По тонкому льду

Согласитесь, Господу ничего не стоило бы в один миг исцелить любую болезнь или унять скорбь, но отчего-то во многом эту миссию Он возложил на нас, людей. Вот только всегда ли умеем мы подставить плечо и поддержать ближнего? Этот разговор — о том, как нельзя помогать.

 

— Отец Иоасаф, мы с вами в интервью то и дело возвращаемся к теме «добрых дел со злым сердцем». Это когда искренне намереваешься помочь ближнему, но в процессе «помогания» со дна твоей души всплывает столько нехристианских и даже нечеловеческих чувств, что невольно спрашиваешь себя, зачем людям такая твоя помощь. Сейчас я всё больше сталкиваюсь с ситуациями, когда страдание ближнего настолько велико, что только Господу под силу утешить и помочь. Но обращается-то человек не к Богу, а к тебе и с конкретными просьбами. От чувства беспомощности порой просто опускаются руки, хочется отстраниться и не думать ни о чём. Но ведь это явно не выход...

— Слишком многие — да мы все — воспринимаем страдание как негативный элемент. Но я всегда призываю (в том числе на «молодёжке» постоянно об этом говорю) внимательно посмотреть на само слово. Какой корень у «страдания»? — «Страда». Что такое «страда`» в сельском хозяйстве? — Самая жаркая пора: когда люди мало спят, мало едят, но очень много работают.

И на страдание необходимо взглянуть в подобном ключе. Это не просто период, когда в жизни «всё плохо», но время, когда душа начинает активно трудиться, для неё наступает пора серьёзной внутренней работы. Приходят скорби, мы стараемся их преодолеть, и это преодолевание как раз можно охарактеризовать словом «страдание». Да, душевно или физически нам очень плохо, но само слово, я считаю, имеет глубоко положительное значение.

Следующий момент. Скажу вроде бы парадоксальную вещь, но в жизни мы должны научиться страдать. Казалось бы, как так? Можно изучать математику, физику, литературу; учиться молитве, борьбе со страстями. Но и переживать горе, правильно относиться к скорбям мы тоже не умеем — не знаем, как себе помочь, как другого поддержать.

Что значит относиться к скорбям «правильно»? Посмотрим на это через призму Священного Писания: сам искушен быв, может и искушаемым помощи (Евр. 2,18). Если я не прошёл через страдания, то и скорби другого мне будут непонятны...

— Однако не всё в жизни ближнего можно понять и прочувствовать. Бывает, люди болеют редкими заболеваниями, становятся инвалидами. Как правильно включиться и помогать, если даже представить себе не можешь, что человек переживает?

— То, что в наших силах — научиться со-страданию, то есть со-участию в страдании ближнего. Для этого необходимо чужую скорбь полностью пропускать через себя, через свою душу. А это требует от нас глубокой душевной работы, которую, к сожалению, делать-то мы и не умеем.

Часто наше сострадание заключается в пустых словах — «не парься», «ну да, бывает». Умерла мама? — Ну, что ж, крепись, все там будем... На словах вроде бы реагируем, но душой внутрь страдания не проникаем, соучастниками не становимся. Поэтому для начала необходимо научиться сопереживать хотя бы в тех моментах, в которых мы сами побывали.

Вообще, первая ступенька лестницы — это в принципе увидеть страдающего человека, заметить его рядом с собой. Следующая ступень — научиться сопереживать в том, что ты сам прочувствовал. И высшая степень, думаю, — сострадать всем без исключения. Но это — уровень святости, нам до него далеко. Наша задача — достичь хотя бы второй ступеньки, а это как раз то, чего мы боимся. Потому что соучастие требует от нас большой отдачи душевных сил. Гораздо проще уйти в словесные формы, сказать: «Да, мне тебя жалко», но прочувствовать до глубины души страдания другого захочет не каждый.

Ещё вот что нужно понимать: не всякая скорбь есть скорбь. И не во всякой ситуации требуется помощь. Бывает, человек страдает, потому что ему, в прямом смысле слова, делать больше нечего. В действительности решение его проблемы не требует стольких усилий, сколько он об этом говорит, или же он сам себе её сознательно навязывает, потому что так удобно оправдать собственную греховность, слабость или даже определённый образ жизни.

Например, один мой знакомый в молодости потерял жену и ребёнка. С тех пор начал пить. Первая фраза, когда с ним начинаешь на эту тему разговаривать: «Вы меня не понимаете. Я такое пережил...». Да, безусловно, ребёнок и жена для тебя важны, но, по сути, спустя столько лет, не прячешься ли ты за них, чтобы иметь оправдание жить, как тебе вздумается?

Удивительно, но я часто встречаю подобные настроения. Вместо того чтобы попытаться из состояния скорби выйти, проанализировать, пересмотреть свою жизнь, человек сам впадает в саможаление и от других требует к себе жалости. Он уже привык страдать, ему нравится. Потому что в страданиях он весь такой романтичный, загадочный. К тому же это позволяет манипулировать другими: мне же плохо, значит, помогайте, но делайте это так, как я того хочу.

Поэтому здесь от нас требуется рассудительность — чтобы понять ситуацию и разобраться. Вспомните, даже в Евангелии Господь всем помогал по-разному. Где-то спрашивал о вере, а где-то нет; в каких-то случаях смотрел на веру друзей, а бывало, делал вид, что просьб о помощи не слышит и не замечает... Почему? Потому что, как Сердцеведец, Он видел, кому что нужно. Один скорбит всей душой, а другому слово доброе скажи, и он успокоится. Третий хочет просто выздороветь и больше ко Христу никогда не придёт. Вот к каждому Господь разное лекарство и применил.

Точно так же и мы, если хотим научиться помогать ближним по-настоящему, должны стремиться видеть человека целиком, а для этого необходимо быть на 100 % с ним здесь и сейчас. Только так есть шанс разобраться, что в данный конкретный момент действительно нужно. Может быть, достаточно будет сказать «ты мой бедный и хороший!» и просто посидеть рядом, уделить внимание. А может, наоборот, пришло время встряхнуть: «Хватит себя жалеть. Давай-ка поднимайся, хватайся за мое плечо и пойдём!».

Одно надо понять: стандартного, шаблонного подхода нет и никогда не будет. Сколько людей — столько ситуаций, и отношение должно быть всегда особенным, неповторимым.

— Если, как вы сказали, человек в своей скорби ищет к себе особенного отношения, но выводов делать не собирается, насколько в этом случае необходимо включаться и помогать?

— А кто может определить, собирается он делать выводы или нет?

Мы все проживаем каждый свою жизнь. И встреча двух людей — того, кого просят помочь, и того, кто нуждается в помощи, — время усиленной душевной работы для обоих. Если один пока не готов трудиться, это не означает, что другой не может выполнить свою часть работы. Я вполне могу со-участвовать в скорби ближнего, даже при том, что сам человек что-то делать со своим страданием пока не в силах.

Проблема в том, что всё, что заставляет нас двигаться вне наших шаблонов и стереотипов, мы блокируем. Мы боимся жизни, ведь душевная работа, повторюсь, — самая тяжёлая. Но если хотим по-настоящему чувствовать, ощущать этот мир каждой частью своей души, каждой клеткой своего тела, то жить нужно — как по тонкому льду идти.

Вот почему у нас Евангелие, а не свод правил и законов, как в Ветхом Завете? Где десять заповедей, чётких и понятных: это делаем, этого не делаем, это можно, этого нельзя... Мы, люди, путаемся и вообще так не привыкли. Как цирковые лошади: нам покажите круг на арене, и мы тут же готовы по нему бежать, а подходить к жизни творчески никак не научимся.

Но Евангелие призывает жить без шаблонов и жёстких правил. Каждая новая встреча — чистый лист, откровение. Каждый ближний — это единственные в своём роде страдания и скорбь. И сказать себе: ага, такие случаи у меня уже были, поэтому буду действовать так-то и так-то — невозможно. Точнее, возможно, но в этом случае мы никогда не угадаем. И не угадываем, даже если и стараемся.

К тому же, Бог устроил так, что ещё и не каждому человеку можешь ты помочь...

— Для чего тогда Он посылает такие встречи, когда понимаешь, что кроме как повздыхать и посочувствовать, больше ничем и не поможешь?

— Нам даны две заповеди: возлюби Бога и возлюби ближнего. Одно без другого невозможно. Нас, христиан, неверующие иногда называют эгоистами: мол, вы делаете добрые дела, чтобы спастись. Однако наша задача не столько «спастись», сколько принять Святого Духа. А сделать это может только душа подготовленная, «прорыхлённая» страданиями — как своими, так и чужими.

Для этого Господь и посылает нам таких людей — чтобы мы с ними вместе душевно поСТРАДАли, поработали. В данном случае польза обоюдная: я прихожу к человеку, помогаю ему пережить его скорбь, облегчаю его участь и, «включая» для этого свою душу, сам усиленно тружусь душевно, работаю над собой.

Кстати, и деятельность нашей волонтёрской организации «Молодость не равнодушна» на этом принципе строится: давать и брать нужно одновременно, отдавая, мы получаем. Вроде бы, «брать-давать» — слова-антагонисты, но оказывается, что в плоскости Евангелия они прекрасно сочетаются.

Ранее опубликовано: № 2 (83) Дата публикации на сайте: 13 Сентябрь 2017

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: