Разорвать цепь предательств

Всё, что произошло со мной, — это бесценный опыт, дарованный мне Богом. Я хочу рассказать о том, как в юности я предала свою веру и попала в секту свидетелей Иеговы. И как долог и труден был мой путь возвращения в Отчий дом.


Мне было 6 лет, когда бабушка решила меня крестить; из церкви меня привезли с крестиком на верёвочке и Казанской иконой Божией Матери — бумажным образом, приклеенным на кусок фанеры. Меня переполняла гордость от того, что теперь у меня есть своя собственная икона, которую я повесила у изголовья кровати. Я не умела молиться и не знала молитв, не ходила в храм и не читала Библии. Кто-то научил меня креститься. Больше я не умела ничего. Только утром и перед сном я целовала любимую икону, веря, что Она защитит.

Помню, когда ещё маленькой девочкой я сознательно впервые обратилась к Той, Чей образ висел над моей головой. Моя мама, разведясь с папой, пыталась устроить свою личную жизнь и однажды не пришла домой ночевать. В ту ночь я не могла уснуть, казалось, что я больше не увижу свою маму, что с ней приключилась беда. Я стала на колени у своей кровати и начала молиться — плакать и просить. Успокоилась тогда, когда услышала звук поворачивающегося в замке ключа. Я быстро прыгнула в кровать и притворилась спящей. Я по-детски верила в то, что помогла в ту ночь мне Она — Женщина с Младенцем на руках.

С того момента прошло несколько лет, моя мама всё так же тщетно пыталась устроить свою личную жизнь, а я по привычке молилась, как могла, если мама не приходила домой ночевать. Но однажды всё переменилось. Мама стала вовремя возвращаться с работы, больше времени уделять мне, к нам стали приходить новые, не знакомые мне люди, которые, к слову сказать, были милыми и улыбчивыми. Затем мы впервые пошли на собрание... Там нам сказали, что нужно начинать «изучать Библию», потому что конец близок. Так мы стали членами тоталитарной секты «Свидетели Иеговы».

На собраниях секты мне сказали, что крестик нужно снять, и не просто снять, а желательно выбросить на помойку. Я без особых раздумий выполнила требование. А потом пришёл черёд и Казанскому образу Божией Матери. Как настоящий вандал, я выбросила икону. Икону Той, Которой ещё не так давно молилась. Так и произошёл первый в моей жизни сознательный, взрослый выбор, первое настоящее предательство.

Потом была вереница других предательств, уже таких привычных для меня — клевета на священнослужителей, насмешки среди своих над православными «бабками», обзывание их язычниками и идолопоклонниками. Я была подростком, в этом возрасте все идеалы слишком высоки, и жизнь кажется длинной и простой. Я была убеждена в истинности нашей «протестантской христианской организации». Бурлящая во мне энергия быстро вела меня к «крещению», я была в центре внимания, меня любили и хвалили.

Первое замешательство, связанное с верой, произошло тогда, когда мне сказали, что я стала «некрещёным возвещателем» — то есть имею право (и обязана) ходить по квартирам в сопровождении крещёного брата или сестры. Я была в ужасе от этой новости. Ходить по улицам и квартирам с проповедями? Только не это! Причём с явной и очевидной целью свидетели Иеговы выбирают для этого те «участки», где ты живёшь. И тебе волей-неволей приходится заявлять соседям, вчерашним друзьям, одноклассникам о том, что ты теперь «свидетель» и не имеешь ничего общего с «миром». Сейчас-то я понимаю, что делается это не случайно, как преподносилось нам. Всё продумано до мелочей. И эти бесконечные отчёты — бумажки, на которых мы должны были писать, сколько обошли квартир, какие журналы оставили, как себя вели люди и что дословно они говорили. Знаете ли вы, что все у них состоите на учёте? Они всё о вас знают. И информация эта идёт недолгим путём к их начальству, в «Общество сторожевой башни» в Вефиль, которое находится в Соединённых Штатах Америки. Вот на кого мы все работали, вот он — тот «высокий идеал», «истина».

Признаюсь честно, эти проповеди были для меня настоящим испытанием, и я всегда молила Бога, чтобы у меня нашлась какая-нибудь очень уважительная причина (без таковых можно получить выговор и отстранение от собрания) не идти. Если уж приходилось идти на проповедь, я старалась вжаться в косяк двери, чтобы хозяин квартиры не видел меня. И ни разу я не сказала ни единого слова. Это я пишу не в оправдание себя, а к тому, чтобы, открывая дверь или встречая в парке «свидетелей», вы обратили на них внимание: а вдруг кто-то тоже стоит, опустив глаза и стараясь стать невидимкой, сгорает от стыда и унижения. Я до сих пор не могу побороть себя и заговорить с идущим навстречу мне «свидетелем», хотя знаю всю их кухню изнутри. Как бы я ни знала хорошо догматы Православия, я знаю точно, как проходят подготовку и боевое крещение «свидетели». Ими досконально вызубрена психология влияния и манипуляции человеческим сознанием, которая для рядовых «братьев-сестёр» выдаётся за умение общаться, знание Библии и владение «истиной».

Меня уже готовили к «крещению», и я уже сдала первую часть «экзаменов» — обязательный минимум на знание ссылок из Библии и ответов на все вопросы, которые затрагиваются во время проповедей. В секте к этому относятся очень серьёзно, и для лучшего вдалбливания в мозги на собраниях дают домашние задания отдельным «сёстрам» — составить сценку. В этих импровизациях цель — показать, как можно быстро и эффективно расположить оппонента, как привлечь его в секту.

Так бы и шло оно дальше, если бы не бурлящая во мне жизнь, которая бывает у всех подростков. Я влюбилась в мальчика из старшего класса. Готовая жизнь свою отдать, я просто переключилась на нового идола. Я стала прогуливать уроки, но этот факт моих «братьев-сестёр» как раз не волновал — главное, чтобы собрания посещала исправно да отчёты о проповеди сдавала. Но дальше — хуже. Меня стали тяготить присутствия на собраниях, книгоизучения, чаепития и прочее. Что касается проповедей, они стали для меня просто недопустимыми — ведь меня могли послать в его дом! У меня появилось презрение к этим людям, с их верой в какой-то мещанско-животный рай... Я стала удаляться всё больше и больше. И как когда-то выбросила свой крестильный крест на помойку, так нынче выбросила из головы все цитаты и «знания». Как когда-то надругалась над образом Той, Которая помогала и берегла, так теперь надругалась над собранием, «братьями-сёстрами», да и над «истиной» вообще. Свершилось ещё одно предательство. Впрочем, моральная сторона моих поступков мало кого заботила и волновала, и меня в том числе. Позже от плачущей мамы (которая всё-таки приняла «крещение»), я узнала, что меня исключили из собрания. Я им стала не нужна и не интересна, ведь никаких отчётов более не приносила, а материально ответственной ещё не была по возрасту.

Так в моей жизни произошла ещё одна революция и наступил период полного безбожия. Я не верила ни во что и ни в кого. Верила себе, своим силам, своей молодости. У меня появился мой новый бог — я. Во мне не осталось никакой веры, ни в ад, ни в рай, вымело начисто зародыши Православия, удалились с корнем еретические знания. Я стала белым листом. Так и началось скитание от одной «истины» к другой.

Обожествление себя или кого-либо другого длиться долго не может по логике вещей, ведь это чувство совершенно деструктивное. Поэтому есть лишь два пути: умереть — или...

Со мной произошло второе.

Первой ласточкой новой жизни прилетела ко мне случайная знакомая, которая была и остаётся верной прихожанкой обители преподобного Ионы. Это был первый человек, который говорил со мной о Боге и жизни по заповедям, о Божией Матери и святых отцах. Я слушала её с усмешкой. Краснею, когда вспоминаю о том, как я пыталась ей доказать, что Иисус Христос не Бог, а просто хороший человек, великий посвящённый... И сейчас Он сидит в Тибете, в Шамбале, и пополняет человеческий генофонд. Недели две она возилась с моими Блаватскими, Рерихами, Толстыми, Вольтерами, реинкарнациями, остатками «Свидетелей Иеговы», зачатками магии и колдовства. И всё-таки она настроила меня на трёхдневный пост и помогла подготовиться к исповеди. Я смутно представляла, для чего мне Исповедь и Причастие, но интуитивно чувствовала, что должна. Поэтому первое, что я испытала, было чувство облегчения — закончилось то, что было необходимо.

Потихоньку, милостью Божией, я неровно поднималась по ступенькам церковной жизни. Трудно давалось чтение творений святых отцов, но вот Кураев шёл легко и понятно. Самой мне частенько было лень готовиться к Причастию, и как знать, возможно, я снова предала бы себя и свою веру, если бы не моя дочь. Я с удовольствием носила к Причастию её. Потом появились новые знакомые, ещё позже новые друзья... Оборвалась роковая цепь моих предательств. Мне стало нетрудно просить прощения и признаваться самой себе в том, что я живу не на Олимпе и верю в милосердие Бога. Чудным образом мы перебрались жить в Киев, и Ионинский монастырь, без преувеличения, стал вторым домом. Могла ли я подумать, что теперь буду ходить сюда на службы, водить детей к Причастию, ходить на «молодёжки» и активно участвовать в социальной жизни монастыря? Там — уютно и тепло, там мой духовник, родные и друзья, переживания и радости, там настоящая жизнь.

Я бы с радостью, наверное, забыла всё то, что со мной произошло, но моя мама не даст мне этого сделать. Всё так же активно участвуя в проповедях и прочих мероприятиях, она давит меня цитатами, пытаясь «вразумить». Хотя я не расстраиваюсь относительно мамы и всё так же верю в Чудо, верю Богу, верю, что Он поможет и не оставит. От пребывания в секте свидетелей Иеговы во мне осталось лишь отвращение ко всему американскому. Знаю твёрдо одно: логики всех сект и религий бьются, как мелкие судёнышки, о скалу Православия. И только в Православии царит не разум, но Дух.

Ранее опубликовано: № 6 (36) Дата публикации на сайте: 12 Февраль 2009

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 25 из 37
23:27 04.11.2012 | Василий
Любим свою Страну,своих родителей,находим свой клад жизни,пусть испытания к нам приходят самое главное что бы мы были с истиной....Слава Богу!
15:14 14.04.2011 | Ирина
Жаль, что народ до сих пор путается в понятиях, называя сектантами всех, кто не православной веры. Читайте историю христиантсва, господа.
18:33 17.09.2010 | Михайло
Слава Богу, що змилосердився над вами. Тримайтеся віри в Ісуса Христа, бо навернення не буде легким, спокуси завжди будуть, але Господь сильніший за все!
Спаси Господи!
17:25 11.06.2010 | Нина
Спасибо огромное Вам за то, что написали эту статью и выложили. Она помогла мне разобраться в том, что нет веры сильнее Православного Христианства. Сейчас расскажу, со мной случился подобный случай, как с вами, только в виртуальном мире

Я зашла на один христианский чат, где задаешь интересующие вопросы и просто разговариваешь на "духовные темs". Отвечают на вопросы они только Писаниями из Библии. Так же люди в этом чате мне посоветовали найти хорошую Библейскую Церковь и познакомиться с христианами Евангелистами. Они также прислали мне адреса евангельских церквей в моем городе. Я пошла туда, РЕШИЛА ПОСМОТРЕТЬ. Когда вошла, меня долго заставляли снять крестик и иконку Николая Чудотворца, но я не сняла, тогда они выгнали меня, назвали меня язычницей, крикнули, что мне в аду гореть целую вечность. "Если ты не слушаешься нас, значит не слушаешься Бога, нарушаешь слово Божье, за это после смерти придешь на Страшный Суд. Если кто-то не любит нас, значит не любит Бога, а мы - Божьи дети, так как читаем Библию и стараемся во всем соблюдать Библии, не то, что вы, православные язычники, всяким изображениям в церкви поклоняетесь!Если ты считаешь свою жизнь раем, то гореть тебе в адском огне вечно!"- закричал пастырь. После этого, я расстроилась, пришла домой и долго плакала о том, что не могла разобраться в этой жизни, нужно ли читать Библию или нет, особенно меня расстроили слова о том, что в аду гореть буду.

Когда зашла на сайт этого журнала, мне сразу попалась ваша статья, и мне сразу на душе стало легче!!!!!!! За все слава Господу Богу!!!!

13:10 26.09.2009 | иерей Николай
Действительно, хорошая статья, я недавно крестил дочь старейшины из Кишинева, причем история во многом похожа...
21:06 22.07.2009 | Ilia
я не хотел вынуждать Вас говорить, что «это не литература», потому что это как раз литература; Вы же говорите так, чтобы защититься от «нападок», которых нет: есть мысли и их развитие; получается, что Вы открещиваетесь от всего, лишь бы я отстал, - «не претендующий на золотую медаль», «не выдерживающий критики», «искать правду здесь не стоит»… Я бы написал, что мне неловко от того, что я заставил Вас так… заунывать, что ли, по поводу рассказа; но так снизился бы уровень полемичности:)) А вообще мне действительно жаль, если я Вас как-то расстроил… Я вижу, что Вы действительно испытывали те проблемы, о которых пишете; мне вначале показалось, что рассказ сделан так: редактор дал задание – «написать душещипательную историю из жизни», и журналист его выполнил. Полистал то, посмотрел это, придумал героиню, сочинил ей историю… (в этом, кстати, тоже ничего плохого нет).
Не понимаю, что обидного в последней фразе… «Чуть-чуть» - здесь это и «немного», и – «в достаточной степени хорошо»… Споря, мы всегда остаемся при своем мнении, просто расширяем кругозор...
10:53 21.07.2009 | анна лелик
Вы не менее участливо пытаетесь приписать мне т чего нет. я не сваливаю на сектантв всю вину мира. я пишу лишь о себе и том что произошло со мной. и то вины в них я не вижу. скорее только в некоторых их заморочках, которые реально очень неприятны. и я это имею право говорить так как была в этом изнутри, что называется.
по поводу "христианской/светской" литературы - согласна. на сто процентов. но опять же - это не литература. это эпизод из жизни, моей личной жизни, не претендующий на золотую медаль и не выдерживающий критики читателей (как выяснилось) и искать правду здесь не стоит. для этого есть настоящая литература.
просто возможно кому-то это поможет - по крайней мере мне бы это помогло, тогда, когда я в этом жила.
а по поводу фотографии знакомой - интересно вышло. она наверняка даже не догадывается что тут вокруг ее фотографии происходит)))
а последняя Ваша фраза немного обидна.
хотя...
очень неприятно бывает когда человек пишет, есть контакт и диалог, а в результате каждый остается при своем мнении.
15:58 20.07.2009 | Ilia
У меня не было цели р а з б и р а т ь Вашу статью, я открыл эту страницу, зная, что здесь фотография девушки, с которой я знаком. «Смахивает на то, что Вас интересует больше буква и стиль, нежели то, что написано». Больше мертвая буква, чем живой дух, хотите Вы сказать? Ведь буква и стиль, и особый вкус речи составляют содержание изящной словесности; можно написать об историческом контакте двух цивилизаций, и это будет плохо, а можно о беседе графина с швейной иглой (как, по-моему, у Андерсена), и – тронет. Мне кажется, что в так называемой светской литературе, в некоторых [немногих] вещах, больше христианства и православия, чем в «специально»-православной, именно потому, что там есть эта пресловутая «художественная правда».
«и последнее» - не садизм, и не мазохизм, и не другая перверсия, которую Вы «участливо» хотите мне приписать, а избыток энергии – читать и писать мне нравится, что Вы можете видеть по количеству знаков. Мне было интересно, кто написал это… теперь я чуть-чуть лучше это узнал.
15:56 20.07.2009 | Ilia
Сектанты в обществе – довольно слабые, социально обособленные люди; зачем сваливать всю вину э т о г о мира на них, а не на замалчиваемых отморозков во власти, в служебных структурах, да и просто на улицах. То есть, уже некоторое несоответствие – а литература всегда стремилась передавать правду. «Это православный журнал, и…» - и люди здесь общаются по-православному, т.е. по определенным правилам, как принято среди православных; а те, кому не нравится, могут искать что-либо другое. Совершенно верно: ведь если б я открыл сайт автомобильного журнала и принялся укорять беседующих о преимуществах подвесок и карбюраторов тем, что они не излагают свои мысли в поэтической форме, меня б справедливо тут же «замолчали». Но проблема в том, что некоторые положения христианского вероучения близки мне; а я вижу, как они искажаются в трактовке «православного» мировоззрения. «Православного» в кавычках, потому что обмирщенного.
15:55 20.07.2009 | Ilia
«отчего Вас зацепила именно эта статья?... тема эта как-то неприятна?» - Нет, для меня на втором плане то, о чем написано… в данном случае, сектанты и их «происки»; меня на самом деле волнует то, к а к написано. В Вашей вещи я усмотрел общую для некоторых ныне пишущих людей тенденцию: создать п р а в о с л а в н у ю литературу, содержание (нарратив – т.е. сюжетное пространство) которой обладает рядом «милых сердцу» признаков: то же ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ (ну что, что это такое, объясните мне!), неверующее прошлое, переходный период, и, наконец, счастливое настоящее в обретенной вере, в ожидании перехода из этой жизни в вечную и в довольно твердой уверенности, что уж теперь-то никакие гадкие сектанты не помешают мне обрести Небесное Царствие.
16:37 19.07.2009 | анна лелик
Ilia? мне интересно в свете всего написанного следующее. отчего Вас так зацепила именно эта статья? в других моих статьях Вы почти ничего не писали. тема эта как-то неприятна?
и еще. это православный журнал. и вполне естественно что здесь могут быть высказывания те, которые Вам кажутся не к месту, и несуразными.
я писала историю своего ВОЦЕРКОВЛЕНИЯ. это не биографический опус в целом, не мемуары - это история воцерковления.
и поседнее. спасибо за такой тщательный разбор моей статьи. мне есть на что обратить внимание на самом деле. и хотя Ваш разбор, буквально по буквам (моей такой не претендующей на глубокий анализ статьи), несколько смахивает на то, что Вас интересует больше буква и истиль нежели то что написано.
и самое последнее, если все так плохо, так зачем тратить столько своего времени и сил и все это читать и писать?
мазохизм? или садизм?
22:50 18.07.2009 | Ilia
Я не стараюсь на самом деле придираться, даже это слово тут неуместно; просто меня глубоко трогают некоторые моменты нынешней «православной», «приходской» жизни, что в сочетании с некоторым интересом к процессу превращения мыслей в слова заставляет реагировать на, как мне кажется, сомнительные вещи.
22:48 18.07.2009 | Ilia
И это уже не стиль в хорошем смысле, а некая закодированная (повторюсь) структура, ощутив которую, «посвященные» (в широком смысле, не те «посвященные», о которых говорите вы в рассказе, и о которых я прекрасно осведомлен) начинают в такт раскачиваться и подпевать слова мантры: «Спаси, Вас, Господи» «Слава Богу за Все!» «Давайте молится за тех кто ищет истину (пунктуация и орфография сохранены)» и т.д. (из комментариев к рассказу). Вот это как раз и поминание имени Господа всуе в некотором смысле, так как эти люди предпочли живому осмыслению прочитанного свой праведный православный энергоресурс.
22:45 18.07.2009 | Ilia
Поясню свою, может, негладковыраженную мысль: вы пишете вроде бы о реальной жизни, т.е. п и ш е т е ее, жизнь, как делают все (не обязательно великие) нормальные – не скажу литераторы, чтобы не давить на жилку ремесла – люди, которые чувствуют потребность отразить свои переживания в слове; но между делом появляются такие, например, вещи: « Потихоньку, милостью Божией, я неровно поднималась по ступенькам церковной жизни». Допустим, я православный человек, и мне знаком «общинный» смысл этого вводного словосочетания «милостью Божией»; но если я просто читатель, такие вещи сбивают меня с толку. «…поднималась по ступенькам церковной жизни» - тоже «для своих».
22:44 18.07.2009 | Ilia
О стиле и не думают, когда пишут. «Каждый пишет, что он слышит». Стиль определяется постфактум, как свойство. Хорошо, конечно, что вера пробудила вашу сознательность, нравственные качества, какую-то внимательность к людям, да? но даже в этом комментарии заметно легкое желание «утвердить» камень вашей веры между вами и мной, вашим собеседником. «Для меня это мой жизненный выбор и путь». Это довольно громкие слова: «выбор», «путь». Обычно за ними стоит именно нежелание общаться по-настоящему, (т.е. с искренним интересом) а сводить все к условному языку, употребляя формулы которого, ищешь как бы людей своего круга и общаешься с ними на этом закодированном наречии.
13:59 18.07.2009 | анна лелик
на самом деле ни о каком своем "стиле" я и не думала, когда писала.
и разграничения "плохо-хорошо", "сознательно-несознательно" не относятся к православию или неправославию. несознательность - это бич современности, невзирая на вероисповедание.
мой опыт таков, что сознательность во мне проснулась благодаря вере. что же я буду сама себе говорить, что это не так?
для меня православие - это не шанс "выплыть" в "великие литераторы", для меня это мой жизненный выбор и путь.
и все, что я пишу, так или иначе это просвечивает
13:29 18.07.2009 | Ilia
Мне не нравится общая тенденция литературы "стать партий... извините, православной, и, наоборот, тенденция Православия (которое в социальном плане прежде всего и просто-напросто -религия большинства) создать "свою" литературу, свой образ человека, его места в мире и т.д. Это значительно сужает возможности творчества, на мой взгляд, и просто выхолащивает содержание - ведь все и так ясно: православные люди - хорошие, добрые, спасут, надо стремиться туда, а остальные - неправославные - либо еще несознательные, либо открытые враги; нравственного выбора читателю не остается. Ваш рассказ находится в русле определенной традиции, сформировавшейся в последнее время, поэтому я "выступаю" (говорю с иронией, потому что не доверяю всем громогласным заявлениям) не против этого произведения, а против стремления по-своему идеологизировать читателя, используя новомодную ныне православную семантику: секты, понимающие батюшки, непонимающие безверующие, воинствующие атеисты, платочки, бабки, искушения, сознательная молодежь в церкви, несознательная молодежь за гаражами с косячком на троих..., приход к Богу через житейские обстоятельства... и так далее.
13:28 18.07.2009 | Ilia
Критика как жанр существует в некотором отдалении от литературы; это особый р о д творчества, совершенно автономный, и он не требует доказательств своей самоценности еще и в виде приложения из беллетристики. Пример - В.Г.Белинский, который занимался только разбором художественной литературы.
Я не старался уличить Вас в ошибках; то, на что я указал, не так на самом деле явно, как вроде бы следует из моего комментария, и с этим можно еще поспорить. (Например, тезис о том, что "нет эпизода, где читатель ощутил бы благодарность к Богу" опровергается началом, где есть момент: "Только утром и перед сном я целовала любимую икону, надеясь, что Она защитит".) Рассказ на самом деле написан хорошо; почитав другие ваши вещи, можно увидеть, что они написаны в одном интонационном ключе; это, по крайней мере, говорит о наличии стиля.
12:55 18.07.2009 | Ilia
"...логики всех сект и религий бьются, как мелкие суденышки, о скалу Православия." Если это метафора, то к бездушной скале меньше сочувствия, чем к хрупким деревянным суденышкам.
12:49 18.07.2009 | анна лелик
критика станет конструктивной не тогда, когда обличат в ошибках, а когда предложат что-то своё, лучшее
15:42 17.07.2009 | Ilia
Нет ничего плохого в том, что что-то пишется на определенную тему, плохо, когда искренность подделывают и настоятельно выдают за духовность. Единодушие господ комментаторов лишь подтверждает, что люди, причисляющие себя к православным, не любят и не хотят думать, не любят родной язык; но и не это плохо, а плохо то, что они обманывают сами себя и выдают это за окончательный этап своего духовного развития.
"Спаси, Вас, Господи" - это, наверное, и обращение, и к Богу реверанс; зачем столько запятых? "Давайте молится за тех кто ищет истинну" - молиться - вопрос к глаголу несовершенного вида подразумевает мягкий знак; "истинну" - две буквы н, наверное, для придания слову солидности.
15:40 17.07.2009 | Ilia
Предвидя возможные идиотские выкрики типа "к а к? он не п о н и м е т, что ведь это - п р а в о с л а в и е?? православие - это наше все!!! в топку его", сразу скажу, что имею в виду только художественную сторону вывода, сделанного в рассказе - а она состоит в том, что автор после продолжительных коллизий и перипетий все-таки нашел свое место, свою стезю и круг общения. Только интересного в этом мало, потому что, несмотря на злободневность темы, как-то вяловато автор движется по этим "жизненным" как бы омутам: "В ту ночь я не могла уснуть, казалось, что я больше не увижу свою маму, что с ней приключилась беда". ("Приключилась" - трогательная архаика!)"Признаюсь честно, эти проповеди были для меня настоящим испытанием, и я всегда молила Бога, чтобы у меня нашлась какая-нибудь очень уважительная причина (без таковых можно получить выговор и отстранение от собрания) не идти". Общая интонация рассказа как бы просто-доверительная, как бы искренняя, и только форма, в которую облечена эта якобы "житейская" история (на самом деле, наверное, слепленная из нескольких), выдает автора, показывая, что ему небезразличен социальный "заказ" своего сочинения.
15:38 17.07.2009 | Ilia
Рассказ слабый. Заглавие - "Оборвать цепь предательств" - не соответствует содержанию, так как те предательства, о которых идет речь - "клевета на священнослужителей, насмешки среди своих над православными "бабками" - не раскрыты автором именно как предательства, чтобы убедительно было показано причиненное или совершенное зло. Даже такой кощунственный момент как выбрасывание крестика и иконы "на помойку" не убедителен, потому что, опять же не виден "размер" предательства - нет ни одного эпизода до этого выбрасывания, где бы читатель мог почувствовать, насколько и чем он обязан Богу. Рассказ рассчитан на целевую аудиторию, которая в данный момент складывает ручки на груди в припадке праведного негодования - "ах, он неблагодарный! он не знает, ч е м он обязан Богу?" и сама себя назначает в Божьи интенданты - распределители Божьих благ. Образ православия в этом рассказе мало чем отличается от социалистических иддилий в сотнях повестей эпохи соцреализма - "теперь буду ходить сюда на службы, водить детей к Причастию, ходить на "молодежки" (ах, как современно... - I.!) и активно участвовать в социальной жизни монастыря". "Там - уютно и тепло, там мой духовник, переживания и радости, родные и друзья (длинноватый ряд, автору на заметку - I.), там настоящая жизнь". Таким образом, читатель получает в конце нормальный "рай на земле", мало чем отличающийся по сути своей от протестантских общин и обществ по интересам.
11:35 26.06.2009 | Натали
Мне очень понравилось:
"логики всех сект и религий бьются, как мелкие судёнышки, о скалу Православия."

Спаси, Вас, Господи
19:48 12.04.2009 | tanya
слава Богу за Все!

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: