Серебряная земля

Ужгород — совершенно приморский город. Правда, моря в нём нет, но в это отсутствие трудно поверить. Идёшь брусчатой улицей Ольбрахта, вниз по склону уходит миниатюрный ботсадик — а под ним ведь оно, ласковое, плещет волнами, хлещет крыльями чаек? Нет? Неужели там нет моря? Не может быть!

А вот в Ужгородском замке спрятался небольшой парк, сквозь деревья виден низенький каменный бортик бастиона — и небо. Значит, там обрыв. Ну а под ним, конечно же, барашки на волнах, штормящий простор, далёкие паруса? Снова нет? Подходишь к этому краю крепостной стены вплотную… видишь под замковой горой тихие малоэтажные квартальчики, автозаправки, всякие развязки дорог… но щемящее приморское чувство всё равно остаётся.

Ветра с Дуная

Многие из нас при знакомстве с новыми местами поневоле сравнивают их с уже знакомыми реалиями. Мне, например, показалось, что Ужгород соединяет в себе черты Львова и Севастополя. То есть гармонически сочетает несочетаемое.

Здесь есть набережные — весёлые променадные бульвары над Ужом. Оркестры, мороженое, группы студентов с очень хорошими любопытными чистыми глазами; дивчата с хлопцами на скамейках; молодички с колясками по дорожкам и, конечно же, вечные старики за шахматами. А между всеми два бронзовых пана в шляпах — художники Бокшай и Эрдели — тоже присели себе на уютную бронзовую скамейку и с джокондовской улыбкой оглядывают проходящую молодёжь. Они милостиво позволяют каждому проходящему туристу посидеть рядом и сфотографироваться с основателями закарпатской школы живописи на память.

Глядя на карту города и уличные таблички, ощущаешь прямо-таки одесскую свободу закарпатцев при наименовании улиц. Славянская набережная, Православная набережная, Дмитрия Донского и Александра Невского, вперемешку с венгерскими деятелями — улицы Другетов, Ракоци, Берчени, Дендеши, Петефи, Йокаи; всё это на фоне ещё остающихся улиц всяких коммун и коммунаров.

Так вольные «южности» пересекаются в Ужгороде с совсем другой, среднеевропейской, «дунайской» атмосферой. Веет дух уютной Чехословакии 1920-1930-х годов, смешивается с терпкими ароматами имперской Венгрии (с приставкой Австро-) и гордой средневековой Венгрии, или лучше сказать, королевской Мадьярии. Её форпостом Ужгород был первые восемь из одиннадцати веков своей истории, нося славное имя Унгвар.

Более того, здесь можно уловить тень Великой Моравии — племенного государства раннего Средневековья, занимавшего неизвестно какие земли в межгорном центре Европы. Пока историки спорят о предполагаемых границах этой загадочной державы, закарпатцы уже уверены: она доходила до Закарпатья, и конечно же здесь действовали равноапостольные просветители Великой Моравии — свв. Кирилл и Мефодий.

Культ их в Закарпатье огромен, повсюду есть улицы и площади Кирилла и Мефодия, храмы и памятники братьям-просветителям. Иногда даже кажется, что закарпатцы считают их местными деятелями. Во всяком случае, заслуга Крещения родной земли, которую вся остальная Русь связывает с именем князя Владимира, здесь безраздельно принадлежит изобретателям славянской азбуки. И уж в любом православном храме Закарпатья есть обязательная триада-квадриада икон «наших святых»: равноапостольных Кирилла и Мефодия, преподобного Моисея Угрина (в этом исконно венгерском краю его тоже почитают как «своего»), а также подвижника ХХ века — преподобноисповедника Алексия Карпаторусского.

Так вот, про «дунайский дух». Взбираются на холмы и стекают к Ужу потоки невысоких домов-каменниц, а в них кофейни с антикварным интерьером или сувенирные магазинчики в одну маленькую комнатку, набитую диковинками, как сказочный ларец. Где-то высоко над «корзо» (широкие пешеходные улочки в старых венгерских городках) проглядывает барочный двуверхий собор и отбрасывает тень Его Величество Замок. Маленькие скверы, памятники, фонари, вино местных виноградников, европейская теплынь в воздухе — а на горизонте акварельные пятна холмов.

Оттуда веет прохладой и дождями, там горы высокие, тьма-тьмущая, Мараморош, Чорногора, Горганы, Бескиды — восточные Карпаты, вечная граница народов, только последние шестьдесят лет ставшая высоким островом внутри одной страны. Но оставшаяся всё-таки островом, своеобразным и неподвластным временам.

Рим, ромы, юмор

Из всех версий расположения прародины славян наиболее популярны у археологов три. Одна производит славян из района нынешнего Киева, вторая — из Дунайской низменности и третья — из района нынешней Галичины. К Закарпатью сходятся границами сразу обе последние. Как бы там ни было, но здесь насквозь пропитываешься чувством необычайной древности места и одновременно извечной окраинности, расположенности края между кем-то и кем-то.

Трудно удержаться от невольного подражания Юрию Андруховичу и не начать перечислять народы, чьей окраиной была эта земля. Здесь скакали на лошадях, растили виноград и ковали железо: кельты, фракийцы, даки, готы, геты, Римская империя, гунны (говорят, ставка Аттилы, где он погиб, была именно над Тисой), авары, белые сербы и белые хорваты, венгры и валахи, в которых растворились печенеги и половцы, немцы, румыны, словаки, русины, бойки, гуцулы, евреи, украинцы, послереволюционные русские эмигранты, советская власть и вечные цыгане.

И все они не переплавились, а инкрустировали свои следы в общую мозаику Серебряной земли (так здешние русины называют свой край). Например, в каждом закарпатском городе процветают цыганские кварталы, есть и целые ромские сёла. Повсюду бродят характерные ромалочки в бесконечных юбках и с детьми в тюках. На улицах то и дело наталкиваешься на целые сходки шумного хиромантского народа, не меняющегося тысячелетия, свободно владеющего всеми языками вышеперечисленных народов и вообще заманчиво свободного.

При этом цыганские улицы Радванки в Ужгороде вполне гармонично соседствуют с Горянами, где в тени деревьев прячется византийский храм-башня ХІ века, а за ним раскинулся военный городок недавней эпохи. Кстати, и в других закарпатских городках советские военные части, весьма многочисленные в этой «самой пограничной области СССР», почему-то соседствуют с районами «ромалэ и чавалэ» (случайно? или так было спокойнее?).

А прямо посреди центра Ужгорода, под мощной стеной старого замка приютилось маленькое карпатское село — россыпь дощатых и бревенчатых хат под высокими соломенными крышами, чистые опрятные дворы, парковые дорожки между тынами, и над всем царит шпилястая церковь из тёмного-тёмного дерева. Вообще здесь много «столичных штучек», уместившихся на таком миниатюрном пространстве, что это становится мило и вызывает добрую улыбку: ботанический сад раз в двадцать меньше любого из киевских или тот же музей народной архитектуры в добрую сотню раз меньше киевского и львовского аналогов.

Это мы говорим об инкрустации русинского села в тело Ужгорода. А вот где-то рядом и еврейство: на набережной Ужа стоит красивый красный «сундук» синагоги, перекрещённой в филармонию. Она явственно перекликается с соседним театром кукол — казалось бы, обычным серым функционалистским зданием, но всё же как-то пропитанным музыкальностью и артистичностью. А напротив, через речку, им обоим подмигивает кудрявая церковь русских эмигрантов в старорусском «коломенском» стиле.

Ещё больше старой России обнаруживаешь на новостроечной площади Кирилла и Мефодия, где православные русины уже почти возвели храм Христа Спасителя. Собор ненамного меньше своего великого московского «тёзки» и построен на собственные средства прихожан, без единой копейки из других регионов, о чём здесь с гордостью оповещают приезжих.

Люди здесь вообще исполнены чувства собственного достоинства, непостижимо смешанного с добродушием. Во многих закарпатцах чувствуется «внутренний воин», человек борьбы, но этот же человек нередко бывает улыбчивым и юморным. Кстати, более остроумное во всех своих проявлениях заведение, чем ужгородский кафе-музей «Деца у нотаря», вы вряд ли где найдёте.

И до чего бесподобен закарпатский язык! В нём звучит «не є» вместо «нема» и постоянное «лем» вместо «лиш». Самое же распространённое слово здесь — «ныч». Оно означает то же, что львовское «ніц», то есть «нічого», но в сказочной Серебряной земле милый зверёк «ныч» может заменять и «ні», «не», «не буду», и многие другие отрицания, придавая им оттенок добродушной иронии. И нетрудно догадываться о количестве непонятных на слух венгерских, румынских, словацких и уникально-местных слов в русинском языке (существуют особые русинско-украинские словари, и они весьма обширны).

Горы с иконы

А если по великолепной автостраде проехать через вторую столицу Закарпатья — уютное милое Мукачево — в местечки Берегово и Виноградов, можно попасть в настоящую Венгрию, не выезжая из Украины. Уже в маршрутке или автобусе начинаешь погружаться в венгерскую речь. На улицах же Берегова и Виноградова все надписи на магазинах и уличные таблички — на двух языках или даже только по-венгерски; сами улицы названы в честь венгерских героев; над учреждениями кроме жёлто-голубого флага развевается и венгерский зелёно-красно-белый триколор.

Кстати, советскими названиями Виноградов и Берегово пользуются только приезжие. Для самих тамошних жителей (а это на три четверти венгры) древние местечки носят извечные имена Nagyszollos и Beregszasz. При этом у Виноградова-Надьселеша есть ещё и особое русинское имя: Севлюш. На береговском театре красуются гигантские буквы «Illyes Gyula Magyar Nemzetі szinhaz» (Венгерский народный театр имени Дюлы Ийеша); а таблички на районных автобусах сразу указывают оба названия окрестных сёл — советско-украинский перевод и венгерский оригинал (скажем, «Мала Копаня / Alsoveresmart»).

И пускай обшарпанность и райцентровская запущенность здесь несколько удручают, и чувствуется глобальная пассивная обиженность мадьяр-виноделов на советскую власть, оторвавшую их от остальной Венгрии, — но всё же заехать сюда стоит. Хотя бы для полезного соприкосновения с такой совершенно иной языковой и ментальной культурой, как венгерская, при этом без потери привычной нам советско-украинской обстановки.

…Перед глазами сменяются тени гор; руины замков чуть ли не в каждом местечке; пенные воды Тисы, Боржавы, Латорицы; минеральные источники; действующие австрийские узкоколейные дороги со смешными паровозиками и вагонами в рост человека. А сколько здесь укреплённых средневековых храмов, деревянных шатровых церквей, монастырей разных конфессий (по количеству обителей маленькая Закарпатская область лидирует в Украине).

И это удивительное, всем понятное указание в хустской маршрутке: «остановите возле Богородицы» (чудотворной иконы в селе Нанков). А рядом с Ней — не только в Царстве Небесном, но и на Серебряной земле — св. Алексий, Карпаторусский чудотворец. Мощи покровителя края, буквально в одиночку восстановившего по всему Закарпатью Православие после двухсотлетнего перерыва, почивают в соседнем с Нанковской иконой монастыре в селе Иза.

Интересно, что в Мукачево в кафедральном православном храме на иконе «Явление Божией Матери на горе Почаевской» нарисованы синие горы, которых в Почаеве нет. Но когда попадаешь в Мукачевский замок и с высоты осматриваешь просторы, сразу видишь: вот они, горы с иконы. Не условные, а точно и детально прорисованные окрестности родного города сделал мастер фоном образа, вроде бы посвящённого другому месту. И в этом, по-моему, как нельзя лучше отражается дух Закарпатья — величественной Серебряной земли, которая всё воспринимает, но ни в чём до конца не растворяется, которая всякое «сребро Господина» не закапывает нерадиво, а пускает в активный оборот и обработку, принося достойные культурные и духовные плоды.

Ранее опубликовано: № 1 (20) Дата публикации на сайте: 08 Сентябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: