Тот, кто рядом с тобой

Протоиерей Максим Козлов — настоятель домового храма св. Татианы при Московском Государственном Университете. «По долгу службы» общаясь со студенчеством и молодежью, батюшка отвечает на множество вопросов, связанных с христианским осмыслением любви и брака. Его ответы собраны в книгах «Последняя крепость. Беседы о семейной жизни» и «400 вопросов и ответов о вере, Церкви и христианской жизни». Тем, кто еще не нашел ответов на волнующие его вопросы, предлагаем фрагмент беседы с отцом Максимом.

Одни годами ждут большого чувства, а другие выбирают себе супруга из тех, кто рядом. Кто прав?

Разумеется, неразумно было бы «скармливать» своей дочери романтизм «Алых парусов»: вот жди прекрасного принца, который приплывет на корабле и заберет тебя «в страну далече», где ты будешь с ним необыкновенно счастлива и окружена всем, о чем только человек мечтает. Это недолжная крайность. Другая — напротив, предельный прагматизм, что вообще-то никакого чувства не должно быть, а есть только рациональный расчет: возраст молодого человека подходит, внешность вроде бы нестрашная, социальный статус близкий и по характеру ничего. Ну что ж, тут надо бы «пирком да за свадебку». А потому уж и посмотрим, как семейную жизнь начинать. Это другая крайность.

Наверное, для большинства молодых православных людей путь лежит посередине: с одной стороны, душевное (пусть и не всегда духовное) эмоциональное прилепление к человеку, устремление к нему, с другой — оценка того, что в главном мы едины, что между нами нет принципиальных мировоззренческих разногласий. И вот когда это совпадает, то это и есть самый трезвый, самый мудрый подход к устроению семейной жизни.

Как быть, если кажется, что ты вообщене способен на любовь, нужно ли продолжать ждать и надеяться встретить нужного тебе человека?

Смотря что понимать под любовью. Если под любовью понимать описанное в «Евгении Онегине» и тем более в «Ромео и Джульетте» или даже в «Герое нашего времени», то, безусловно, лучше не ждать подобных эмоциональных состояний. Может, и к счастью, что Господь не посещает такими страстями, какие в светской литературе именуются любовью. Не обязательно грубо-плотские, чаще, по крайней мере, до XX века, душевные, но все это страсти. И поэтому ждать и тем более вскармливать в себе их ожидание никоим образом не следует. Но если под отсутствием любви или неспособностью к ней мы понимаем эмоциональное душевное отталкивание от какого-то человека, который по всем логическим доводам вроде бы для нас хорош, но которого душа не принимает и близко с ним быть не хочется, и минуты считаешь, когда он или она наконец уйдет, то тут, конечно, насиловать себя и заставлять связывать с ним свою жизнь крайне нежелательно.

Тот, кто с верой и упованием на Бога может жить молясь, прося, ожидая встречи, которую пошлет Господь, тот эту встречу обретет. Об этом говорит весь опыт бытия Церкви.

Может ли девушка проявлять инициативу в поиске будущего мужа?

Не до безумия, не до того, чтобы вешаться на шею одному, второму, третьему. Как правило, хуже всего даже в мирском смысле действует этот зов, видимый в глазах, этот зуд скорого замужества: скорее, скорее, скорее выйти за кого-нибудь замуж! И если не за этого, то за другого. И право же, этот зуд или этот поиск, как его ни назови, очень ощущается лицами противоположного пола. Наверное, по отношению к благочестивому робкому молодому человеку, который лег на сердце православной девице, она может проявить разумную меру инициативы — подумать о возможной ситуации, где бы они могли первоначально познакомиться, к примеру, оказавшись рядом в церковной лавке и рассматривая книги. И в этом нет греха. Но брать все в свои руки и режиссировать собственный брак вряд ли стоит.

Некоторые девушки, отчаявшись найти воцерковленного жениха в церковной среде, говорят, что лучше выйти замуж просто за хорошего человека, а потом его воцерковить. Есть в этом какой-то резон?

Если есть такая мера приятия хоть и не самого желанного жениха, но все-таки и не самого завалящего, раз в церкви никакого не обретается, то — да. Однако путь этот очень опасный. Потому что за таким вопросом какой может стоять подтекст? Мол, до сих пор меня никто из церковных замуж не взял, а мне уже двадцать пять, так могу и в девках засидеться, подхвачу-ка я, пока не поздно, какого-нибудь более или менее пристойного, пусть даже и не знающего жизни в Церкви. При такой житейской логике ошибки и поражения не заставят себя ждать. И риск здесь больно велик, причем своей судьбой, своей жизнью. Ведь на этом пути неминуемы многие скорби, ибо многими скорбями воспитывается душа человека при вхождении в ограду церковную.

Как молодому человеку привести понравившуюся ему девушку к православной вере?

Прежде всего через собственное исповедание — в евангельском смысле — собственной веры. Не надо малодушно ее прятать и скрывать, страшась того, что если сразу выложишь понравившейся тебе девушке, по каким заповедям ты пытаешься жить и каким правилам поведения следовать, то она тебя либо за дурака посчитает, либо ничего у вас с ней никогда не получится, и поэтому лучше потом, когда она к тебе расположится, постепенно ей открываться. Нет, тут важно решиться с самого начала: пусть она примет тебя таким, какой ты есть, даже еще почти ничего не понимая из того, что ты до нее пытаешься донести, и не разделяя. И если она способна полюбить тебя, зная, что ты православный христианин, то тогда у ваших отношений есть надежда на будущее. А если для того, чтобы ей понравиться, нужно спрятать свои христианские воззрения так глубоко, чтобы этого никак нельзя было обнаружить, тогда это тупиковый путь. Иными словами, не нужно стыдиться того, что в среду и пятницу, даже в гостях, вы не будете есть мясо, что, проходя мимо храма, вы перекреститесь, а, договариваясь о свидании, вы скажете, что в субботу вечером идете на всенощную, в воскресенье утром — на литургию и только к середине дня освободитесь. Такие откровенные свидетельства своей веры без смущения, без фигур умолчания, без каких-то оговорок у глубокого, серьезного и хорошего человека только вызовут интерес, и, быть может, начнется шаг за шагом его дорога к Православию. Если же этого не произойдет, то вам легче будет понять, что ваше собственное отношение к избраннику было скорее неким ослеплением внешними качествами, за которыми ничего особенно глубокого нет, и вы расстанетесь. Но в таком случае это тоже будет ко благу.

Если жених и невеста принадлежат к разным христианским конфессиям и ни он, ни она не хотят менять свою веру, не должно ли это помешать созданию семьи?

Если обратиться к церковной практике последних столетий, то Церковь наша допускает супружеский союз с теми христианами, действительность крещения которых она признает, и которые при вхождении в ограду Православной Церкви принимаются вторым или третьим чином — то есть через Покаяние и через Миропомазание*. Таковыми являются католики, традиционные протестанты: лютеране, англикане и кальвинисты, основная масса наших старообрядцев, а также древневосточные христиане: армяне, сирийцы, копты, эфиопы и им подобные. В таком случае Таинство венчания может быть совершено, и этот брачный союз признается действительным. Но безусловно, прежде, чем православному христианину или христианке вступать в брак с человеком инославным, следует трезво оценить его последствия. Опыт показывает, что, как правило, у такого союза есть шанс на будущее в том случае, если это союз человека религиозно крепкого, укорененного в жизни Церкви, с человеком, лишь традиционно относящимся к той или иной неправославной конфессии и принадлежащим к ней по факту рождения. Ну вот он швед — и он лютеранин; он испанец — и он католик; он армянин — и он член армяно-григорианской Церкви, — по месту рождения, но не по убеждению, не по принципиальному принятию всего того, что свойственно этой конфессии, в том числе и тех заблуждений, которые в ней укоренены. В таком случае тот член супружеского союза, кто является религиозно более последовательным и серьезным, может в семье определять воспитание детей. Тот, для кого конфессиональная принадлежность — просто некоторая условность, черта национальной культуры, склонен будет разрешить и крещение детей в другой Церкви, и воцерковление их так, как оно должно осуществляться церковно более ответственным супругом. Но и тут тоже могут быть свои подводные камни, свои скорби. Человек лишь формально религиозный может постепенно опуститься до атеистического сознания и начать испытывать враждебность к религиозному воспитанию детей уже скорее не как католик или протестант, а просто как носитель современного секулярного мировоззрения — по сути дела, как атеист, или деист, или агностик. И здесь могут возникнуть серьезные проблемы, но, в общем-то, и они преодолимы. Сложнее ситуация, когда встречаются два человека религиозно последовательных. Но, допустим, еще до появления детей это может как-то решаться: я так молюсь, ты так молишься; я иду в храм, исповедуюсь и причащаюсь, ты идешь на собрание к баптистам, и вы поете гимн «Приди, приди ко мне, мой Иисус»; потом мы встречаемся за ужином и не затрагиваем наших конфессиональных разногласий. Ну, а когда дети-то родятся? Как их воспитывать? Пост — это необходимое установление или это средневековое изуверство, которое ни для кого и ни для чего не нужно? Исповедь, Причастие, Елеопомазание — это Таинства или это ложные человеческие установления, в которых нет никакого смысла? Икона — это образ, возводящий к Первообразу, или это идол, который заслуживает того, чтобы порубить его топором, как это делали протестанты? Понятно, что сейчас нет такого иконоборческого пафоса (достаточно вспомнить великолепные западноевропейские соборы со скульптурами католических святых с отрубленными головами или с выколотыми глазами), но такого рода отношение к иконе есть…

* В церковной практике вопрос о способе принятия инославных в Православие решается тремя способами: через 1) покаяние, 2) миропомазание и 3) крещение. Способ принятия из инославного сообщества определяется в конкретной ситуации исходя из степени отступления религиозного сообщества от православного вероучения, а также из сложившейся исторической ситуации. Через покаяние принимаются приходящие из тех религиозных сообществ, в которых сохранилось апостольское преемство иерархии (католики, армяне, копты). Через миропомазание принимаются члены тех конфессий, где сохранилась вера в Триединого Бога, т.е. в Святую Троицу (традиционные протестанты: лютеране, англикане, кальвинисты). Через крещение принимаются нехристиане (мусульмане, буддисты, иудеи, язычники и пр.) и члены тех псевдохристианских сект, у которых нет веры в Троицу (например, свидетели Иеговы). Исходя из исторического контекста и сложившихся межконфессиональных отношений в данном регионе Церковь может применять как более строгие меры, так и более мягкие. Например, в Смутное время, при усилении католической экспансии Русская Православная Церковь в борьбе за свою чистоту в назидание своим чадам перекрещивала обращающихся в Православие католиков. И в современной Украине, ввиду противостояния проникающим влияниям католической церкви, переходящих в Православие католиков в основном перекрещивают. Вообще же решение этого вопроса в каждой конкретной ситуации находится в ведении правящего епископа.

И мама будет ребенку говорить одно, а папа другое. Ну не делать же из души собственного чада поле борьбы двух мировоззрений!.. Какую ответственность мы берем на себя и какому риску подвергаем душу собственного ребенка! И все это нужно трезвейшим образом оценить перед тем, как решаться на союз с инославным возлюбленным, какими бы достоинствами, действительными или мнимыми, ни наделяло его наше нынешнее к нему расположение и устремленность. Православный человек при устроении своего супружеского союза не имеет права быть безответственным, полагаясь на известные «авось» и «небось», «как-нибудь образуется». Как-нибудь такого рода вещи не образуются. Если они и образовываются в нашей жизни, то только усилием, трудом, постом, молитвой, подвигом и в конце концов скорбями. Для того, кто изначально готов с любовью, терпением все это принять в другом человеке и с ясностью осознает, что в его жизнь войдут все эти нестроения, то тогда есть надежда их преодолеть. А если нет такой любви и нет такого понимания предстоящего, то нужно сто раз подумать перед тем, как заключать межконфессиональный брак!

Выходить ли православной христианке, полюбившей мусульманина, за него замуж?

Сказать что-то утешительное или легко разрешающее эту жизненную ситуацию невозможно. Путь для православной христианки может быть, безусловно, один: нахождение единства в вере до брака с мусульманином, а не иллюзия или фантазийная уповательность, что он каким-то образом придет ко Христу потом. Брак с неправославным христианином или инославным человеком, но религиозно индифферентным (например, он родом из Индии, но сам себя ни к какой конфессии принадлежащим не признает), дает надежду на то, что потом супруг придет к ограде Церкви уже в процессе семейной жизни. Но с человеком, решительно осознающим себя конфессионально (мусульманином, иудеем, практикующим буддистом), единомыслия как условия брака следует достигать до того. И здесь нужно понести героический крест непрестанной молитвы о том, чтобы Господь обратил сердце избранника на путь истинной веры и покаяния в своем нечестии, ибо всякая ложная вера в той или иной мере есть нечестие пред Богом. Пусть последним порогом будет мысль о том, что дети-то станут мусульманами. Как думать о спасении душ своих детей, зная, что не Крещение они восприняли, а обрезание? Что не в воскресенье они спешат к Тайнам Христовым, а в пятницу на намаз? Что Господь Иисус Христос для них не Сын Божий, а один из пророков?

Нужно ли настаивать, если жених не хочет венчаться?

Сначала надо подумать: нужен ли такой жених? Но если есть упование на то, что это нежелание венчаться происходит от внутренней честности достойного избранника, который уважает веру своей невесты, но не может пока ее искренне разделить и об этом (с риском даже оказаться в вечности не вместе) честно ей свидетельствует, такого человека можно и должно уважать, и, видимо, есть основание надеяться, что верой, терпением и любовью его можно будет привести к ограде церковной. Но если речь идет о светском разгильдяе, который просто боится, что Венчание его крепче привяжет к будущей жене и вообще грозит большими последствиями в последующей жизни, то тут надо задуматься и, быть может, отправить его к какой-то иной невесте.

Нужно ли пресекать любвоное чувство к тебе, если ты не отвечаешь человеку взаимностью, но тебе кажется, что ваше общение может привести его к вере?

Мне кажется, что это слишком недобросовестное, внутренне нечестное отношение к человеку. Не надо приводить людей к Богу и Церкви такими непрямыми путями. Есть в этом нечто, что нарицательно именуется иезуитством. Поэтому для верующего будет гораздо честнее не давать человеку, испытывающему к нему любовные чувства, питать иллюзии. И в итоге за эту честность, соединенную с жалостью и снисходительностью, он окажется более благодарен, что как раз может быстрее открыть ему дорогу к Церкви, чем любые иные хитрости, даже как бы направленные на благо.

Какими непременными достоинствами должен обладать избранник, чтобы не ошибиться в своем выборе?

Какими достоинствами? Но любят не за достоинства. По счастью, самая глубокая, самая значимая любовь в мире — это любовь Бога к человеку. Как мы знаем, Господь пришел на землю не праведников призвать, а грешников на покаяние и об одной потерявшейся овце печется больше, чем о других девяноста девяти благополучных. И в этом смысле в любви мужчины и женщины есть отблеск любви Божественной. Полюбить можно вопреки немощам и грехам человека, раз в нем есть что-то такое, что отозвалось в вашей душе, и вы вопреки всем замутненностям видите в нем образ и подобие Божие.

Другое дело — как подходить к выбору жениха и невесты? Здесь есть один довольно верный способ проверить себя — посмотреть, как он или она общается со своими родителями и решить: нравится это или нет. Ведь есть очень большая доля вероятности, что лет через пятнадцать-двадцать, а то и раньше, твой нынешний избранник будет точно так же или очень похожим образом общаться с тобой. И если ты видишь, что, несмотря ни на какие-то конфликты, ссоры, обиды, у него есть терпение и любовь к своим родителям, желание не отгораживаться от них, что у него есть снисхождение к их слабостям, то это может быть очень важным доводом при определении спутника жизни.

А кроме того, надо посмотреть и на самих родителей: при выборе невесты — прежде всего на ее мать, при выборе жениха — на его отца. Если мать невесты не вызывает у жениха отторжения и неприятия (что не означает непременно нежную любовь), то это еще один очень большой плюс для определения будущей жены. Пройдет не так много лет, и она, как правило, будет весьма похожа на свою мать. То же можно сказать и про жениха применительно к его отцу. Но, конечно, все это вовсе не обязательно. Жизнь несводима к такого рода жестким правилам. И тем не менее прислушивающийся к этим двум советам, быть может, сумеет избежать многих ошибок и скорбей.

Какая возрастная разница допустима между женихом и невестой?

С канонической стороны для брака, в котором разница между возрастами супругов существенна, нет препятствий, уставы церковные их не запрещают. Я знаю семьи, где жена намного старше мужа, и это не оказывает никакого отрицательного воздействия на их супружескую жизнь. Знаю, где муж и жена ровесники, и это не препятствует укреплению авторитета мужа, безусловно, при сознательном и мудром отношении жены. Но конечно, когда супруг по возрасту, по жизненному статусу, по опытности, по внутренней взрослости идет на шаг-другой впереди своей жены, как правило, это более оптимально. Потому что в данной ситуации супругов ждет меньшее количество искушений, и им будет легче войти в добрый, благочестивый, размеренный уклад христианской семьи. Но повторю: здесь нет каких-то жестких установлений. Существуют ограничивающие соображения, в особенности, если разница в возрасте в сторону будущей жены слишком велика. В этом случае вступающие в брак должны задуматься о тех искушениях, которые не сейчас, а лет через пятнадцать-двадцать могут последовать, и о том, хватит ли любви, терпения и мудрости, чтобы с ними справляться. Задуматься не только о том, что есть сейчас, но и о том, что, может быть, будет потом. Впрочем, это важно и в том случае, когда, скажем, сорокалетний мужчина предлагает руку и сердце двадцатилетней девочке, так как в таком решении есть добавочная по отношению к обычной ситуации ответственность. Ведь когда мужу станет шестьдесят, а жене сорок, сохранится ли тогда их устремленность друг к другу и позволит ли нажитая с годами мера внутреннего приятия зрелой молодой женщины и уже начинающего входить в период старости мужчины справиться им со всеми этими проблемами?

Сколько времени нужно молодым, чтобы понять: готовы ли они вступить в совместный брак или нет?

Все это бесконечно индивидуально. Поэтому я думаю, что указывать какие-то общие времена и сроки, что-то конкретное порекомендовать было бы, по крайней мере, дерзко и неосновательно. Здесь скорее можно сказать о двух крайностях. Добрачный период не должен быть настолько коротким, чтобы побуждение влюбленных к вступлению в брак основывалось только на первых, внешних впечатлениях друг о друге. Понравились внешне, телесно-душевно: как он (она) выглядит, как говорит, как улыбается, и сердце зажглось сильной симпатией. И оба верующие — значит, надо сразу же и определиться со вступлением в брак. Человека-то еще не узнал совсем, не видел его ни в одной серьезной жизненной ситуации. А что, если в его характере, в его складе души, в тех социальных условиях, в которых он был сформирован, в воспитании есть нечто, для тебя по жизни неприемлемое? Поэтому такого рода период предварительного узнавания непременно должен быть, и главное — узнавания внутренних черт человека как личности, как образа и подобия Божия. С другой стороны, этот период не должен быть таков, чтобы стремление людей друг к другу успело не только вырасти и созреть, но и увянуть, и засохнуть. В сверхрациональном подходе тоже может быть перебор: нужно еще друг друга получше узнать, вот папу и маму я уже знаю, а теперь с бабушкой и дедушкой надо познакомиться, и еще надо съездить на родину, посмотреть на школьных друзей, и еще зиму вместе пообщаться, потом весной огород вместе вскопать, и вот уже только после всего этого принять решение. Яблоко должно быть сорвано вовремя: если оно зеленое, то оно кислое, если оно перевисело, то оно либо червивое, либо засохшее. Всему свое время. И между этими двумя крайностями нужно и располагаться.

Обычно опытные священники рекомендуют по крайней мере полгода-год взаимного общения для того, чтобы людям лучше узнать друг друга и принять окончательное решение.

Ранее опубликовано: № 3 (27) Дата публикации на сайте: 05 Ноябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 2 из 2
22:35 15.01.2010 | Вера
Какой чин венчания для невесты-православной и жениха-лютеранина, которые прожили вместе 34года в зарегестрированном браке. Но жених-муж согласился наконец венчаться. Очень срочно нужен ответ. Пожалуйста ответьте. Заранее благодарю.
13:53 06.11.2007 | Леонид
Как вы относитесь к совместной жизни до венчания?

Комментарий редакции:
Если это был вопрос о.Максиму Козлову - то вот тут его ответы на самые разные вопросы данной тематики:
http://www.taday.ru/vopros/20243/

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: