Плоды Рождества на Гоа

Образ Индии соткан из тысячи божков, танцующих красок, поющих кинодив, необъятной экзотики, неожиданных технологических прорывов и уймы мракобесий доисторических. Поэтому, когда внезапная командировка в жаркую вечноязыческую Индию срывает ваши планы в канун домашнейшего Нового года, естественно всхлипнуть по-пушкински: а как же снега, а сосновый запах в гостиной, «а зимних праздников блестящие тревоги?» Но, вопреки всем предубеждениям, сиянье рождественской поры открыло Индию с неожиданной стороны...

Проповедь для европейцев

В начале моего вынужденного путешествия в Индию в канун Рождества всё шло согласно устоявшимся стереотипам — в самолёте попутчиками оказались москвичи, стремящиеся в поисках смысла к делийскому гуру. Знаком Дели стала огромная храмовая скульптура обезьяноподобного божества. Высотой в пятиэтажный дом «это» возникло из закопчённого тумана невероятным красным чёртом. Его можно было бы спутать с декорацией Диснейленда, но «плохие» в мультиках выглядят не так ужасающе. В делийском такси возле водителя тоже раскачивалось что-то страхолюдское, что-то из детских кошмаров, возможно — из детских кошмаров человечества. Вообще, своей лоскутностью, кукольностью, колоритным неряшеством Индия напоминает вечного маленького ребёнка, беспризорника, сумевшего натаскать в карманы чего ни попадя и всего подряд...

Ломка трафаретного образа Индии началась с переброски на западное побережье, в маленький курортный штат Гоа. Подъезжаю к отелю и, как говорится, глазам своим не верю — у входа, на самом центральном месте, гостей встречает сияющей благодатью великолепная «инсталляция» Рождества Христова! Далее подобные вертепы, с любовью обустроенные, обнаруживались практически у каждой гостинички, у каждого ресторана, и даже возле жилых домов. Ну, ладно, поначалу подумалось мне, вертепы — это замануха для европейских туристов, тривиальный коммерческий ход в неделю католического Рождества.

Но тогда почему во всех гоанских такси перед водителем теплится изображение Богородицы, прямо как у нас в киевских маршрутках? Разве в угоду ротозеям обустраивают таксисты своё рисковое место работы? Пришлось разговориться с шофёром. Стыд и позор мне, предвзятой невежде! Оказывается, почти половина населения штата Гоа — христиане, поскольку западное побережье Индии — это бывшая колония завзятых португальских католиков. Тут же, как иллюстрация, среди косматой муссонной растительности дивом дивным выплыла строгая католическая базилика и глубинный звук колокола доказал, что внутри упорствует дух.

А во время пешеходных прогулок, куда ни пойди, мы встречали на обочинах улиц мраморные часовенки. На иконах золотистый нимб венчал выразительные черты смуглолицей девы. Имя святой было сокрыто от нас изящной индийской вязью. Я высказала предположение, что это местночтимая угодница. Возможно, за триста лет португальского владычества на Гоа появлялись люди, прославившиеся в христианском Боге. Вот тебе и языческая Индия!

Вечерний Гоа словно решил добить мою предвзятую сухость. Внезапно мы попали в затор. Казалось, что всё население штата собралось возле прекрасного озера, на котором была сооружена... самая грандиозная «инсталляция» рождественского события, которую можно представить! На противоположном берегу, над огромной, нежно сияющей изнутри пещерой, парил Ангел с крыльями... бабочки. Откуда-то с востока за звездой стремились волхвы. С другой стороны к вертепу направлялись пастухи. Овцы и волы сопровождали их в пути. И кто знает, какие ещё животные устремились поклониться своему Творцу? Авторы местного представления предполагают, что вполне могли бы верблюды, слоны, носороги, тигры и буйволы. Величественная музыка и лучи прожекторов сопровождали плывущих по воде к Богу-младенцу черепах, крокодилов, пеликанов и лебедей. А на прибрежном дереве все ветви облепили... летучие мыши! Вместе с бутафорными персонажами десятки тысяч живых человеческих глаз любовались, светились от счастья, торжествовали, переживая таинство рождения Спасителя. Местные индийцы и приезжие европейцы. Волхвы и пастухи. Крокодилы и бабочки. Всякое дыхание да хвалит Господа!

Восторженное восприятие Индией рождественской благодати всколыхнуло меня, как некогда европейцев всколыхнули христианские проповеди индийца Сундара Синга. В прошлом сикх из богатой семьи, Сундар в поисках истины изучал многие религии, но нигде не находила его душа полноты ответов, пока он не открыл Евангелие. Сундар был потрясён. Вначале он сопротивлялся, он психовал, он разрывал святые страницы, он долго не находил себе места, пока полностью, горячо и бесповоротно не уверовал в Иисуса Христа. В его времена — конец ХІХ века — Европа начала увлекаться индийскими гуру, которые успешно распространяли диковинные ведические мудрости, неведомые эзотерические учения — самодел индийских умельцев. Поэтому индиец, который приехал в Лондон, чтобы заявить, что все эти изобретения не дали ему мира, чтобы поведать европейцам старую весть о том, что Христос — единственный Путь, Истина и Жизнь, оказал на западное общество неслыханное действие. Агностики становились верующими, а людям верующим возвращалась свежесть восприятия. Один английский профессор сказал Сундару: «Не ваши проповеди обратили меня, но вы сами, вы, индус, подобный Христу в духе и в поведении. Вы являетесь живым свидетелем Евангелия и Личности Иисуса Христа».

Тайна звёзд и ликов

И литургическая высота рождественской ночи, и трепетная снежность обновлённого мира — это всё до́ма, до́ма... А тут, в Гоа, другое — соединение помпезности оперы и искренности школьной постановки рождественского сюжета. Мы любовались рождественскими иллюминациями на озере до последнего. Глубоко за полночь наш путь в отель завершался по узкой дороге, похожей на ствол дерева. В её ответвлениях, в глубине пальмовых лап, напоминающих увеличенные хвойные лапы, как огромные игрушки, сияли дома и отельчики, увитые гирляндами, увенчанные рождественскими звёздами. Помните, как Щелкунчик спускался по стволу ёлки? Рождественская ёлка — это самая точная метафора гоанской дороги в ночи! Правда, рождественские звёзды здорово смущали своей схожестью с кремвлёвско-советскими — пятиконечные, рубиновых оттенков... С чего бы это? О, индийский Гоа дарил вопросы и ответы вперемешку.

А на следующий день мне показали местную икону Тайной вечери, на которой и Иисус, и апостолы были наделены выразительными индийскими чертами лица. Возможно, лики в придорожных часовенках с чернобровой святой — это интерпретация индийскими иконописцами образа Богородицы. Загадка же рождественских звёзд «кремлёвской чеканки» была решена, когда на пляже соседский мальчишка стал вытаскивать со дна морские звёзды — правильной пятиконечной формы, рубиновых оттенков. Всё понятно! Индия любовно осебячила все евангельские сюжеты, реликвии, символы, лики святых и небесных тел.

Но свои собственные христианские святые у Индии тоже есть. Недалеко от столицы Гоа, в базилике Иисуса, основанной в 1603 году, хранятся и раз в десять лет выставляются для поклонения нетленные мощи святого Франциска Ксавьера — одного из самых плодовитых миссионеров католичества: Индия, Китай, Япония — основные территории его проповеди в XVI веке.

Другой индийский священномученик Иоанн Бритто, называвший себя на местный манер Аруланандар, член монашеского ордена иезуитов, участник португальской миссии в Индии с 1673 года, потрудился над индианизацией христианства, подыскивая понятные параллели и аналоги для индусов: так, церковь стала именоваться ковил, священник стал айаром, а месса — пуджей.

Но истоки христианской проповеди в Индии местные верующие находят ещё раньше. Они не сомневаются, что христианство на Индостан принёс в 53 году апостол Фома, так же, как мы стоим на том, что берега Днепра впервые освятил проповедью об Иисусе Христе апостол Андрей Первозванный. Предание индийских христиан утверждает, что апостол Фома высадился на Малабарском побережье и основал там семь храмов, и за то, что его проповедь дала богатые плоды, был убит местным брахманом. Наследие этого предания — община, называющая себя «христиане апостола Фомы», и его именной храм, сохраняющий ту самую руку апостола, которую он дерзнул вложить в раны Христа.

Португальская, английская, а теперь американская экспансия стала неоспоримой основой распространения христианства в Индии. Но что там, за дверями католических и протестантских храмов и домов молитвы? Востоковеды в своих трудах свидетельствуют, что там проповедь о спасительных страданиях Христа, и помощь, и поддержка беднейших бедняков. Ведь большинство христиан Индии принадлежат к касте неприкасаемых — то есть людей, к которым не прикасаются, чтобы не оскверниться, которые не могут стать священнослужителями и в христианской Церкви, которые имеют статус домашней скотины, которые живут в гетто, которых даже не хоронят рядом с другими кастами... А как же нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос (Кол. 3, 11)? Похоже, что онтологические устои индуизма так же сложно вытравить из сознания индийцев, как языческие «иван-купалы» из обихода славян...

Рождественский подарок от индийского народа

Под эти размышления я наблюдала, как на пляже шоколадный индиец цеплял на удочку стеклянные шары, чтобы дотянуться и украсить ветви высокой сосны, рождественского дерева, установленного здесь, среди ракушек и шезлонгов, тут уж точно — в честь северных туристов. Аравийское море, по которому плавал Синдбад-мореход, видывало много невероятного, но вряд ли омывало такие выкрутасы, как снеговики из песка, вылепленные ностальгирующими северянами. Море на пару дней даже притихло. Здесь впервые, на нежных волнах-подушках, я, вполне сухопутное существо, поняла, что утонуть невозможно — упругая вода держит всякое тело, повторяющее фигуры морской звезды!

Но через сутки поднялся ветер и пригнал превесёлые волны, на которых так здорово прыгать! Глубоко не захожу, но вдруг чувствую — дна больше нет. Стремительный испуг превратил все мои руки-ноги в пропеллеры, направляющие к берегу и, ура, вскоре колени врезались в струящийся песок. «Алекс, назад к берегу, живо!» — кричу соседскому мальчишке. Но Алекс уже орал в ответ: «Не могу, помоги!». Я рванула к ребёнку, дно снова исчезло... У меня хватало сил держать себя и Алекса на плаву, но вот продвижение к берегу нивелировалось мощным откатом волн. Слоновое отважное спокойствие — утонуть невозможно — держало меня на воде. Страха не было — только предчувствие долгой, опасной, утомительной работы в борьбе с волнами. Мы попали в отбойное прибрежное течение, которое под прямым углом от берега уносит в океан всё, что возомнило себя нетонущим... И вдруг, по диагонали со стороны пляжа, появились две чернявые головы: «Хелп ю?» — «Хелп же, хелп!» Когда первый спасатель приблизился, я вручила ему Алекса, типа сама я уж выберусь. Но как только ко мне доплыл второй спасатель и подставил свою руку, жилистую и сильную, то моё тельце превратилось в тяжёлый якорь, железно стремящийся ко дну...

На берегу, в рваных оборках бешеной линии прибоя, мы с Алексом валялись какое-то время обессиленные и ошалевшие от счастья. Немного очухавшись, мы подошли к зорким спасателям со словами: «Как зовут вас, наши супер-герои?». Индиец улыбнулся: «Май нейм...» — и дальше буквально что-то пропел. Не то чтобы запомнить, даже повторить это хитросплетение звуков было невозможно. Я переспросила, но в ответ прозвучал тот же неподражаемый мотивчик. Такие уж у них имена... И тогда я решила, что буду благодарить за спасение в море весь индийский народ. Это мне такой рождественский подарок от индийского народа — спасение жизни.

Благодарность в форме храмовой молитвы подождала до возвращения на Родину. Потому что в Гоа, увы, православного прихода нет. Больше пятидесяти тысяч русскоязычных туристов ежегодно приезжают в индийский штат Гоа, в том числе и я, а толку?

Между тем практически все конфессии, ответвления христианства, имеющиеся в мире, укоренились на почвах Индостана. По разным подсчётам, сегодня в Индии христианами себя считают от 24 до 70 миллионов человек. Среди миллиардного населения всей страны это лишь от двух до пяти процентов, но... Разве у нас в православные храмы вмещается большее количество от всего народа? То, что Его последователями будут единицы, Христос предрекал, говоря, что «вы — соль земли». А ведь соли нужно не так много, чтобы мясо не испортилось. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её солёною? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить её вон на попрание людям (Мф. 5, 13). Выходит, если христиане планеты выполняют назначение соли, значит, мы в ответе за запашок этого буйного мира...

Симфония гоанских вечеров

Симфония гоанских вечеров... Мы собрались здесь из разных городов и стран, словно чтобы услышать свои голоса в обрамлении треска тропических цикад. Умиротворённые пространства перекликаются колоколами, запоздалый к ужину мопед и пунктуальный чайник вставляют свои пять нот. Мы на уютной террасе, с нами — мелодично истекающие ароматы тропических цветов и фруктов. Розовая папайя с чёрными семечками на дрожащих ножках, золотые ананасы, которые, если вызревают, оказывается, не имеют деревянной сердцевины. Перед нами гора родных новогодних мандаринов и ни одной тарелочки традиционного оливье. Мы на террасе, под лампой, в окружении влажной бархатной темноты. Там, в её смысловых джунглях, таятся множества многословных правд всеядной Индии, которые властно покрывает внимательная тишина предрождественских вечеров, чтобы мы сумели расслышать главное.

И мы говорим, мы молчим, мы прерываемся, мы вслушиваемся... В христианском храме маленького гоанского городишки снова сдержано и многозначительно высказывается церковный колокол: «Дууум»...

«Я думал раньше, что люди западных стран должны быть живыми христианами. Но когда я посетил эти страны, моё мнение изменилось. Я увидел совсем другое положение. Без сомнения, и среди них есть истинные служители Божии, но не все являются христианами. Раньше я думал: „Какой я несчастный, что родился в языческой стране, и как счастливы те, которые с детства знают Христа!“. Но теперь я прославляю Бога, что Он позволил мне родиться в языческой стране, ибо я был неудовлетворённый и стал искать Бога; в то время, как жители христианских стран находятся в этой вере, имеют всё и не имеют нужды искать. Я начал сравнивать жителей языческих стран и христианских. Первые являются язычниками, так как они поклоняются идолам, сделанным руками. В так называемых христианских странах я открыл худший вид идолопоклонства: люди поклоняются самим себе. Я начал понимать, что никакую европейскую страну нельзя рассматривать как христианскую, потому что истинных христиан только единицы». (Из первой речи индийца Саду Сундар Синга, произнесённой на Рlace Мontbenon 5 марта 1922 года)

Ранее опубликовано: № 1 (67) Дата публикации на сайте: 17 Февраль 2014

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 1 из 1
09:53 20.02.2014 | Галина
С превеликим удовольствием прочла!!!! Нестандартно, живо и познавательно! Несбыточная мечта - увидеть Индию! :-)))

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: