А Псёл лучше

У меня на кладбище место забронировано. Хороший, тихий уголок рядом с Химпромом. Завод уже не сильно работает, но всё же из нескольких его труб красиво клубится белый дым. Как то мы проезжали мимо, и старшие дети сказали шестилетней Дуне: «Смотри-смотри, как на заводе облака делают!». И она глядела, разинув рот. Действительно, очень похоже на сumulus nimbus.

Отличное место. Добираться туда общественным транспортом не очень удобно, поэтому рамки с фотографиями не крадут, как на центральном городском. Главное, чтобы меня никто не опередил, так как места в оградке — хоть и с запасом, но не очень много.

Вообще я хотела начать словами: «А я люблю свою страну. Если Бог даст, планирую здесь умереть». Но как то пафосно. Хотя, да, люблю и планирую.

Мир Божий удивителен, и невозможно остаться равнодушным, созерцая красоту самых разных его уголков. Я не много где бывала, но обо всех местах, оставленных в прошлом, вспоминаю с ностальгией. Особенно о Якутии, конечно. Как вижу эти северные пейзажи, моторные лодки, деревянные домики и помосты, так и сжимается сердце. А живи я сейчас там, наверное, каждый раз утирала бы слезу, вспоминая сумские улочки, парки, фонтаны, лавочки, дворики, храмы, Псёл, межиричские холмы, ставки и озёра, побеленные глиняные хатки.

Помню, как колотилось сердце, когда после отпуска в Якутии мы с папой въезжали в Сумы. Только увидела огни родного города, сразу позвонила подружкам, и в тот же вечер мы уже вкушали засоленного тайменя, запивая «сумской горобиной» для солидности. И я была очень-очень рада возвращению, и такой царил праздник на душе, хотя отсутствовала всего лишь месяц, и месяц этот оказался удивительным и незабываемым.

Мне кажется, что мы любим не саму страну, город, местность, а то, что нас связывает с ней.

Все знают, как Чехов говорил: «Аббация и Адриатическое море великолепны, но Псёл и Лука лучше» . Но почему он так сказал? Возможно, в дни пребывания своего здесь он полюбил одну сумчанку. Но та была замужем за дальним родственником Харитоненко , к тому же религиозна, поэтому не смогла ответить взаимностью. А Антон Павлович тоже был человек культурный, вот и осталось его чувство невысказанным, но затаилось навсегда в писательской груди. И вот он говорит «Лука, Псёл...», а сам вспоминает её глаза, улыбку, поворот головы... И пишет, скажем, «Драму на охоте». А в Италию так просто съездил, достопримечательности посмотрел.

Потому нет почти никакой надежды, что я когда нибудь уеду отсюда. Как то уж слишком проросла в этот город и в эту страну и никуда не хочу.

И тут Пушкин такой:

Два чувства дивно бли́зки нам.

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

И всё же, где бы ни жил человек на земле, нет нигде ему абсолютного покоя и счастья. Потому что душа его здесь — изгнанница и тоскует по Небесной Родине.

Ранее опубликовано: № 5 (92) Дата публикации на сайте: 17 February 2020

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: