О том, что видно сверху

Однажды в воскресенье прихожан Свято-Ильинского храма попросили остаться после службы. Нужно было готовиться к престольному празднику, и требовалась помощь всех желающих. У кого было свободное время, те могли начинать сразу, а остальных пригласили прийти на следующий день, чтобы тоже чемнибудь помочь. Я почемуто представляла себе подготовку к празднику так: нарядно одетые женщины расставляют в храме букеты цветов, украшают цветами иконы. Эта подготовка, которую я сама придумала, показалась мне такой красивой, что не остаться я просто не могла (тем более не могла отказаться поработать для храма).

На следующий день я пришла, думая, что сейчас увижу всех уже за работой, но церковь была почти пуста. Мягко лился солнечный свет, и желтые, синие, красные лучи ложились на светлое дерево иконостаса. Комнатные растения на высоких подоконниках, коегде огоньки свечей. Когда же мы будем украшать все дивными цветами, готовиться к празднику? Я стояла, не зная, к кому обратиться и сказать, что вот, я пришла предложить свою помощь… Тут ко мне подбежала женщина, которую мы часто видели во время служб — она всегда была занята: то подсвечниками, то водой, то несла кудато вазу или ковер, то протискивалась через толпу, тихо отдавая комуто неведомые распоряжения. В общем, это был первый человек, работающий при храме, с кем мне довелось разговаривать. Звали ее Галина, и она сразу сказала: «Деточка, пойдем со мной мыть окна».

И вот, я уже веду себя совсем не так, как положено вести себя в храме. Вместо этого я босиком влезаю на длинную деревянную скамью под окном, а потом хожу по ней туда и сюда и мою окно, которое состоит из многих маленьких окошечек. За окном шумит большой зеленый вяз, там так тепло, ветерок веет, и становится почемуто очень весело (и слегка неудобно перед людьми, которые заходят в это время в храм — поставить свечку — и вдруг видят меня, как я прогуливаюсь по скамейке с тряпкой на палке). Сначала мне кажется, что окна здесь нужно вытирать с особенной тщательностью — может, они не такие, как дома? Все вокруг кажется таким необычным, даже самое обыкновенное средство для мытья стекол.

И тут произошло неожиданное. Галина снова обратилась ко мне. Не успела я спуститься со своей скамейки, как она уже проговорила на ходу: «Мне нужно выйти на минутку. Сможешь за свечами присмотреть? Я туда и обратно!»

Когдато, в других храмах, я видела женщин, которые строго одергивали всех «простых смертных», как только те пытались прикоснуться к свечам, поправить их или потушить какойнибудь совсем маленький огарок. Еще тогда я твердо запомнила, что делать чтолибо со свечами и подсвечниками могут только специальные служители, на это поставленные. И вдруг меня, человека, можно сказать, «с улицы», просят присмотреть за всеми подсвечниками сразу! Меня охватил ужас, но было поздно: свечи догорали то там, то здесь, их ставили люди, которых ни за что нельзя было обидеть, случайно потушив их свечу. Ярко вспомнился и другой случай: одна девушка вообще отказалась ходить в церковь после того, как какаято старушка забрала у нее свечку и потушила ее раньше времени. Нет, этого допустить нельзя! Хорошо еще, что людей в жаркий полдень в храме совсем мало. Но зато если им нужно о чемто спросить, они устремляются ко мне: «Где ставить свечки за здравие?» Как хорошо, что я хоть на этот вопрос могу ответить! С удовольствием отвечаю. На пороге возникает какойто человек в светлом костюме. Он очень спешит, почти бегом направляется ко мне, я замираю: вот сейчас он спросит чтонибудь такое, что мне и во сне не снилось, и тогда я не смогу помочь, а он неприятно удивится, почему девушки тут работают, а сами не знают ничего, и я подорву репутацию всех девушек, которые работают в храмах, потому что он запомнит и при случае расскажет своим знакомым, а они тоже чтонибудь вспомнят, так всегда бывает…

— Где у вас тут Николай? — тем временем деловито спрашивает человек в костюме. Я не сразу прихожу в себя и понимаю, что он имеет в виду святого Николая. Но я же знаю, где его икона! Ура! Получив ответ, человек стремительно удаляется. Наверное, святой Николай действительно нужен ему. Я замечаю, что в раздумьях оставила подсвечники без присмотра, и свечи снова догорают. Как жаль, что они, такие красивые, прямые, сгорают почти без следа. Каждая свеча похожа на маленького, но стойкого воина, а вместе они — светлое воинство, которое обязательно победит. В темном уголке, на скамье под иконами, сидит священник. Я не знаю его имени и с тревогой думаю о том, что будет, если он спросит, почему я чтото делаю со свечами и кто я вообще такая. Я решительно не знаю, как разговаривают со священниками, и стараюсь казаться невидимой. Несмотря на все размышления, работа идет: свечи стоят прямо, подсвечники сверкают — красота! Вот уже и моя «вахта» закончилась, а напоследок меня ждал настоящий подарок.

Может быть, комуто и не покажется подарком мытье полов, но это была далеко не обычная уборка. Как давно я мечтала о том, чтобы когданибудь оказаться там, наверху, где поет по воскресным дням невидимый хор и куда никому другому, похоже, не суждено попасть. И вдруг мы (т.е. ведро воды и я) оказались на узкой винтовой лесенке, которая как раз вела на хоры! Так неожиданно сбылась моя мечта увидеть храм сверху. Я специально шла медленно. По пути попалось окошечко, за которым было видно сверкающее летнее море с парусниками (ведь наш храм стоит прямо на набережной). Наконец каменная лестница закончилась, и я оказалась на просторном деревянном балконе. Невысокие перила как последний рубеж, а за ними — голубой воздух, голубой с золотом купол, и все росписи — так близко! Евангелисты, изображенные во весь рост, как будто смотрят прямо на хоры, а внизу, там, где я только что была, — букеты красных гладиолусов, маленькие фигурки людей и огоньки. Неужели отсюда слышатся ангельские голоса, которые поют во время литургии? На высоких пюпитрах и под ними лежат книги, ноты. Полная тишина, и только свет заполняет пространство. Конечно, мыть полы в таком месте — одно удовольствие. Внизу начинают служить панихиду, и оказывается, что сюда, на хоры, долетает каждое слово, так что мне все отлично слышно. Дым от ладана плывет в лучах солнечного света, выше и выше. Возможно, люди, которым все время приходится здесь убирать, привыкли ко всему и хоры не могут их удивить, но побывать здесь впервые — это совсем другое.

Цветами мы так ничего и не украшали, но я до сих пор с удовольствием вспоминаю этот день, когда я пыталась участвовать в жизни церкви «изнутри». И жизнь эта оказалась совсем не мрачной и неприветливой, а светлой и солнечной.

Ранее опубликовано: № 5 (24) Дата публикации на сайте: 02 Октябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 1 из 1
20:58 07.10.2007 | Оксана
Ирина! Спасибо.Вы написали о том,что я чувствовую иногда исполняя послушания в храме.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: