Отрок.ua

This page can found at: http://otrok-ua.ru/sections/art/show/to_li_ja_delaju_chto_nuzhno_khristu.html

То ли я делаю, что нужно Христу?

Протоиерей Алексадр Акулов, Юлия Коминко

Более семидесяти новых работ были показаны в Киеве этой осенью в рамках XVI Международного фестиваля православного кино «Покров». И впечатления от просмотра не отпускают. В нынешнем году «Отрок.UA» присутствовал в жюри, и по завершении кинофорума мы не могли не задать директору «Покрова» несколько давно назревших вопросов.

— Отец Александр, позвольте, прямо спрошу: почему православное кино в большинстве своём такое скучное?

— Не соглашусь. Не скучное — сложное...

Перед фестивалем я отсматриваю сотни фильмов — и не только те, что приходят на конкурс, но и которые выискиваю сам. И скучно мне, честно скажу, никогда не бывает. А вот интересно — всегда. Я воспитываю в себе интерес к православному кино, пытаюсь во всём искать хорошее и даже из 30 минутного фильма, который плох настолько, что хочется рыдать, вылавливаю пять минут, один-два кадра, музыку, за которые можно сказать режиссёру спасибо. А так, конечно, за режиссёра этого молиться нужно, потому что он мог снять хорошее кино, но по какой то причине снял плохое.

Православное кино, по идее, должно быть как хорошая литература, а её невозможно читать на ходу. Она требует труда: человек, писатель сам размышлял и хотел, чтоб и мы размышляли вместе с ним. Я недавно перечитывал «Анну Каренину» и подумал: да, интересно, но сегодня это читать никто не будет. Потому что осилил две страницы и остановился — осмысляешь.

Хорошее православное кино должно не веселить, а радовать. Создавать позитивное настроение. В нём неуместен какой то безудержный смех, доводящий чуть ли не до истерики. Мы, христиане, вообще должны ровно жить, и желательно, чтобы настроение такое же было — ровное.

— Я впервые посмотрела в этом году подряд так много фильмов, и у меня возник вопрос: неужели режиссёр не видит, что снимает плохое кино? Да, идея есть, задумка видна, звучат интересные, в общем то, мысли. Но воплощение настолько кострубатое, что выглядит всё как антипроповедь православия. Имеем ли мы право что либо делать, если не владеем инструментарием? Это как храм плохой построить или икону некрасивую написать...

— Этот вопрос мучает меня все годы моего руководства фестивалем. Я за это время тысячи фильмов пересмотрел и глубоко переживаю, что берётся важная тема — великий святой, например, или древний монастырь, — и из этого получается плохое кино.

С другой стороны, понимаю, что есть люди, непрофессионалы, которые хватаются за дело и считают, что им это по силам. Пускай занимаются! Но надо же, как говорится, трезво оценивать свой труд. «Да, я снял, но не очень хорошо, и не стоит посылать на фестиваль, буду продолжать учиться...» Но когда такие работы подаются на конкурс, а их создатели ещё и возмущаются, что не получили никаких призов и кинокартины не были показаны на фестивале в хорошее время, вот это проблема. Просто человек ещё далёк от христианского образа жизни и не понимает, что благодать стяжается через смирение. Если есть смиренное о себе понятие, тогда и Божия помощь придёт, и проявится она в работе над фильмом в том числе.

Но, опять таки, за эти годы я видел, как люди «выросли» из плохих картин и стали снимать хорошее кино — потому что научились объективно оценивать своё творчество.

— Вам не кажется, что диапазон тем крайне узкий? История монастыря, жизнь какого то прихода, рассказ о батюшке: большинство картин именно об этом.

— Могу сказать, что православное кино может быть разнообразным, но для этого должна быть большая смелость у режиссёров. У нас мало таких. Как правило, люди сами ограничивают себя — то благословением священников, которые в кино вообще ничего не смыслят и не разбираются, то ещё что то мешает.

Невероятно, но творческие люди боятся экспериментировать! У нас нет экспериментального православного кино, а оно должно быть. Надо позволять, особенно молодёжи, снимать фильмы и потом вместе обсуждать, что получилось. Не говорить: «Так, у тебя в кадре мальчик с девочкой целуются, значит, кино не православное», но объективно подходить. «Давай посмотрим, что и как ты делаешь. Насколько Христос проявляет Себя в твоей картине. Насколько тебе удалось показать Церковь — прекрасный мир, где есть благодать, любовь, доброта, дружба, нормальные человеческие взаимоотношения».

А так, пока что у нас застой — потому что молодые режиссёры боятся Церкви, боятся проявить себя на поле христианского просвещения. Они, наверное, думают, что подойдут к священнику за благословением, а тот спросит: «Когда ты последний раз причащался? Никогда? Ну, тогда иди, научись жить в Церкви, а потом уже снимай».

В православном кино может быть всё что угодно — детективы, комедии, драмы. Но необходимо понимать чёткие границы жанров. Хочешь снять драму — изучи, что это такое. Хочешь снять комедию — пожалуйста, только сделай это по законам жанра. Если научишься снимать, как Гайдай, у тебя точно получится православное кино, потому что все гайдаевские фильмы христианские абсолютно.

В этом году к нам на фестиваль приезжали американцы с фильмом «Павел, апостол Христа». До этого они ещё сняли киноленту про Богородицу «Благодатное небо». Можно по разному относиться к этим картинам, но поражает, что ребята — протестанты, искренне верующие люди — рискуют. Они ставят перед собой цель разбудить, растормошить христианское общество в Америке, которое, как они говорят, увязло в привычке к комфорту. Так, чтобы молиться обязательно сидя, да ещё закинув ногу на ногу, с чашечкой кофе — тогда, может, и станут возносить хвалу Богу. Люди забыли, какими изначально были христиане, и в этом смысле фильм «Павел, апостол Христа» всех немножечко встряхнул. Как сказали сами продюсеры, христианам Америки стало стыдно, что они на христиан не похожи.

— Почему у тех же протестантов есть потребность снимать такие мощные фильмы? Ведь за последние годы появилось немало кассовых картин с участием первоклассных актёров, те же «Небеса реальны», «Хижина» и другие. А в отечественном кинематографе все стыдятся и своей веры, и религиозности.

— Наверное, потому, что мы неправильно понимаем нашу христианскую сущность. Мы, православные, самые свободные люди на свете. Вообще свобода — моя отличительная черта, как православного христианина. Я свободен от предрассудков, от всяких ограничений: что хочу, то и делаю. Свобода моя ограничивается только волей Божией, и самый сложный вопрос — как найти волю Божию, понять, то ли я делаю, что нужно Христу?

Протестанты имеют эту внутреннюю свободу, потому о ней и говорят. Они чувствуют в Христе Спасителя, гаранта их свободы. А в наших глазах Он такой строгий-престрогий и обязательно будет нас за что то осуждать. Посмотрите, мы все какие то жёванные-пережёванные, скрюченные. Даже молодые в храме стоят так, будто у них спина болит...

Но мы не имеем права быть грустными! У православного человека вообще нет поводов для уныния, потому что есть упование на Бога, искреннее благодарение со смирением за всё, что имеем.

— Как снимать, чтобы зрителю было интересно?

— Свободой в творчестве нужно пользоваться, но и подход при этом должен быть профессиональный. Почему у американцев хорошо получается любое кино? Они очень долго готовятся и затем быстро снимают, потому что деньги на съёмочные дни рассчитаны до копейки. У нас наоборот: готовимся мало, как следствие, процесс растягивается, всё удорожается. А ещё по ходу у режисёра какое нибудь «озарение» случится... Такого не должно быть.

Чтобы сделать хорошее кино, нужно как следует всё подготовить, подобрать материал, ну и видеть результат, каким он будет в конечном итоге. Если не видишь свой фильм, работая ещё над сценарием, то нечего и снимать.

И потом, должна быть задумка интересная, драматургия. Необходимы герои и развитие сюжета. Нужно правильно задачи ставить: что твой герой скажет людям? Зачем вообще это всё? Бывает, хотели как лучше — пригласили в кадр священника. Хороший батюшка, но он ведь не актёр. Его ставят перед камерой, он, бедный, трясётся, в словах путается... А за кадром девушка-режиссёр не помнит себя от радости, потому что это её первое кино, и «батюшка на экране». Хотя это вообще никому не интересно, понимаете?

При этом я не говорю, что духовенству не место на телевидении. Священник обязательно должен быть — в православных телепередачах, например: проповедовать, объяснять, излагать свои мысли. Но кино на этом не построишь.

Есть много хороших документальных фильмов о духовенстве, но это глубочайшие истории. Когда, например, показывают батюшку и его многочисленных детей и только в конце оказывается, что они уже десять лет сами без матушки живут — просто слёзы на глазах! Как так надо было грамотно драматургию выстроить, чтобы только в финале зритель понял, к чему это всё. Вот это здорово.

— Давно хотела спросить. Вы уже шестнадцать лет директор православного кинофестиваля. Основали его, ещё не будучи священником. Вы не выгораете?

— Нет, мне очень нравится. Был момент — после пятого или седьмого фестиваля, когда я даже хотел убрать из названия слово «православный» — чтобы расширить рамки, показывать просто добрые, хорошие, семейные фильмы. Но как тогда христианскому кино развиваться?

С каждым годом я вижу определённый рост. Короткометражное кино становится более интересным, потому что пришла молодёжь и снимает. Мы берём его в фестивальную программу на свой страх и риск, потому что не все фильмы можно назвать в прямом смысле слова православными. Но выхода нет, надо экспериментировать. В том числе и на отборе — чтобы стимулировать режиссёров, иметь возможность общаться с ними, обсуждать, пытаться вместе исправлять какие то ошибки. Чтобы действительно проявлялась свобода, которая позволит снимать настоящее христианское кино.

Есть и обратная сторона. Знаю режиссёров, которые остались православными людьми, но снимают теперь другое кино — то, которое показывают на телевидении и на котором можно денег заработать. Многие когда то подумали, что Церковь будет давать деньги на кино. Но так считать — большая ошибка, потому что кино надо снимать для людей и ради Христа. Церковь не создана, чтобы оценивать кино, спонсировать кино, участвовать в процессе создания кино. У неё другие задачи.

Считаю, что люди, которые хотят снимать православное кино, не должны зависеть от Церкви. В творческом отношении надо быть абсолютно самостоятельными. Ты должен показать результат, и неважно, что тебе при этом скажут. Можешь не показывать свою работу ни батюшкам, ни священноначалию — просто снимай кино и делай его таким, чтобы смотрели люди.

Твоя ответственность — в первую очередь, перед Богом. Он тебе дал талант, свободу, и ты перед Ним отвечаешь за всё, что делаешь. Свобода и ответственность рождают в нас огромную творческую силу — она и позволит создавать по настоящему хорошее православное кино.

Действительно хорошее кино

Пять фильмов-призёров 16 го фестиваля «Покров», которые «Отрок» рекомендует к обязательному просмотру.

1. «Свидетели любви» (65 мин.). Гран-при.

2. «Данька» (21 мин.). Победитель среди короткометражек.

3. «Агасфер» (75 мин.). Призёр в номинации игрового кино.

4. «Новенький» (30 мин.). Второе место в игровом короткометражном кино.

5. «Мечта» (66 мин.). Вторая премия среди документальных фильмов.

Ранее опубликовано: № 5 (92) Дата публикации на сайте: 28 Октябрь 2019