстве здешних высот и склонов со Святой Горой.

В то же время, поскольку я не монах, для себя у меня есть в запасе ещё одно «измерение» ботсада: нарнианское. Не могу от него отделаться после того, как однажды вечером увидел между Свято-Троицким храмом и трапезной-теремом тот самый угол и фонарный столб — из знаменитой повести Клайва Льюиса...

Ранее опубликовано: № 3 (84) Дата публикации на сайте: 09 Октябрь 2017