Подписаться на рассылку новых статей

С 2009 года журнал издается при поддержке Международного благотворительного фонда в честь Покрова Пресвятой Богородицы


Журнал «Отрок» приглашает авторов для сотрудничества! Пишите нам на адрес: otrok@iona.kiev.ua

Рекомендуем посетить

Свято-Троицкий Ионинский монастырь Молодость не равнодушна Покров Страничка православной матери Журнал Фамилия Ольшанский женский монастырь

Наши друзья

Нормальное положение шлагбаума

Протоиерей Димитрий Струев широко известен как интереснейший блогер, публицист, руководитель молодёжного отдела Липецкой епархии, настоятель липецкого храма в честь иконы «Взыскание погибших», в неразрывном единстве с которым действует молодёжный культурный центр «Экклезиаст». Трудно представить, как батюшка, отец девятерых детей, находит в себе столько сил и энергии на все эти виды деятельности. Говорить в интервью о себе напрочь отказался, подкрепляя отказ фирменной острой самоиронией. Наша беседа происходила в Одессе — столице юмора, и разговор логично вошёл в русло тематики юмора, смеха, радости. Батюшка — противник всякого официоза: беседовали в обыкновенном одесском дворике, сидя на лавочке, вокруг кружили играющие дети — не лучший ли фон для разговора о радости и смехе?

Протоиерей Димитрий Струев— Богословы и философы уже много столетий пытаются найти ответ на вопрос: почему Христос никогда не смеялся? У Аверинцева есть удивительное толкование: «Христос не смеялся потому, что смех — это вздох внезапного освобождения, а Он всегда свободен». А как вы думаете, каков механизм освобождения смехом?

— Смех — это реакция на несоответствие каких-то явлений друг другу, реакция на некую дисгармонию. В Царстве Небесном не будет нужды в смехе, поскольку это будет царство абсолютной гармонии. Это может показаться скучным: как так?! Но там будут радости другого плана. Если смех — это лекарство от несоответствия, то лекарство может радовать только тогда, когда есть что лечить. Если нет необходимости в исправлении, то и лекарство бессмысленно. Я именно таким образом понимаю слова Сергея Сергеевича Аверинцева о том, что Христос всегда свободен. Смешно, когда какие-то серьёзные вещи подаются в игровой форме. Смешна пародия, потому что мы видим частичное соответствие одного явления другому, и вот эта неполнота соответствия вызывает смех. Смешна путаница, потому что в ней несоответствие, нестыковка, несовпадение — а в абсолютной гармонии нет места нестыковкам.

— Многие говорят о чувстве юмора Бога. Как-то один современный старец на вопрос, обладает ли Бог чувством юмора, ответил: «Посмотрите на гиппопотама и жирафа, и вы убедитесь, что обладает». Всё Писание пронизано тонкой иронией: достаточно вспомнить знаменитые высказывания Спасителя про бревно в твоём глазу (Мф. 7, 3–4), игольное ушко (Мф. 19, 24) или эпизод с громогласными, порывистыми братьями Иаковом и Иоанном (сыновьями Зеведея), которых Христос в шутку прозвал «сыновья грома» (Мк. 3, 17), и др. Что это за Божественная ирония?

— На ваш вопрос я отвечу длинной историей... Точнее, ответом послужит лишь её фрагмент, но она прекрасна полностью. У этой истории есть предыстория, хотя она совсем не смешная. В городе Воронеже жила девочка Наташа. Девочку в каком-то совсем мелком, подростковом возрасте привели лечиться к какой-то бабке. Бабка занялась своей народной магией. Лечила, лечила, затем стала пристально всматриваться в девочку: «Я вижу, тебя Господь готовит. Если ты к 22 годам замуж не выйдешь...» Она не договорила и, продолжая бормотать: «Я вижу, что тебя Господь готовит...», — принялась девочку душить по-настоящему. Бедная Наташа в шоке еле отбилась от этой бабушки. И на время почти забыла об этом эпизоде. Лет эдак в 15–16 девочка оказалась в секте кришнаитов. Это было около 1990 года, когда в Советский Союз хлынули всякие «проповедники», в том числе и восточных религий, квазирелигий. Она попала под обаяние проповедников Общества сознания Кришны. И была не только принята в общину, но и дала обеты, аналогичные монашеским. Там есть также степени посвящения, как у нас «рясофор — мантия — схима». Она была «рясофором» кришнаитским: носила тройные кантхималы (деревянные бусы на шее) и ещё какие-то атрибуты, соответствующие её кришнаитскому «иночеству». При посвящении ей дали имя: Тулусе Махарани Деви Даси. Подвизалась Тулусе в своём кришнаитстве около 7 лет. Наступило то время, когда в России готовился закон «О свободе совести». И вот «альтернативные» религиозные объединения усмотрели угрозу в Русской Православной Церкви, которую они подозревали в лоббировании этого закона, и начали налаживать между собой экуменические контакты с целью совместной борьбы против Православия. Это было неофициально — просто «альтернативно верующие» стали между собой как-то общаться и обсуждать проблему. В этом обсуждении Тулусе Махарани Деви Даси активно участвовала, со своим ещё достаточно юным пылом она оказалась вовлечена в переживания по поводу этой «угрозы». Однажды она решила с самими православными поговорить, выяснить, что они про себя думают, почему что-то имеют против тех «людей доброй воли», которые верят не так, как они. И она решила втереться в доверие и попытаться понять православных «изнутри». Представители Церкви в глазах обывателей — это кто? Монашество плюс прочее духовенство. Со священником говорить она для себя не считала возможным: у неё с детства сохранилось воспоминание о пьяном священнике, который за отпевание её бабушки требовал больше денег, а потом жадно вгрызался в курицу на поминках. При прочих деталях её воспоминаний надо иметь в виду, что любой кришнаит знает: если человек ест мясо, то он с духовностью не может иметь ничего общего. В результате в глазах нашей героини священники — это страшное лицемерие, игра в духовность при её полном отсутствии. Поэтому она не могла поговорить со священником — это было ниже её достоинства. Однако Наташа узнала, что монахи не едят мяса. И она решила: почему бы не пообщаться с монахами? Самый популярный для тех мест монастырь — Задонский. Тогда это ещё была единая епархия — Воронежско-Липецкая. И вот Наташа, она же Тулусе, поехала в Задонск, примкнула к какой-то экскурсии. Там стали рассказывать о жизни святителя Тихона Задонского. Оказывается, хорошим человеком был святитель Тихон, почти настоящий кришнаит, разве что не знал, что Господа зовут Кришна, хотя и жил по кришнаитским заповедям, подумала она. Прониклась она к нему уважением и ничего плохого не увидела в том, чтобы, как все, приложиться к мощам. Подошла к раке, которая была открыта, приложилась непосредственно к мощам и почувствовала, как по ней пошла какая-то физически ощутимая волна, чем-то напоминавшая слабый удар тока, только это был не ток. Потом ей очень трудно было описать свои чувства, но, по крайней мере, это было нечто физически ощутимое. И она, поднимая голову от раки с мощами и спускаясь со ступенек возвышения, на котором находится рака, пошатнулась, однако не упала. Она отошла от раки с ощущением: что-то неуловимое в ней изменилось. Наташа вдруг испытала иррациональное сомнение в правильности своего духовного выбора: так ли она молится? так ли она живёт? всё ли у неё в порядке в духовной жизни? Она сама не поняла, откуда у неё эти мысли взялись. Девушка развернулась и уехала из Задонска назад, потому что поняла, что не надо никому втираться в доверие и выяснять, почему православные такие «сволочи». Надо сначала с собой разобраться. И вот она начала молиться: «Господи! Творец! Создатель, Тот, Кто меня создал! Откройся мне! Дай знать, как Тебя правильно зовут. Научи, как Тебе молиться... Дай мне знамение! Дай мне знак!» Проходит неделя, другая. Она пытается медитировать в ашраме, но статуя Кришны не вызывает у неё никаких благоговейных чувств. Вроде бы всё родное и знакомое, вокруг друзья по вере, с которыми она столько лет вместе, всё вроде бы своё, но — совершенно неродное, чуждое. Наташа не понимает, что происходит, её пытаются как-то утешать, но ничто не помогает. Откуда-то из детства она вспомнила чьи-то слова о Божией Матери. Удивительно, кришнаитка решила помолиться Богоматери: «Но Ты-то человек, Ты поближе, Ты должна меня услышать и понять... Дай мне знамение!» После того, как вечером она перед сном всё это проговорила, она во сне видит икону: стоит перед образом с теми же самыми словами («Божия Матерь, дай мне знамение!»). Она детально запомнила икону, хотя никогда не встречала образ такой иконографии — Богородица с поднятыми руками, какие-то святые по краям, Младенец в круге. Наташа удивилась, что какая-то странная икона ей пригрезилась. Утром пошла на рынок за продуктами, увидела там людей в монашеской одежде и обратилась к ним: «Вот у меня такие-то и такие проблемы. Может быть, вы мне что-то подскажете...» — «Мы люди духовно неопытные, неграмотные, грешные, но есть в нашей Курской Коренной пустыни старец Иоанн (иеросхимонах Иоанн (Бузов), воспитанник архимандрита Серафима (Тяпочника)) — приезжай, он тебя вразумит». Она это восприняла как указание свыше. Отправилась на вокзал, доехала до Курска, от Курска — до Курской Коренной пустыни, вошла в храм и увидела икону — эта была Курская Коренная икона, та самая незнакомая ей ранее икона из сна. Но только во сне не было на этой иконе надписи, а наяву она была большими буквами — «ЗНАМЕНИЕ». Отец Иоанн сказал ей: «Ты принесла Богу обет, хотя ты Его и не знала, — не отрекайся от этих обетов. В миру тебе делать нечего. Оставайся в монастыре, где тебя Господь призвал к Православию». Хотя это мужской монастырь, там есть корпус, где временно живут насельницы женского пола. И вот она не была прихожанкой ни одного дня, она из секты сразу попала в послушницы, через некоторое время её постригли. Сейчас её зовут монахиня А. Для меня эта история является исчерпывающим ответом на вопросы: «Есть ли у Бога чувство юмора? Или у Божией Матери?». Кстати, я потом долго думал, почему же не было отклика, когда она недели две кричала в голос: «Господи, дай мне знамение!» Почему Творец не откликался, а как только она обратилась к Божией Матери, сразу возникла цепочка чудесных событий? А потом я понял, что сама мысль в сознании кришнаитки молиться Богоматери — это и был ответ Господа на её просьбу о вразумлении знамением.

— Читая жития святых, даже старцев-аскетов, поражаешься, что они не чужды были чувства радости жизни, вкуса жизни, часто шутили (например, старинная легенда об апостоле Иоанне, играющем с куропаткой, или современные воспоминания о старце Силуане, любившем «чай с вареньем»). Получается, чувство юмора и радости необходимо в духовной жизни как спасательный круг, не позволяющий погрузиться в пучину уныния? Радость как жест благодарности?

— Я думаю, радость самоценна и самодостаточна. «Радость как форма спасения от уныния» — ну, это из серии: «Бог как средство спасения от сатаны». Это всё-таки определение, которое далеко не исчерпывает понимание Бога. Я помню, в моём детстве в родном городке у железнодорожного переезда была табличка: «Нормальное положение шлагбаума — открытое». Так вот радость — это нормальное положение шлагбаума, человека, как его Бог задумал. Падение этого «шлагбаума», соответственно, будет грехопадением. Радость — это то, к чему мы призваны.

Но я бы здесь не стал путать радость и смех. Смех — это, как мы говорили, выход из некой дисгармонии.

— Как провести грань между злым и добрым юмором? Что является индикатором пошлости в юморе, иронии? Ведь, например, шутки юродивых были весьма обескураживающими...

— Грань между злым и добрым юмором? Наличие или отсутствие любви — вот единственный критерий. По поводу чувства юмора... Здесь важно ещё некое чувство вкуса присовокупить в качестве критерия. Понятно, что человек, имеющий в себе любовь подлинную, не будет похабничать, но всё-таки понятие пошлости с понятием вкуса как-то связано, а не только с понятием любви. Мне очень нравится у Натальи Леонидовны Трауберг эпизод из её общения с неким ксёндзом, отцом Станисловасом, к которому с лёгкой руки Натальи Леонидовны массово стали ездить её знакомые, ищущие Бога: «Я только скажу, не удержусь, что после себя искатели истины с московских кухонь оставляли ужасный беспорядок, который патер именовал „хтоническим хаосом“. Он был человек необыкновенно аккуратный и потом часами убирал за продвинутыми визитёрами. В отчаянии Добровольскис повторял: „Научи ребёнка туфельки ставить ровно!“» Пошлая шутка — это неумение в юморе «туфельки ставить ровно».

Беседовала Анна Голубицкая

Ранее опубликовано: № 2 (80) Дата публикации на сайте: 07 Февраль 2017

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: