Ничего страшного?

Недавно довелось мне быть на совместном собрании педсовета и десятых классов по поводу проворовавшихся учеников. В выступлениях десятиклассников не было чистоплюйства по отношению к товарищам. В выступлениях повторялась мысль о том, как легко совершить грех, звучали шокирующие учителей слова: «Каждый мог бы оказаться на их месте». И я думала: «Какие хорошие дети! Юные максималисты. Они, наверное, имеют в виду те многие поступки против совести, которые не караются законом и за которые нельзя вылететь из школы: малодушие, предательство друзей и возлюбленных, бессердечие, хамство».

Дальнейшее развитие событий напрочь развеяло мои розовые грезы. Пылкие ораторы тащили нас в удобное мутное болото безответственности. Если согрешить легко, зачем же дорого расплачиваться? Такая вот получилась логика. В общем, по мнению школьников, ничего страшного не произошло.

И эта попытка отменить или размазать понятие «грех», пожалуй, закономерна в мире, рвущемся к комфорту и покою, в пресловутом «обществе потребления», «цивилизации досуга».

Что ведет к нравственной энтропии? При помощи каких уловок мир набрасывает на нас сеть? Вот некоторые из них.

Я с большим интересом прочла в книге психологов Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой о том, что «в немецком языке есть точное и емкое слово «феррукт» (verrukt). Это и бытовое слово, обозначающее смещение предметов понятий, и одновременно психиатрический термин, аналог которого по-русски лучше всего передает жаргонное выражение «сдвиг по фазе».

Нельзя безнаказанно для психики жить в смещенных смысловых полях. А сейчас такое смещение происходит на всех уровнях. И, быть может, небольшое смысловое смещение гораздо опасней, чем замена на полную противоположность. Маленькие подвижки, во-первых, трудно уловимы и плохо поддаются вербализации, а во-вторых, они как бы лишены ритмической композиции: шажок вперёд и одновременно полшажка влево, немного вниз и чуть в сторону. Хаотическое броуновское движение«.

Мне хочется привести некоторые жизненные примеры, которые я воспринимаю как «феррукт».

В поезде я вынуждена была слушать разговор двух молодых мужчин. Разговор был долог и велся исключительно о мобильных телефонах разных марок, видеомагнитофонах и прочем, но оторопь взяла меня, когда они перешли к обсуждению молочных продуктов и один из них обстоятельно, весомо и торжественно рассказал, как он творог какого-то хорошего сорта поливает йогуртом какого-то хорошего сорта, делает себе такой «микс» — и ест.

В этом повествовании не было азарта гурмана или обжоры. Это разговаривал организм, в котором усваивались качественные продукты.

Нет, я не жду, что все вокруг меня будут говорить исключительно о служении отечеству или «о бурных днях Кавказа, о Шиллере, о славе, о любви». Но я цитировала не прихварывающих старушек, а молодых мужчин.

А вот иной пример. Школьника вывезли погулять в лесу, а в ушах у него плеер, а перед глазами игра в мобильнике. Не проще ли было остаться в подъезде, панели которого выкрашены зеленой краской?

Разговор в школе. Учитель:

— Сколько у тебя в день тишины?

Ученик:

— Тридцать минут.

— Где?

— В ванной.

Другой семиклассник:

— А у меня и в ванной колонки.

Именуемая пирсингом металлическая бородавка на носу от того, что блестит, разве не бородавка? Да и сам блеск в области носа рождает не лучшие ассоциации.

Невероятно популярным, затмевающим многие другие стало слово «комфортно», «мне комфортно», «мне некомфортно», «человеку должно быть комфортно» и т.д. Куда делось «уютно», «радостно», «тепло», «отрадно»? Уютно, радостно, тепло, отрадно может быть и на старом диване, особенно если дождь за окном, или с другом за чаем из щербатой, но любимой чашки. А для «комфортно» представляете какая нужна сантехника?! А друг вовсе не обязателен. Комфорт включает в себя избыток, роскошь, сытое тщеславие. Не случайно в ранней лирике Пастернака есть строчка: «Где лжет и чадит, ухмыляясь, комфорт». Почему же нынче именно это слово заменило «душевный покой»?

Во всех перечисленных примерах нет никакого вопиющего злодейства, но «сдвиг по фазе» есть, причем именно такой, который помогает оглохнуть, когда дело идет о нравственности. А привычка делает с нами то, что этот самый сдвиг превращается в норму. А у кого, собственно, сдвиг-то? Не у Вас ли, любезный автор?

И еще одно наблюдение упомянутых психологов помогает мне облечь в слово то, что безымянно меня душило. Современный мир пытается отменить трагедию. Мне кажется, что это связано с технологичностью отношения к жизни. Если раньше технология знала свое место в промышленности, то теперь нам предлагают технологию здоровья, счастья, хорошего настроения и т.д. «А раз нет трагической глубины, трагического пространства, то и чувства, соответственно, мельчают и уплощаются. И запредельно страшное перестает быть запредельным. И уже вроде бы не такое страшное».

Я знаю семнадцатилетнюю девушку, которая категорически не хочет общаться со своим предавшим (и предающим) ее отцом. Она объясняет это так: «Обижать его я не могу: я помню, каким он был, а мою любовь и прощение он воспринимает как одобрение, как знак, что все в порядке и ничего особенного не случилось».

Я понимаю, что эта девушка пытается не дать сплющиться миру. (Вот уж воистину «век расшатался» или «время вывихнуло суставы», как говаривал Гамлет). Эта девушка борется против той лгущей действительности, в которой короля Лира пошлют к психоаналитику, Тарас Бульба, встретившись на поле битвы с новоявленным ляхом Андрием, сядет с ним выпивать да закусывать, а Эдип не станет в ужасе выкалывать себе глаза, а опубликует пикантные подробности своей жизни в каком-нибудь лакированном журнале, раз уж так случилось.

Выхолащивание, расплющивание жизни, вытравливание из нее трагической глубины страшно, так как перекрывает путь к покаянию. Зачем глубоко и подвижнически менять жизнь, ущемлять себя в земных удовольствиях, если ничего страшного не произошло?

Современные «хорошие люди» не всегда слышат то, что знали прежде даже злодеи. Вот монолог кровавого и зловещего Клавдия из Шекспира:

Как человек с колеблющейся целью.
Не знаю, что начать, и ничего
Не делаю. Когда бы кровью брата
Был весь покрыт я, разве и тогда
Омыть не в силах небо эти руки?
Мы молимся, чтоб Бог нам не дал пасть
Иль вызволил из глубины паденья.
Отчаиваться рано. Выше взор!
Я пал, чтоб встать. Какими же словами
Молиться тут? «Прости убийство мне»?
Нет, так нельзя. Я не вернул добычи.
При мне все то, зачем я убивал:
Моя корона, край и королева.
За что прощать того, кто тверд в грехе?

Клавдий знает то, чего мы, порой, не хотим знать, то, что нам неудобно и «некомфортно» знать. Мы лукаво хотим отдаться своим не лучшим склонностям и в то же время сохранить достоинство, забывая, что человек целостен и быть отчасти порядочным ну никак невозможно.

Это великолепно растолковывает другой злодей из романа Достоевского «Преступление и наказание» — Свидригайлов. Помните, как происходит встреча Свидригайлова и Раскольникова в трактире? Раскольников с ужасом обнаруживает, что Свидригайлов знает о том, что он убийца, так как подслушал его разговор с Сонечкой. Раскольников искренне возмущен нечистоплотностью подслушивания, на что Свидригайлов ему отвечает: «Что вот вы все охаете да охаете! Шиллер-то в вас смущается поминутно. (»Шиллер«в данном случае — поборник высоких идеалов (И. Г.)). А теперь вот и у дверей не подслушивай. Если так, ступайте да и объявите по начальству, что вот, дескать, так и так, случился со мной такой казус: в теории ошибочка небольшая вышла. Если же убеждены, что у дверей нельзя подслушивать, а старушонок можно лущить чем попало, в свое удовольствие, так уезжайте куда-нибудь поскорее в Америку! Бегите, молодой человек!»

Сонечка посылает Раскольникова донести на себя. «Тогда Бог опять тебе жизни пошлет», — говорит она.

И послал Господь жизни Раскольникову. Не сразу, а на каторге спустя почти год «наступила жизнь», «он воскрес, и он знал это, чувствовал всем обновившимся существом своим».

В расплющенный комфортный мирок не войдет не только глубокое страдание, но и счастье настоящее не войдет. Человек сам выбирает между жизнью и жизнишкой, чувством и чувствишком, мыслью и стереотипами. Не стоит слушать подсказок, даже если тебе подсказывает толпа или, как кажется, весь мир.

Ранее опубликовано: № 6 (17) Дата публикации на сайте: 10 Сентябрь 2007

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: