Мои англичане

Сегодня все знают — без английского карьеры не сделаешь. Почти нигде. А для изучения языка что главное? Конечно, среда. Не та, которая бывает раз в неделю, а та, до которой долго и дорого ехать. Зато по-английски там говорят все жители, а понимают — даже собаки и кошки. Моя Англия — это настоящая «семейная история». Яркие характеры людей, приютивших меня на какое-то время, затмевают известные достопримечательности. Об этих людях я и хочу рассказать.

Есть такой старый добрый бизнес — сдавать студенту угол. В наших краях им всегда занимались с одной конкретной целью — подзаработать денег. А вот жители туманного Альбиона менее корыстолюбивы, зато гораздо более романтичны. Английских квартирных хозяев не волнует погоня за длинным фунтом, им важнее знакомство с новыми культурами и интересными людьми. В Британии очень много школ и курсов, куда со всего мира слетаются жаждущие победить язык Шекспира и Диккенса. Обычно их размещают в местных семьях — так и для практики языка полезней, и дешевле. Я, как одна из жаждущих, была в Англии несколько раз — и никогда не жила в гостиницах. Величественные номера в имперском стиле или пасторальные ситцевые комнатки — это все для туристов. А мы, студенты, наблюдали «правду жизни» изнутри.

Картина первая, патриархальная

Моей первой квартирной хозяйкой была Сьюзен. Уютный двухэтажный дом в приличном районе, муж — менеджер компании с безупречной репутацией, двое маленьких дочек. «Мы — настоящий средний класс», с гордостью объясняет хозяйка. «Мы — костяк нации, потому что воспитываем своих детей в английском духе». Пожалуй, она права: все, что у нас считается традиционно английским, присутствует в этой семье. Маленьких дочек постоянно упражняют в хороших манерах, причем именно в английских. Нашему ребенку вряд ли придет в голову, что неприлично первым здороваться со взрослым или во время разговора смотреть собеседнику прямо в глаза (следует скромно потупить взор в пол). Процесс воспитания не прерывается ни на секунду: мать следит за лексиконом, осанкой, манерами за столом, пристойностью игр во дворе, режимом дня. Все это без криков и шлепков, самое страшное порицание: «Воспитанные леди так себя не ведут!» Дочки почему-то повинуются беспрекословно. Они действительно очень вышколенные, но абсолютно не производят впечатления «затурканных». Просто девочки стараются во всем походить на мать, а Сьюзен всегда сама делает то, чему учит своих дочерей — никаких двойных стандартов.

Сьюзен занимается исключительно домом и детьми, хотя имеет университетское образование, знает немецкий. Спрашиваю, не обидно ли ей, что карьера не сложилась. Англичанка искренне удивляется: у нее именно та карьера, о которой мечталось: «Я всегда знала, что буду домохозяйкой, а приличное образование каждой женщине нужно — как база для воспитания детей. В семье и речь, и манеры должны быть эталоном — а то они из школы такого принесут!» Впрочем, Сьюзен знает и умеет много такого, чему в университетах явно не учат: при нормальном капиталистическом изобилии сама готовит йогурты из специальных заквасок и штопает детские колготки. Это мне казалось перегибом: и то, и другое недорого и отличного качества можно купить в любом супермаркете. Сьюзен пожимает плечами: «Это дело принципа. Настоящая леди умеет все».

Пол и Сьюзен начали брать к себе студентов совсем недавно. В их городе находится одна из самых больших и престижных языковых школ, так что постояльцы в семьях здесь — дело обычное. «Мы с мужем долго взвешивали все за и против, и все-таки решили, что для наших дочерей это — прекрасная возможность расширить кругозор. На всякий случай мы приглашаем только девушек, и не чаще трех раз в год». Сьюзен тщательно отбирает гостей — насколько это вообще возможно: внимательно изучает анкеты и настаивает на предварительном интервью. За студентов платят немного — около пяти фунтов в день, в которые входят ночлег и двухразовое питание. Для семьи Сьюзен это уж точно сумма символическая. Так что она нисколько не кривит душой, рассказывая, что делает это только ради детей: «Пусть учатся быть толерантными к людям, которые на нас, англичан, совсем не похожи».

Не знаю, кто вынес больше пользы от общения — я или ее дети. Лучшей среды для погружения в язык нельзя было и придумать: кроме идеального английского, я получила еще и уроки хороших манер.

Осколки империи

Мою следующую хозяйку зовут Джина. Она родом из Индии. Живет в Британии с раннего детства и говорит, что у нее две родины. В Бомбее остались родственники, которых она несколько раз навещала. А в Англии — муж и двое уже взрослых детей. Джина обожает индийскую кухню, хотя ее собственная стряпня намного менее острая. Носить предпочитает хоть и не сари, но все же одежду с явным налетом восточности. Ее дом буквально напичкан разными статуэтками и шкатулочками из мрамора и сандала, — в общем, вокруг все индийское. А вот муж — англичанин.

Для Великобритании это — типичная картина. Наследники великой империи из бывших заокеанских колоний чувствуют себя на берегах Туманного Альбиона довольно уютно. Они быстро пустили корни, не испытывая особого дискомфорта от погружения в чужую культуру. Да и культуру эту, собственно, чужой никогда не считали: еще будучи жителями Кении или острова Цейлон, ощущали себя британцами и поданными Ее Величества королевы. А все благодаря чудовищной экспансии «владычицы морей», которая везде насаждала свой образ жизни, так что добрая половина глобуса за три столетия успела перенять ее привычки.

В Англии выходцы из бывших колоний, за редким исключением, не создают обособленных общин в попытке сохранить чистоту и самобытность своей культуры, как это делают, например, курды (обитающие во множестве практически в любом европейском государстве). Вот в Швеции пять лет назад один курдский отец семейства зарезал свою дочь за намерение (!) выйти замуж за шведа. Британцы же любого происхождения образуют семьи, в которых смешиваются языки и культуры, а темный цвет кожи в третьем поколении «размывается» до легкого европейского загара.

У Джины и Саймона студенты живут постоянно. Дети выросли и разъехались, остались две пустые комнаты. Да и деньги, хоть и небольшие, никогда лишними не бывают. Джина рассказала множество историй, связанных с жильцами: когда-то нетрезвый турок приставал к японке, и пришлось вызвать полицию; а какой-то араб, уезжая, подарил ей толстенную золотую цепь. В общем, много чего было. Студенты для Джины — что-то вроде сериала, она охотно болтает с ними за чаем, обожает разговоры «за жизнь», даже помогает делать домашние задания. Саймон — полная противоположность жене. Молчалив, может быть, потому, что с английским языком у него намного хуже, чем у индианки Джины. Когда я, второкурсница иняза, поинтересовалась, можно ли такое-то слово употреблять в единственном числе, Саймон философски заметил: «У нас свободная страна — каждый говорит, как хочет». Этот ответ восхищает меня до сих пор.

Как выглядят потомки королевы?

Ну, вот я в Англии уже в третий раз, зато впервые — с мужем! Мы совмещаем приятное с полезным — путешествуем и практикуем английский. Нас берут к себе Пол и Маргарет, владельцы особняка в окрестностях Большого Лондона. На прилегающем участке земли — пруд с лягушками и рыбками. «Мы пруд специально для Харви выкопали, он ведь охотничья собака». Харви, огромный золотистый ретривер, согласно кивает. Он вообще любит быть в курсе происходящего — внимательно прислушивается к хозяйским беседам и очень нервничает, когда мы с мужем говорим по-русски. И дом, и пруд с лягушками, и кабриолет «Порше» в гараже намекают, что хозяева — люди не бедные. Но то, что Пол — потомок, хоть и весьма отдаленный, одной из английских королев, — нас весьма удивило. Как выглядят потомки королевы? Оказывается, не все они похожи на принца Чарльза — наш хозяин гораздо симпатичнее. Пол относится к своему происхождению более чем прохладно: «Все это глупости. Такая седьмая вода на киселе, как я, в Англии не редкость и не имеет никакого значения». К тому же Пол терпеть не может традиционные развлечения английской знати: охоту на лис, скачки, приемы и банкеты. «А вот Маргарет всегда любила водить детей в Национальную Галерею и показывать им портреты. Вот эта тетя в короне — ваша пра-пра-пра- в общем, бабушка».

На наш вопрос — а вам-то зачем жильцы?! — объясняют, что они вообще очень любознательны, любят путешествия и новые впечатления. По-видимому, держать «на постое» иностранцев — сродни маленькому путешествию в другую страну. «Но мы берем студентов нечасто — только когда попадается что-нибудь интересненькое». В общем, нас сочли достаточно экзотичными, чтобы пригласить к себе. Хозяева действительно довольно много расспрашивали об Украине: как живем, что едим, сколько платим. И сделали неожиданный вывод: «Надо же, какая страна благополучная, хоть и бывший Советский Союз. У нас как-то девушка жила из Латвии, так там ужасная нищета. У нее в квартире даже нет водопровода и мыться она ходит в городской бассейн». Вот и будут теперь всем рассказывать о нищей Латвии и богатой Украине!

Пол и Маргарет — хоть и аристократы, но совсем не снобы. В них нет и следа фирменной английской чопорности, зато в изобилии присутствует специфический английский юмор. Вот одна история: десять лет назад Маргарет тяжело заболела и готовилась к операции на мозге. После томограммы головы Пол, рассматривая снимки опухоли, пытался найти «светлую сторону»: «Что ж, дорогая, зато теперь мы точно знаем, что у тебя есть мозг — мы ведь видели его фотографию». Мардж утверждает, что придумать более успешный способ взбодрить ее перед операцией было бы невозможно: «В тот момент я поняла, что со мной все будет в порядке!»

Вот такие они, англичане, разные: сколько семей — столько и видов. Неудивительно, ведь любая семья — это уже общество в миниатюре: в каждой свой социальный строй, иерархия, законы. Может быть, поэтому Англия не запомнилась мне чем-то монолитным, с яркими национальными чертами — я даже не знаю, кого из моих хозяев можно считать наиболее «британским». И все-таки, все-таки — что-то ведь их объединяет? По-моему, абсолютно ВСЕ англичане хотя бы иногда едят на завтрак овсянку и любят поговорить о погоде.

Ранее опубликовано: № 5 (29) Дата публикации на сайте: 10 Декабрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 4 из 4
20:49 07.05.2008 | Александр
Христос воскресе!
Меня статья очень обогатила. Во-первых, даже если когда-либо побываю в Лондоне, врядли мне удасться так проникнуться его жителями. А теперь для меня Лондон наполнен, что называется, живыми людьми:)
Спасибо автору! Дивен Господь в дарах своим детям!
11:17 22.01.2008 | Ирина
Да, Англия интересная страна, но меня в Лондоне поразила православна община и церковь, созданая митрополитом Антонием Сурожским. Это родной дом для многих людей, что живут в Англии, и не только русских. Многие англичане стали православными, благодаря трудам владыки Антония, при том они уверены, что не смотря на воспитание они всегда были и есть православными.
15:04 14.01.2008 | Ирина
Мне тоже было очень интересно!Я почему-то редко встречаю расказы обычных людей из-за границы.Вот бы ещё чё-нить такое!:)Спасибо!Написано просто и понятно
01:39 04.01.2008 | Лариса
Спасибо, мне было интересно.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: