Подписаться на рассылку новых статей

С 2009 года журнал издается при поддержке Международного благотворительного фонда в честь Покрова Пресвятой Богородицы


Журнал «Отрок» приглашает авторов для сотрудничества! Пишите нам на адрес: otrok@iona.kiev.ua

Рекомендуем посетить

Свято-Троицкий Ионинский монастырь Молодость не равнодушна Покров Страничка православной матери Журнал Фамилия Ольшанский женский монастырь

Наши друзья

О множественности миров

Наша жизнь сплетена из множества реальных событий, встреч, людей, поступков, решений. Однако лишь тонкая грань отделяет эту реальную жизнь от множества других жизней, которые мы могли бы прожить, если бы обстоятельства сложились иначе. Бесконечные возможности окружают нас; некоторые из них нам не подвластны, а некоторые — вполне в нашей власти. Но власть над возможностями — это испытание на прочность души. Соблазн. Искушение. Можно ли устоять?

Причины и следствия

Наличие (или отсутствие) связей между разными событиями всегда беспокоило и без того беспокойное воображение человека. Наверное, чаще виделась связь между событиями, которые не были связаны. Это дало основание древним римлянам лаконично заметить: «После этого — не значит „вследствие этого“».

Тем не менее, связи есть. Что-то служит причиной, а что-то выступает следствием. Не выучил урок — получил двойку. Однако не всегда невыученный урок оборачивается двойкой. Что-то ещё вмешалось в причинно-следственную связь — учитель заболел — и, казалось бы, гарантированная, стопроцентная, несомненная двойка так и не была поставлена. Но она, эта двойка, где-то существует, ведь урок остался невыученным...

Или происходит некое счастливое событие. Выигрыш в лотерею! Воображение тут же удовлетворённо перебирает все поступки, решения и обстоятельства, которые привели к столь желанному результату. Немедленно предлагается и список обстоятельств, которые выигрышу могли помешать. Адреналин!

Не так важно, есть ли связи между всеми этими событиями, важно другое: видеть эти связи, верить в них. И тогда мир оказывается не только тем, что происходит, но и тем, что могло бы происходить. Появляются какие-то варианты, в серую ткань реальности привносится разнообразие, а воображение и фантазия с готовностью рисуют, что «могло бы быть».

Но это всё мелочи, так, допустимые отклонения, случилось — не случилось, чёт-нечет. Всё оказывается намного сложнее, когда возможности — соблазнительные, замечательные возможности! — зависят от поступка, слова, решения. Короче, когда осознанный выбор становится... фактором случайности, в обиходе именуемым «так вышло».

Это ёмкое объяснение — «так вышло» — приходится часто давать тому, что само по себе не вышло бы, не будь на то моя собственная злая или беспечная воля. И стыдно сказать, как часто! А особенно стыдно тем, кто догадался о множественности миров.

О множественности миров

Было мне тогда лет восемь, наверное. Лето, поздний вечер. Мне давно пора спать.

Но мой диван стоял недалеко от телевизора, и по вечерам я мог смотреть фильмы, притворяясь спящим. Если интересно — смотрю до конца, если нет — засыпаю. Но в ту ночь мне заснуть не пришлось.

Я влюбился. С первого взгляда. Отчаянно. Безнадёжно. Она — добрая, красивая, самоотверженная — там, за полупрозрачной вуалью кинескопа, была не просто далека, она была недосягаема. Я влюбился даже не в актрису, а в её героиню.

Фильм кончился, в нашей квартире погас свет, весь дом спал. В окно медленно вливался жаркий, тягучий воздух южной ночи. Где-то далеко лаяли собаки, а совсем рядом, прямо на ветвях за окном, собрались какие-то шумные насекомые, наверное, сверчки или цикады.

А меня тряс озноб и душили слёзы. Я весь, без остатка, был поглощён этой любовью. Любовью, которая имела сильный привкус смерти, потому что я любил ту, которой нет, но без которой невозможно жить.

Я стоял на балконе, заламывая руки, и не сдерживал рыданий. Звёзды сияли холодно и бесстрастно. Я был уверен, что это — последняя ночь. Всё во мне разрывалось от любви и от горя. Мне казалось, что где-то под ложечкой у меня возникла чёрная дыра, в которую медленно и неумолимо втягивается всё, что было во мне живого...

Решение моей проблемы пришло задолго до утра. Пришло оно откуда-то со звёзд, так равнодушно глядевших на мои терзания. Бесчисленные миры, сияющие в ночи над головами землян, имели своё предназначение.

Меня осенило, что множественность миров неслучайна. Эти далёкие миры — не просто сгустки раскалённого газа в бесконечности космоса; нет, это места, где реализованы различные варианты событий. Те случайности и совпадения, которые не случились и не совпали на Земле, благополучно случились и совпали где-то там, высоко над головой.

Да, странно было бы думать, говорил я себе, что существует огромное множество миров, не достижимых для землян. Зачем они, если мы никогда не сможем туда добраться? Наверное, туда и не следует стремиться, ведь там происходит то, что могло бы происходить здесь, но в силу разнообразных причин не произошло.

Ещё много ночей подряд я со счастливым умилением смотрел на некую яркую точку, где я встретил свою не возможную на Земле любовь; может быть, там мы жили с ней долго и счастливо. Сказать по правде, я не знаю, что было с нами потом; я забыл её — добрую, красивую, самоотверженную — отправив ещё одного «себя» на очередную планету с ещё одной не возможной на Земле любовью.

...Шли годы. Я продолжал эксплуатировать своё открытие и «осваивать» Вселенную, населяя её мирами, где сбывались мои желания. Так в глубинах космоса появились довольно загадочные местности; как славно, что туда не смогут добраться наши бравые космонавты!

«Всё к лучшему в этом лучшем из миров»

Но потом что-то разладилось в моей концепции. Во-первых, оказалось, что идея множественности миров (в том смысле, как я её понимал) совсем не нова. Лейбниц считал, что Бог не создал бы этот мир, если бы он не был лучшим из всех возможных. Вольтер не соглашался с утверждением, что этот мир — действительно лучший из всех возможных, и его ирония вылилась в реплику доктора Панглоса из «Кандида»: «всё целесообразно в лучшем из возможных миров». Шекли уточнил, что Земля имеет три координаты «К»: куда, когда и которая...

Значительно сильнее меня беспокоили совсем иные соображения. Мне стало не по себе от мысли, что весь космос унизан планетами, на которых я — ведь это всё равно был я! — позволяю себе то, что на Земле позволить было нельзя. Пусть даже ничего такого предосудительного. Пусть мелочь. Пусть каприз...

Но к тому моменту и Земля оказалась населена разнообразными событиями, которые состоялись благодаря моему предумышленному «так вышло». Не потому ли это всё «выходило», что я много лет с лёгкостью позволял себе всё, чего желал, — там, в далёких мирах? И вот ведь незадача: многое — да почти всё! — из того, чему я позволил «выйти», оказалось фальшивкой. Разнообразные «случайности» не стоили затраченных усилий; реализация самых страстных желаний оставляла по себе только стыд и досаду.

Множественность миров во Вселенной — вовсе не отдушина для пылкого воображения теплокровного землянина. Скорее, это напоминание о том, как ограничен выбор при бесконечном многообразии возможностей: жить-то нам всем приходится на одной планете. Далёкие миры прекрасны, пока недостижимы; то, что «могло бы быть», — прекрасно, пока не сбылось. Хрупкий баланс. Тонкая грань. Золотая середина. Путь?

Ранее опубликовано: № 2 (50) Дата публикации на сайте: 09 Июнь 2011

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 4 из 4
23:09 22.06.2011 | vowa
мне кажется, что множественность миров действительно реальность. Только понимаем мы её не так как следовало бы. лучше даже назвать это не множественностью миров, а множественностью измерений. Есть много вещей, которые мы можем понять, но есть не менье таких, понять которые мы не в силах даже если будем сильно стараться. В науке для этого есть понятие "принципиально нельзя".
Астрофизики говорят, что та материя вселенной, которую мы описали или описать можем составляет всего 4-5%, есть ещё как минимум 95%, о которых мы ничего не знаем. Унаем ли? Есть ли у нас такие органы чувств, которымы мы сможем осязать ту материю, хватит ли у нас ума чтобы описать то, что там происходит?
Я думаю, что миров и вправду много и даже очень много, просто мы ничего о них не знаем и узнать и понять не в силах. И в этом величие Творца, который один таков, для которого не существует неизведанного. Раньше люди славили Его за те страны и земли, что лежали далеко за морями. Сейчас нам выпало славить Его за то, что лежит за нашими 4-мя процентами и что даже не в состоянии уразуметь.
21:33 21.06.2011 | Александр77
лично во мне выросла уверенность основанная на своем мистическом опыте что человек один во вселенной а проявления всякого рода инопланетного характера это наши древние "друзья" с рогами мастера обмана и перевоплащений
22:12 13.06.2011 | Елена
"...То, что «могло бы быть», — прекрасно, пока не сбылось. Хрупкий баланс. Тонкая грань. Золотая середина..."
Полностью согласна. Спасибо автору за статью.
10:38 11.06.2011 | svetlana
спасибо за откровенность автора. Так действительно бывает и, так и есть на самом деле...

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: