Отрок.ua

This page can found at: http://otrok-ua.ru/sections/art/show/shutki_v_storonu.html

Шутки в сторону

Вика Каушанская


Духовная радость о Господе — в тишине, без смеха и улыбок — всё же удел немногих подвижников. «Простые смертные» предпочитают изредка шутить. Тем более, как выразился один из первоиерархов нашей Церкви, «без юмора жизнь становится опасной». Однако чтобы правильно воспринимать юмор, необходимо самому обладать способностью подмечать смешное — чувством юмора. Чувством, которое великие мужи называли талантом и даже «весёлой, острой, шутливой складкой ума» (В. Даль). Насколько допустимо-весёлой может быть упомянутая складка, а язык и ум — острыми, нас иногда заставляет задуматься сама жизнь.

 

Как смеются волшебники

«Улыбайтесь, господа!» — любил повторять барон Мюнхгаузен и благодаря свойственной ему иронии выходил сухим из любой неприятности. Но не только на телеэкране юмор служит надёжным средством защиты от нависающих проблем. Успешно «разряжая» тяжёлый воздух современных реалий, он обладает огромным терапевтическим эффектом. Стрессы, агрессия, душевная тоска и отчаяние раскрасили бы наш мир в совершенно унылые краски, если бы не юмор и люди, которые умеют его понимать и использовать в мирных целях.

Эти люди подобны волшебникам: замечая смешную сторону в печальном событии, превращают боль и негодование в улыбку и смех. В основе их таланта — всегда любовь: к человеку, к его слабостям и несовершенствам. А ещё — удивительная способность видеть себя со стороны и... тоже смеяться. Вряд ли это было бы возможно, если бы «волшебники» не обладали одновременно настоящей силой духа и, как ни странно, кротостью. Которая не царапается и не колется — за неимением шипов.

Но если шутка ранит, имеем ли мы в таком случае дело с юмором или с его антиподом? «Не от английского ли слова iron, что означает „железо“, происходит слово ирония?» — писал Виктор Гюго. И действительно, слегка ироничный комплимент может показаться собеседнику неправдой, а уловив саркастические нотки, человек, возможно, и улыбнётся в ответ, но наверняка почувствует обиду. Среагировать же «неправильно» на остроумную колкость порой бывает страшно: общество тотчас же обвинит вас в отсутствии чувства юмора и сочтёт напыщенным гордецом.

Неизлечимый вирус серьёзности

Интернет-форумы иногда практикуют систему опроса пользователей, интересуясь их отношением к чему-либо. Ответы порой однозначны и категоричны. Так, в адрес недогадливых людей или тех, кто смеётся невпопад, — масса нелестных отзывов. Защитники всего смешного пишут: «Люди без чувства юмора не интересны», «у человека, лишенного чувства юмора, морщинки находятся не у глаз „лучиками“, а между бровями», «ежели у индивида чувство юмора наличествует, он определённо не дурак, и напротив...». Похоже, знаменитый христианский мыслитель Гилберт Честертон также придерживался подобного мнения, заверяя своего читателя: «Человек, который хотя бы отчасти не юморист, — лишь отчасти человек».

Медицина также не осталась в стороне от обсуждаемой темы. И хотя преамбула «британские учёные...» уже звучит анекдотично, тем не менее, английские врачи смеют утверждать: непонимание тонкой сатиры является одним из реальных предвестников Альцгеймера. Учёные пришли к такому заключению, наблюдая за поведением пациентов, страдающих от нейродегенеративных расстройств различной степени тяжести.

По мнению психологов, взрослые вообще заражены неизлечимым заболеванием — вирусом «серьёзности». К 90 % жизненных ситуаций они относятся архисерьёзно и вечно раздувают из мухи слона. Им вторит статистика: дети смеются гораздо чаще взрослых.

Несмотря на вышеприведённые факты отсутствие чувства юмора — отнюдь не смертельный диагноз. К примеру, молодой Высоцкий после окончания театрального вуза поступил на службу в Театр миниатюр, откуда вскоре был уволен с формулировкой «за полное отсутствие чувства юмора». А через несколько лет над его песнями смеялась вся страна.

Побочные эффекты остроумия

Чувство юмора принято также считать одним из признаков высокого IQ. И этим оправдывать любые его проявления. Но взаимосвязь между чувством юмора, интеллектом и остроумием в человеке не обязательна — к такому мнению приходят Фрейд и Гегель на страницах своих научных трудов, посвящённых юмору.

То, что человек может быть умён, остроумен, но не понимать элементарной шутки, и наоборот — тривиальная истина. Гораздо интереснее мнение Фрейда относительно того, что остроумие — отдушина для чувства враждебности, которое не может быть удовлетворено другим способом, а комическое отличается от остроумия тем, что оно неумышленно.

Не хотелось бы воспринимать остроумие как потенциально небезопасное свойство человеческого ума. Ведь там, где оно было приправлено доброй иронией, рождались шедевры мировой литературы у Чехова, Гоголя, Диккенса, Бернарда Шоу. Но с той минуты, как острый ум вооружается сарказмом, Анатоль Франс, французский писатель и мастер сатиры, предупреждает об опасности: «Весёлый куплет может опрокинуть трон и низвергнуть богов». А ещё одно французское выражение «главное — иметь смеющихся на своей стороне» наиболее точно описывает стратегию современных информационных войн, когда злой эпиграммой или шуткой можно в буквальном смысле слова поразить противника.

У остроумия есть ещё один побочный эффект, когда его обладатель — тщеславен. Самовлюблённый оратор раздражает своей бесконечной демонстрацией техники слова. Очень метко описал этот эффект Самуил Маршак:

Когда мы попадаем в тесный круг,

Где промышляют тонким острословьем И могут нам на выбор предложить Десятки самых лучших, самых свежих, Ещё не поступивших в оборот Крылатых слов, острот и каламбуров, — Нам вспоминается широкий мир, Где люди говорят толково, звучно О стройках, о плотах, об урожае, Где шутку или меткое словцо Бросают мимоходом между делом, Но эта шутка дельная острей Всего, чем щеголяет острословье.

 

Подводя итоги и закрывая труды учёных мужей, приходим к заключению, что чувство юмора — не плод острого ума, а свойство чуткой души. Объясняя физиологию «чувства смешного», различные исследователи повторяют лишь то, что уже было озвучено двадцать веков назад Евангелием: Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста (Мф. 12, 34).

Всеобщий гомерический хохот

Таким образом, у юмора стопроцентное алиби, не требующее адвокатов. Однако в наше время наблюдается опасная тенденция изменения его сущности. Бытует мнение, что немаловажную роль в подобной трансформации сыграл интернет. С тех пор как скорость передаваемой информации не ведает существенных преград, отсутствие границ действительно влияет на многие аспекты нашей жизни. И юмор, к сожалению, не стал исключением.

Заглянув в социальные сети, где сегодня присутствует значительная часть общества, сложно не заметить количество стёба, «мэмов», «пранков» и прочих разновидностей сарказма. По статистике, сарказм составляет около 70 % всего контента. Отделять мух от котлет — насмешку от юмора — мало кому представляется необходимым. Виртуальное пространство успешно использует и то, и другое в «корыстных целях», продавая с его помощью не только товары, но и различные идеи.

Известно, что и шутка, и улыбка, и, в принципе, всё смешное открывают золотым ключиком человеческую душу. Как следствие, если ключ оказывается в руке доброго человека, жизнь вокруг него искрится радостью: «Всё жестокое смягчается, всё наше раздражение и досада улетучиваются, и приходит чувство солнечной радости» (Марк Твен). Но ежели в руках циничного клоуна, то его аудитория со временем вообще перестаёт понимать, что существуют темы, над которыми смеяться кощунственно.

Но, поскольку смех приносит удовольствие, возникла тенденция смешить только ради того, чтобы «поржать». Виноват ли компьютерный век в том, что человек ХХІ столетия иногда не к месту гомерически хохочет? История ещё помнит грубость античных нравов, когда в римских цирках смеялись при виде чужих мук и даже смерти. А в средние века физическое уродство являлось вообще одним из поводов для веселья публики. Пожалуй, мудрее других ответил Екклесиаст: Бывает нечто, о чём говорят: смотри, вот это новое; но это было уже в веках, бывших прежде нас (Ек. 1, 10).

Слава Богу, нравы за несколько столетий смягчились, и сегодня почти никто не смеётся над смертью. («Диванная» артиллерия псевдополитологов — не в счёт.) Однако и поныне чужая неловкость или оплошность доставляют зрителям удовольствие. И они покатываются со смеху у мониторов компьютеров, переключая на YouTube ролики про то, как кто-то поскользнулся, упал в бассейн или врезался в телеграфный столб. То ли чувство собственного превосходства, то ли желание укрыться в надёжных объятиях смеха заставляет даже воспитанных людей улыбаться чужой боли.

«Пошути, и я тебе скажу, кто ты», — так перефразируя известную поговорку, можно проверить, насколько неразрывно связаны наши «таланты» с внутренней культурой, с «сокровищами» сердца. Независимо от эпохи и средств коммуникаций. Граница между юмором и его антиподом, наверное, и правда пролегает через сердце человека. Как тут не согласиться с Александром Сергеевичем:

Блажен, кто крепко словом правит,
И держит мысль на привязи свою,
Кто в сердце усыпляет или давит
Мгновенно прошипевшую змею.

Небеса на проводе...

Нам с мужем повезло родиться в семьях, где отцы постоянно шутили. С абсолютно невозмутимым лицом и добрым сердцем. И мы оба были уверены, что у наших детей это чувство обнаружится «в крови» — автоматически, по наследству.

Но небеса распорядились иначе. В семье «весёлых и находчивых» родилась девочка, которая с первых мгновений жизни очень чётко дала понять окружающему миру: «осторожно, хрупкий элемент, не кантовать!». И не приставать с непонятными шуточками, анекдотами и прочей ерундой.

С годами она выросла в голубоглазую блондинку, которая не улыбается, когда всем смешно, и плачет, если переборщить с чёрным юмором. Просто потому, что «птичку жалко». Цвет волос даёт повод родственникам «законно» подтрунивать над её простодушной наивностью, доверчивостью и легкомысленной простотой. Любые попытки заподозрить её в глупости разбивались вдребезги об аттестат отличницы, а победы на городских олимпиадах свидетельствовали о присутствии незаурядного интеллекта. Тем временем, наш семейный архив воспоминаний полнился её легендарными фразами, от которых мы покатываемся со смеху до сих пор.

Однажды, будучи в раннем подростковом возрасте, она ворвалась взволнованная ко мне в комнату и протянула телефон со словами: «Мама, тебе Господи звонит!!!». По эмоциональной палитре на её лице я поверила на мгновенье, что Небо действительно вышло на связь, но тут же догадалась, в чём дело. Дочка не знала, что у её родителей принято подписывать друг друга в телефоне различными ироничными прозвищами. Долгое время у мужа я значилась как «Женщина тяжёлого поведения» или «Мирный атом» (что в принципе для него одно и то же). Почитая себя женщиной с более чутким и тонким чувством юмора, я обозначила мужа в своей телефонной книге скромно и однозначно: «Господин». Последнюю букву слова, видимо, дочери просто не хватило времени и сил дочитать до конца. От волнения...

А если серьёзно, мы переживаем за неё. Жить с отсутствующим чутьём на подвох опасно. Недавно, в День дурака, именно её выбрали друзья для первоапрельского розыгрыша. Одноклассник позвонил и, наигранно рыдая в трубку, сказал, что собирается прямо сейчас покончить жизнь самоубийством. Предварительно на своей страничке в соцсети он выставил фотографию горсти таблеток, которые якобы намеревается принять. Только в конце разговора мальчик сказал правду. Когда испугался её истерики. Тем не менее, уже через несколько дней как ни в чём ни бывало они вместе возвращались со школы. У меня бы не получилось так быстро простить...

Наблюдая за ней, я невольно задумываюсь: а так ли важно уметь красиво шутить? Отличать фальшивый юмор от подделки? Возможно, присутствие доброты увеличивает шансы души на красоту, на её величие? И чувство юмора — лишь маленькая драгоценность в большой диадеме...

Ранее опубликовано: № 3 (84) Дата публикации на сайте: 07 Ноябрь 2017