Старик и мальчик: Журнал «Отрок.ua»

Старик и мальчик

Тому, кто хочет исполнить заповедь о любви к ближнему, прежде всего нужно настроить свой ум и сердце, чтобы в каждом человеке видеть образ Божий, и помнить о том, что он так же любим Богом, как и ты сам.

Впрочем, вряд ли такими рассуждениями были заняты герои повести «Старик и море». Без напускной философии здесь обнажены сильные человеческие чувства. Это история о любви, история победы смирения и кротости над тщеславием и гордостью, история об истинной красоте старости.


В интеллигентских квартирах на закате советской поры можно было увидеть портрет Хемингуэя. Что делал этот американский писатель на наших советских обоях? Воплощал идеал человека. Журналист, побывавший в самых горячих точках планеты, путешественник, охотник и рыболов (если охота — то сафари, если рыбалка — то в океане), знаток корриды, боксёр, бейсболист, автор популярнейших романов, он был похож на своих героев — несломленных людей, в крайне тяжёлых обстоятельствах сохраняющих мужество и достоинство.

Вот и «Старик и море» вроде бы о том же. И подсказка об «идее произведения» есть в тексте: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».

И то, что это роман-притча, — общее место. Единоборство с рыбой — единоборство с жизненными испытаниями.

И о «подводной части айсберга» не умолчал никто, кто хоть несколько слов сказал о Хемингуэе: за «телеграфным стилем», нарочитой простотой и лаконизмом в обрисовке внешних событий — глубина, как огромная ледяная гора под водой, из которой на поверхности лишь малая часть.

Но ко всему этому общеизвестному хочется добавить, что в «Старике и море» Хемингуэй поднялся гораздо выше своего стоицизма. Это далеко не единичный случай, когда произведение больше и значительнее автора. Вспоминается «нобелевская» лекция Бродского. То, что он говорит о поэзии, можно расширить на хорошую литературу вообще: «Это колоссальный ускоритель сознания, мышления, мироощущения».

Думается, что повесть эта о любви и о том таинственном свойстве, которое зовётся смирением. Начнём с любви.

Старик (его хочется называть именно так, хотя мы знаем, что имя его Сантьяго) вызывает не сострадание, а любовь. Его любит мальчик, который несколько раз ходил с ним в море учиться рыбачить, пока родители не отправили его на другую, более удачливую лодку. Его любим мы. Искусство редко изображает стариков так, что они вызывают любовь. Разве что у Рембрандта и Достоевского. А чаще — пусть даже тёплая, но снисходительность. К старику у Хемингуэя снизойти нельзя. Вот как описана любовь к нему мальчика в начале повести:

«Когда мальчик вернулся, солнце уже зашло, и старик спал, сидя на стуле. Мальчик снял с кровати старое солдатское одеяло и прикрыл им спинку стула и плечи старика. Это были удивительные плечи — могучие, несмотря на старость, да и шея была сильная.

— Не снимай одеяло, — сказал мальчик. — Покуда я жив, я не дам тебе ловить рыбу не евши.

„Надо припасти ему воды, мыла и хорошее полотенце, — подумал мальчик. Как я раньше об этом не подумал? Ему нужна новая рубашка, зимняя куртка, какая-нибудь обувь и ещё одно одеяло“».

А в конце повести, когда старик вернётся со скелетом огромной рыбы, которую объели акулы, вернётся через несколько дней с до костей изрезанными леской руками, Хемингуэй напишет о любви мальчика иначе:

«— Как он себя чувствует? — крикнул мальчику один из рыбаков.

— Спит, — отозвался мальчик. Ему было всё равно, что они видят, как он плачет. — Не надо его тревожить».

А любовь старика обнаруживает себя постоянным рефреном в его мыслях далеко в море: «Жаль, что мальчика нет со мной»... «Если бы только мальчик был здесь!»

Но главное в другом. Убив первую акулу, старик, по воле автора, думает о непобедимости человека, а через страницу, когда продолжается с небольшими затишьями его битва с акулами, к нему приходит другая мысль: «Не обольщайся, старик. Мальчик — вот кто не даёт мне умереть».

Вынести невыносимое и преодолеть невозможное старику даёт любовь к мальчику, а не горделивая верность человеческому достоинству, мужеству и возможностям человека. В «подводной части айсберга» обнаруживается тёплое течение.

Старик не только далёк от каких-либо горделивых вызовов судьбе — Хемингуэй наделяет его таинственным и непостижимым свойством — смирением.

«Он был слишком простодушен, чтобы задумываться о том, когда пришло к нему смирение. Но он знал, что смирение пришло, не принеся с собой ни позора, ни утраты человеческого достоинства».

В другом переводе мне доводилось встречать слово «покорность». Я не знаю, как у Хемингуэя. «Покорность» вполне логична для стоицизма. Ещё у античных стоиков бытовала фраза «Судьба умного ведёт, а глупого тащит». Но при таком переводе на страницу, как сумерки, опускается безысходность, и вспоминается, что Хемингуэй — один из писателей, которых называют «потерянным поколением».

Примем слово «смирение». Действительно таинственное свойство. Смиренными в Ветхом Завете названы пророк Моисей и царь Давид. Уже сами эти имена не дают нам всё упростить и всего лишь елейно склонять голову.

Давайте попробуем приблизиться к пониманию, как пришло к старику смирение и в чём оно заключается, не претендуя исчерпать или хоть в какой-то мере раскрыть эту тайну как таковую.

Когда-то, в молодости, у него было прозвище Сантьяго-чемпион. Оно появилось после того, как однажды он состязался с могучим негром, самым сильным человеком в порту.

«Они просидели целые сутки друг против друга, уперев локти в черту, проведённую мелом на столе, не опуская рук и крепко сцепив ладони. Каждый из них пытался пригнуть руку другого к столу. А на рассвете, когда люди стали требовать, чтобы судья объявил ничью, старик внезапно собрал последние силы и стал пригибать руку негра всё ниже и ниже, покуда она не легла на стол. Потом Сантьяго участвовал ещё в нескольких состязаниях, но скоро бросил это дело. Он понял, что если очень захочет, то победит любого противника, и решил, что такие поединки вредны для его правой руки, которая нужна ему для рыбной ловли».

А ещё в повести шесть раз упоминается, что старику снятся львы.

«Ему теперь уже больше не снились ни бури, ни женщины, ни великие события, ни огромные рыбы, ни драки, ни состязания в силе, ни жена. Ему снились только далёкие страны и львы, выходящие на берег. Словно котята, они резвились в сумеречной мгле, и он любил их так же, как любил мальчика». «Ему приснилась длинная жёлтая отмель, и он увидел, как в сумерках на неё вышел первый лев, а за ним идут другие; он опёрся подбородком о борт корабля, стоящего на якоре, его обвевает вечерний ветер с суши, он ждёт, не покажутся ли новые львы, и он совершенно счастлив». И последняя фраза текста: «Ему снились львы». Зачем это в повести? Сам старик спрашивает: «Почему львы — это самое лучшее, что у меня осталось?»

Думается, что это рассказ о той красоте состоявшейся старости, когда из души ушли страсти: и страх, и вожделение, и тщеславие, и злоба, и даже пронзительность печали по умершей жене. У старика получилось быть в лучшем смысле как дети — и сны у него детские.

В нём нет наглой уверенности в себе. При всём своём огромном опыте и умении он чувствует себя учеником в море:

«Кое-чему я научился, — подумал он. — Пока что я с рыбой управляюсь».

Этот человек, поймавший рыбу, которая много больше его лодки, сражавшийся с акулами сначала гарпуном, затем ножом, привязанным к веслу, затем дубинкой и, наконец, обломком румпеля, этот человек, изрезавший себе ладони леской до костей, не только не чувствует себя героем — он не жалеет себя даже в мыслях. Он приводит себе на ум «великого Ди Маджо» — бейсболиста. Он читал в газете, что у того пяточная шпора, причиняющая боль. И, задавая себе вопрос, выдержал ли бы он такую боль, отвечает: «Почём я знаю!»

Старик испытывает к миру, окружающему его, уважение и тёплую любовь. Он даже отдалённо не чувствует себя ни хозяином, ни центром мира.

«Мысленно он всегда звал море la mar, как зовут его по-испански люди, которые его любят. Рыбаки помоложе, из тех, кто ходит на моторных лодках, называют море el mar, то есть в мужском роде. Они говорят о нём как о пространстве, как о сопернике, а порою даже как о враге. Старик же постоянно думал о море как о женщине, которая дарит великие милости».

«Он питал нежную привязанность к летучим рыбам — они были его лучшими друзьями здесь, в океане. Птиц он жалел, особенно маленьких и хрупких морских ласточек». «Он любил зелёных черепах за их изящество и проворство».

«Ты губишь меня, рыба, — думал старик. — Это, конечно, твоё право. Ни разу в жизни я не видел существа более громадного, прекрасного, спокойного и благородного, чем ты».

«Рыба — она мне друг, — сказал он. — Я никогда не видел такой рыбы и не слышал, что такие бывают. Но я должен её убить. Как хорошо, что нам не приходится убивать солнце, луну и звёзды».

О «Старике и море», пожалуй, всё. Но ловлю себя на том, что мне не хочется расставаться со стариком. Их не много в литературе, людей, чья старость красива. Думаю, в жизни их больше. Пусть со временем, через много лет, вам, дорогие читатели, будут сниться львы, стрижи или бабочки. А любить тех стариков, которых посылает вам Господь, любить так, как мальчик, пусть у вас получится уже завтра.

Ранее опубликовано: № 2 (44) Дата публикации на сайте: 06 Сентябрь 2010

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 11 из 11
09:58 01.04.2018 | Аміна
у яких стосунках перебувають старий Сантяго і хлопчик Манолін?
05:53 14.09.2016 | Randall R
Greetings Irina,

I see that you have made good use of my photograph. It was taken in Kincardine, Ontario Canada. The young boy was fishing off the end of the pier in Lake Huron. Should anyone ask, I hereby grant you permission to use my photograph...six years after you borrowed it.
17:57 17.02.2011 | Veronika
превосходная статья. мне очень понравилось, что автор говорит простыми словами, а не научными терминами. действительно "Старик и море" стоит прочитать всем, это приводит мысли нынешней молодежи в порядок (если в голове еще не все потеряно). этот прекрасный старик греет наши мысли своим теплом, побольше бы таких людей как Сантьяго.
13:53 27.12.2010 | Андрей
Ирина, спасибо за статью!
07:51 03.12.2010 | Ольга
Спасибо за интересную статью. Захотелось перечитать эту повесть о Море, Любви и Жизни...
13:11 04.11.2010 | EI.Frolov
Этот Старик не рассиживается на лавочке, жалуясь на жизнь и не ругает власть в коридорах поликлиник - хотя, верьте, у него много больше права на это, чем у всех нас. Он живет по-настоящему и будет жить так, пока не умрет.
Нет, он не плывет на белом теплоходе по теплому морю, окруженный силиконовыми девами, дорогими врачами и остро ненавидящими его родственниками, наслаждаясь всеобщим вниманием и реакицей на свои старческие капризы.
Он просто ловит Рыбу, как ловил ее десятки лет до того. И у него есть Мальчик, которому он нужен - тот тоже хочет ловить рыбу и по-настоящему жить. И просто, по-человечески, любит Старика.
Повесть здорово прочищает мозги.
00:46 21.09.2010 | рома
люблю ваши статьи Ирина. Благодарю
13:04 19.09.2010 | Миша
Очень красивая статья. Спасибо
17:06 11.09.2010 | Коля Б
Прекрасный анализ!
17:06 11.09.2010 | Коля Б
Прекрасный анализ!
10:03 07.09.2010 | Наташа
Спаси Господи, Ирина, за прекрасную статью )

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: