Драконы Востока и Запада

Каждый рыцарь желает знать, где сидят драконы

Дракон давно уже перекочевал в детскую литературу и фантастику, став в наше время маленьким и нестрашным. На самом деле образ «крылатого змея» в истории чрезвычайно сложен - здесь метафоры перемешиваются с реальными наблюдениями, великое оборачивается смешным, а маленькая искра пламени сказочного дракона вдруг достаёт до самых небес... Итак, представляем вашему вниманию короткий очерк «драконоведения», повествующий о двух основных типах этих существ - восточном и западном, а также об их основных местах обитания.

Пора превращений

На Востоке (особенно в Китае, Корее и Японии) издревле было развито почитание драконов. К ним относились с осторожностью и уважением, как к могучим существам, выполняющим важную роль в поддержании миропорядка. Словарь Шоу Вена (составленный в 200-ом году нашей эры) утверждает, что среди 369 видов чешуйчатых рептилий, таких как рыбы, змеи и ящерицы, дракон занимает ведущее положение; он обладает способностью в зависимости от своего желания становиться видимым или невидимым, а также способен превращаться в людей, других животных, может оборачиваться неодушевлёнными предметами. Облик восточного дракона очень своеобразен — он весь как бы вытянут по горизонтали и напоминает змею. У него короткие лапы (обычно их четыре), длинная шея, зачастую украшенная гривой, и хвост. А вот крыльями обладали немногие драконы, и то, видимо, в эстетических целях — даже бескрылые особи легко перемещались по воздуху, летая «просто так». Ещё одна характерная особенность — рога (которыми драконы могли слушать) и усы, длинные, как у сома. Согласно сведениям Шоу Вена, какого-то постоянного логова у дракона не существует — весной он поднимается в небо и живёт среди облаков (в очертаниях которых китайцы видели изогнутые, причудливо меняющие форму тела «змеев»), а в конце лета погружается в воду, пережидая зиму на глубине. В этой «сезонности» дракона можно увидеть аналогии с древнегреческим мифом о Персефоне, которая каждую зиму удаляется в подземное царство, и на земле начинаются холода. Дракону отводилась схожая роль. Он представлялся символом или даже «причиной» смены времён года, его движения, как часовая пружина, задавали ритм природных циклов.

Видов драконов насчитывалось великое множество, и функции их были чрезвычайно многообразны (и в разные исторические эпохи представлялись по-разному). Так, согласно наиболее известной китайской классификации, небесные драконы защищали богов и императоров (последние, кстати, считали дракона своим родоначальником). Драконы подземного мира собирали и охраняли ценные ископаемые (что роднит их с европейскими собратьями). Голубые божественные драконы, подобно облакам, носились в небе и управляли ветром, тучами и дождём. Земные драконы властвовали над реками и источниками. Кроме вышеперечисленных драконов, занимающихся поддержанием миропорядка, были и другие. Борхес в книге «История вымышленных существ» пишет: «Буддисты утверждают, что в их многих концентрических морях драконов не меньше, чем рыб; где-то во вселенной есть священное число, точно определяющее их количество».

Лун-Ван и железные дороги

Наибольшим почётом и преклонением в Китае пользовался Царь драконов (Лун-Ван), проживавший во дворце на дне Восточного моря. Дворец его описывался детально и представлял собой весьма любопытное зрелище: «Это огромное сооружение с длинными аркадами, загнутой по углам крышей, причудливыми крытыми переходами и круглыми окнами и дверьми. Все его залы наполнены такими богатствами, о которых на земле и понятия не имеют: золотые резные двери художественной работы, украшенные драгоценными камнями, коралловые решётки, мозаичные картины из редких камней; стены, испещрённые жемчугом и бирюзой; яшмовые полы, — всюду соединение блеска, красоты и достатка. В задних комнатах лежали груды драгоценностей, ссыпанные прямо на пол; в кладовых — неисчерпаемые запасы чрезвычайно вкусных кушаний и отличных вин». Сам Лун-Ван мог превращаться в разных существ. Китайские художники нередко изображали его старцем с посохом, набалдашник которого выполнен в виде головы дракона. Культ Лун-Вана, распоряжавшегося всеми морями, реками и источниками, был чрезвычайно распространён — его храмы возвышались практически в каждом городе и деревне Китая. При этом люди относились к своему божеству довольно строго. Если просьбы не помогали, его ругали, могли символически «отправить в ссылку» (именно так поступил с Лун-Ваном император Цзя-Цин) и даже «пригрозить смертью». Например, во время наводнения в Харбине в 1932 году горожане вытащили статуи Лун-Вана из храма и зарыли на полузатопленном островке так, что голова немного возвышалась над поверхностью воды. Стоило уровню воды слегка повыситься, и дракон бы неминуемо «утонул». По словам очевидцев, угроза возымела своё действие — наводнение прекратилось...

Конечно, на Востоке водились и очень неприятные, и даже откровенно злые драконы. Однако, по преимуществу дракон воспринимался как символ доброты и силы. Японский писатель Какудзо Окакура так поэтично описывал его: «Дракон — это дух изменения, а потому — дух самой жизни... Он раскрывается в грозовых тучах, он умывается своей гривой во мраке бурлящих водоворотов. Его когти — в изгибах молний; его чешуя начинает искриться в коре сосновых деревьев. Его голос слышится в урагане, который катится по ослабевшему лесу, пробуждая его к новой весне». Дракон был важнейшей частью традиционного восточного представления о мире. И совсем не зря в 1900 году члены китайского общества «Кулак во имя справедливости и согласия» писали в антиколониальной листовке, что «железные дороги и огненные телеги беспокоят Дракона Земли и сводят на нет его благое воздействие на почву...».

Принцип «географической широты»

При сравнении восточных и западных драконов бросается в глаза их основное отличие: если первые являются «двигателями мира» и способствуют его динамичному развитию, то вторые — по существу враждебны мирозданию и представляют собой враждебные ему демонические силы. В отличие от известного высказывания Паскаля, что Добро и Зло — вопрос географической широты (в том смысле, что один и тот же поступок в одном месте земного шара считается преступным, а в другом — обыденным и даже похвальным), здесь «географическая широта» сказалась в создании абсолютно разных «мифологий» дракона. Несмотря на внешнее сходство самих существ, они являются полярными по своей сути, своего рода отражением друг друга в кривом зеркале из сказки Андерсена. Поэтому разделу, посвящённому европейским драконам, уместнее всего предпослать цитату из произведения Дж. Р. Р. Толкина: «Всё шло прекрасно, пока не появился дракон...».

История европейских драконов и близких к ним рептилий Ближнего Востока издревле окрашена мрачными тонами. Так, в древневавилонской мифологии силы Хаоса (состоящие в основном из драконов) во главе с богиней Тиамат «штурмуют небеса», и оказываются разгромленными Мардуком и другими «молодыми богами», представляющими силы Порядка. В древнегреческих мифах Геракл расправляется с Лернейской гидрой, сильно напоминающей дракона. Древние скандинавы поместили дракона Нидхёгга под корень прекрасного Мирового древа — ясеня Иггдрасиль, который он отчаянно пытается перегрызть. Несмотря на однозначно отрицательное изображение, подробности быта дракона в «Младшей Эдде» не лишены определённой иронии: «В ветвях ясеня живёт орёл, обладающий великой мудростью. А меж глаз у него сидит ястреб Ведрфёльнир. Белка по имени Грызозуб снуёт вверх и вниз по ясеню и переносит бранные слова, которыми осыпают друг друга орёл и дракон Нидхёгг».

Наиболее отрицательное толкование дракона содержится в Библии, где он предстаёт в качестве метафоры врага Бога. Согласно Библейской энциклопедии, в Апокалипсисе под словом большой дракон, изображаемый красным, с 7 головами и 10 рогами, с чрезвычайно большим хвостом, разумеется сатана, змий древний, диавол.

Именно в духе победы над «древним змием» решены многие фрески в византийских храмах, где изображения драконов всегда попираются лампадой, свечой или крестом как символами Христа. Важное замечание при описании старинных афонских напрестольных крестов делает известный археолог и историк искусства Г. Д. Филимонов: «Символ дракона под крестом, как увидим тотчас, заслуживает особого внимания. <…> Изгибаясь змеёй, они [драконы] покрыты чешуёй и снабжены, с одной стороны, двумя небольшими ножками, с другой — крыльями; на их шее, обращённой от креста, возвышается по терему, среди которых стоят резные по дереву в положении предстоящих распятию, с одной стороны, Богоматерь, с другой — Иоанн Богослов. Древнехристианская символика довольно проста для того, чтобы не понять, что в виде дракона представлен здесь ветхозаветный змии, новозаветный дьявол, побеждённый крестом. Изображение креста, как символа спасения и победы, с змием внизу, весьма естественно составляло одну из первых задач христианского искусства. Припомним для примера небольшой резной камень первых веков христианства, в коем нижний конец монограммного креста обвит змием, обращённым, с одной стороны, главою, с другой — хвостом к двум стоящим по обе стороны креста голубям, которые, без сомнения, олицетворяют праотцев, искушаемых сатаной и спасаемых крестом, что объясняет римская надпись внизу креста, под чертой — salvus — спасение. Не забудем, наконец, и змия, попираемого хоругвью Константина Великого. Это первый, настоящий образец торжества креста над дьяволом и христианства над язычеством».

При этом христианскими писателями отнюдь не отрицалось и более «земное» воплощение дракона как реального существа, однако изначально находящегося «на тёмной стороне», вероломного, жадного зверя, обладающего разумом, направленным исключительно на злые дела.

Обитатели Вавилонской башни

Внешне европейский дракон несколько отличается от восточного, но так же, как он, имеет множество разнообразных обличий. В западных источниках в основном фигурирует одноглавый дракон (тогда как в русских былинах и сказках они часто наделены тремя и более головами). Он обладает большим и мощным телом, хвостом, удар которого вполне может убить человека, часто (но необязательно) крыльями — в отличие от Востока, летать умеют только крылатые драконы. Число лап варьируется: от четырёх и двух до их полного отсутствия. Подавляющее большинство умеет извергать пламя, иногда дым и яд. Древние авторы отмечают такие его черты: «Дракон — самый большой из всех змеев и всех земных животных. Выйдя из пещер, он часто летает по воздуху, и содрогается из-за него воздух. Имеет гребешок, пасть небольшую и узкое горло, которым дышит и из которого высовывает язык. Силу же имеет не в зубах, но в хвосте, и причиняет вред скорее ударами хвоста, чем пастью. И слон должен опасаться его по причине огромной длины драконова тела. Ибо укрывшись близ троп, по которым обычно ходят слоны, оплетается узлами вокруг их голеней и так их, сдавленных, умерщвляет» (Храбан Мавр). Другой средневековый автор, проводя сравнение между львом и драконом, упирает на его ядовитость: «Если лев нападает на нас в открытом бою, чтобы разорвать, то дракон подстерегает в засаде, губя своим отравленным дыханием». Выводились драконы в основном из яиц (иногда очень долгое время — до тысячи лет). А в русских народных преданиях существовала версия, что «змеем» становится змея, семь лет не слышавшая человеческого голоса, или рыба, когда ей исполнится сорок лет.

Основные места обитания драконов — пещеры в горах. Туда они складывают награбленное ими золото и драгоценности, до которых драконы большие охотники (причём для них важно само обладание, ничего другого они с ценностями делать не могут). Пещер драконы не роют — находят подходящие по размеру. Кроме того, драконы могут поселиться в разрушенных городах, замках или в пустыне, иногда живут в водоёмах. Согласно Плинию, «драконы обитают в пещерах среди скал. Чаще всего их можно встретить в самых жарких местностях (дракон — существо с холодной кровью, и жар необходим ему, чтобы поддерживать температуру тела). Говорят, что вокруг Вавилонской башни, в самой Вавилонской башне, в Вавилонской пустыне и на развалинах города обитают огромные драконы, чей взор наводит на людей ужас. Взгляд дракона непереносим для людей, поэтому некоторые умирают, встретившись с ним глазами». В славянской мифологии «Чудо-Юдо, трёхглавый змей» вполне может обладать роскошным дворцом, слугами и разнообразными богатствами, которые разрушаются или расколдовываются после его смерти.

В принципе, все драконы были не чужды колдовства и в этом смысле напрямую смыкаются с другими демоническими силами. В первую очередь, это искусство перевоплощения. К примеру, им вполне владели речные драконы, о которых рассказывает Толкин. В приведённой им легенде сообщается, что они, приняв человеческий облик, расхаживали по рынкам, не будучи узнанными. Эти драконы обитали в подводных пещерах, расположенных на реках, и в образе золотого колечка или золотой чаши, плывущей по воде, привлекали купающихся женщин или детей, которые, желая схватить предмет, устремлялись вслед за ним. Драконы внезапно набрасывались на них и тащили под воду... На Руси в перевоплощениях подозревали Огненных змеев, соблазнявших и губивших женщин: «Всякий видит, как змей летает по воздуху и горит огнём неугасимым, а не всякий знает, что он, как спустится в трубу, то очутится в избе молодцом несказанной красоты». Перевоплощение «змея» есть и в «Повести о Петре и Февронии Муромских».

«Дерзай, Георгий...»

Порой дракон поселялся непосредственно вблизи людей, устраивая планомерное разорение городов и деревень (иногда это происходило из-за крайне отвратительного поведения населения данной местности и воспринималось как наказание свыше). От напасти жителей спасали драконоборцы — святые и воины, убивающие дракона или выпроваживающие его вон из этих мест. К примеру, приведём описание деяния святой Марфы, приведённого в «Золотой легенде» Якова Ворагинского: «На реке Рона, в лесной чаще обитал некий дракон. Он прятался в реке, и убивал всех проходящих мимо, а корабли топил. Марфа по просьбе людей отправилась к нему и обнаружила дракона в лесной чаще. Она окропила его святой водой, осенила крестным знамением и показала ему распятие. Побеждённый, он сделался кротким, словно овца, а святая Марфа связала его своим поясом, после чего люди забили его копьями и камнями. Жители называли дракона Тараскон, отсюда и место это стало прозываться Тараскона, а прежде оно называлось Нерлук, то есть Чёрное Озеро, потому что чаща там была тёмная и тенистая». И конечно, наиболее важным «рассказом о драконе» (или, как назывался этот сюжет в русской иконописи, «Чудо Георгия о Змие»), вдохновлявшем рыцарей и витязей на подвиги, было житие святого Георгия Победоносца: «Узнав о том, что царевну собираются предать в жертву дракону, Георгий спросил, какому богу поклоняются жители города, и выяснил, что они служат языческим богам, а царь преследует христиан. Сама же царевна верует в Христа. Тогда Георгий воздел руки к небу и вознёс молитву Триединому Богу с просьбой показать свою милость и покорить лютого зверя. И услышал он глас с неба: «Дерзай, Георгий». Воин вскочил на коня, осенил себя крестным знаменьем, смело бросился навстречу дракону, взмахнул с силой своим копьём и, посвятив себя Господу, проткнул дракона и поверг его наземь».

Сражение с драконом воспринималось как величайший подвиг, возможно, самое героическое деяние, которое могло быть совершено рыцарем. При этом битва велась не на жизнь, а на смерть, и воин побеждал чудище «из последних сил», так что сам едва живой покидал поле боя. Так, в рассказе Райнера Марии Рильке «Победивший дракона» рыцарь-победитель проезжает мимо принцессы: «Всадник медленно проехал мимо неё; лошадь его была черна от пота и дрожала. И он сам как будто дрожал: все кольца на чешуе его железного панциря тихо позванивали. На голове у него не было шлема, не было рукавиц на руках, и меч свисал тяжело и устало. Она разглядела его лицо в профиль; оно всё пылало, и волосы развевались по ветру». В английской легенде о драконоборце, которую приводит К. Бриггс, рыцарь погибает: «В Гэмпшире рассказывают историю про дракона. Этот дракон, покрытый чешуёй и извергавший огонь, наводил страху на деревню Бистерн. Каждый день чудище выбиралось из своего логова и требовало кадку молока себе на пропитание. Но, к ужасу всей округи, дракон питался не одним молоком — ему требовалась плоть, что скотины, что человека. К счастью, селяне наняли знаменитого рыцаря, сэра Мориса Беркли, чтобы избавиться от дракона. Чтобы защитить себя от ядовитого дыхания, храбрец покрыл своё тело птичьим клеем, смешанным с толчёным стеклом. Затем сэр Морис взял своих собак и отправился сражаться с ужасной тварью на Драконье поле. В суровом бою собаки погибли, а рыцарь хоть и сумел одолеть дракона, но вернулся после сражения совсем разбитым и вскоре умер, ни словом не обмолвившись об этой схватке».

Однако кроме рыцарских преданий в английском фольклоре о драконах есть сюжеты, скорее близкие к плутовскому роману: «В Лландейло Грабан дракон обосновался на колокольне, где спал по ночам. Наконец один деревенский парень придумал, как с ним расправиться. Из большого дубового полена он изготовил чучело человека и с помощью местного кузнеца оснастил его множеством острых железных крючьев с зазубринами. Потом он нарядил чучело в красную одежду и прикрепил его прямо на колокольне. Наступил вечер, дракон увидел, что его кровать занята, и ударил хвостом по чучелу со всего маху. Крючья так и впились в плоть дракона. Рассвирепев от боли, дракон принялся царапать чучело, бить по нему крыльями, кусать зубами и наконец свился кольцами вокруг своего деревянного недруга и истёк кровью».

...Важно отметить, что бытовало поверье, согласно которому любой человек из-за негативных черт характера и отвратительных поступков сам мог стать драконом и творить драконовы дела. Мощь злого дракона (пусть и в метафорическом смысле) была привлекательна, поэтому на некоторых европейских флагах и гербах, на доспехах воинов (и гораздо позднее — например, на фюзеляжах военных самолётов) появляются длинные тела крылатых змеев, несущих врагу разорение и смерть. Но конец дракона всегда примерно одинаков: «Отрубил Иван Быкович Чуду-Юду последние головы, взял туловище, рассёк на мелкие части и побросал в реку Смородину, а шесть голов под калинов мост сложил...».

В заключение этой статьи (чрезвычайно конспективно изложившей «драконью тему») хочется привести две цитаты о людях и драконах. Первая принадлежит перу Ямамото Цунэтомо, автору знаменитой «Книги самурая»: «В Китае жил человек, любивший драконов и поэтому украсивший свою одежду и мебель изображениями этих существ. Это привлекло вниманье драконьего бога, и вот однажды перед окном этого человека появился настоящий дракон. Говорят, человек тут же умер со страха. Он был одним из тех, кто смел не на деле, а на словах». Вторая принадлежит писателю Кену Кизи, предпославшему это посвящение своей книге «Над кукушкиным гнездом»: «Вику Ловеллу, который сказал мне, что драконов не бывает, а потом привёл в их логово».

Так существуют или нет драконы? Ответ на этот вопрос каждый находит сам.

Ранее опубликовано: № 4 (76) Дата публикации на сайте: 16 Ноябрь 2015

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 2 из 2
13:52 19.11.2015 | Анастасия
Было интересно читать статью, так как по слогу автора сразу было видно, что смысл будет. И ожидания оправдались! :) Спасибо! Подвели нас к тому, что драконы действительно существуют, в наших страстях.
08:54 17.11.2015 | Лена
Что за бред?к чему лишний раз поднимать языческие темы еще и в этом журнале?? двигаем окно Овертона,не иначе..

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: