Один день искусствоведа

Мой день почти никогда не бывает заполнен каким-то одним делом.  Дел обычно оказывается несколько, и приходится ломать голову,  как все их втиснуть в короткие несколько часов. Работаю в нескольких местах, а также занимаюсь множеством разовых проектов. Делаю это не только ради денег, но и потому, что хочется успеть в жизни побольше всего интересного. Порой сильно выматываюсь, но в целом меня это устраивает — с трудом представляю себе, как смог бы сидеть в одном офисе пять дней в неделю с девяти до шести. От разнообразной работы устаёшь меньше, чем от монотонной, да и мозг, если его всё время загружать разными задачами, начинает лучше работать. 

Досье № 3

Алексей Гриц, искусствовед, кандидат наук, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания. Родился в 1974 году в Москве. Окончил Российский государственный гуманитарный университет. Работает по совместительству в Российском научно-исследовательском институте культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва. Преподаёт на архитектурном факультете Государственного университета землеустройства.

1. Главное

С утра еду на свою главную работу — в Институт искусствознания. Тружусь в отделе, который занимается изучением русской архитектуры. В далёком будущем результатом нашей деятельности должно стать многотомное энциклопедическое издание «Свод памятников России», куда войдут сведения обо всех архитектурных памятниках страны — с фотографиями, историческими данными и т. д. Пока вышло только одиннадцать томов, всего же их должно быть несколько сотен, так что основной труд ещё впереди. Работа наша заключается в поиске этих самых памятников и сборе всевозможной информации о них. Ездим в командировки и экспедиции, фотографируем, делаем чертежи, работаем в музеях и архивах (московских, питерских и местных), роемся в дореволюционных газетах и журналах, потом пишем статьи, готовим очередной том для издательства. Для меня это необычайно увлекательно — ведь каждый раз приходится иметь дело с новым старинным зданием, а все они разные, с какими-то индивидуальными особенностями, иногда с очень богатой историей. Ну а экспедиции по российской провинции — это всегда настоящее приключение...

У моей работы есть и другая, не столь приятная сторона — это борьба за сохранение старинной архитектуры. Поскольку наш институт относится к Министерству культуры, мы наделены некоторыми официальными полномочиями в сфере охраны памятников. Дело это, к сожалению, по большей части безнадёжное; из десяти обречённых памятников удаётся спасти в лучшем случае два-три. В крупных городах, особенно в Москве, сохранить какой-нибудь старинный домик почти невозможно, если кому-то приглянулся занимаемый им участок золотой столичной земли. О соблюдении законодательства и говорить не приходится... Иногда охватывает настоящее отчаяние, когда упираешься в непробиваемую стену коррумпированного чиновничества и алчных циничных застройщиков. Правда, есть и приятный момент — в нашей донкихотской борьбе мы знакомимся с огромным числом совершенно замечательных людей, готовых безвозмездно помогать нам, вместе работать, организовываться, чтобы хоть что-то спасти. Порой удивляешься, как много в нашей стране ещё осталось людей неравнодушных, любящих свою родину, озабоченных не только зарабатыванием денег, но и сбережением отечественной культуры. Общение с ними по-настоящему воодушевляет и даёт силы для дальнейшей борьбы.

2. Как пройти в библиотеку?

После работы надо ненадолго заскочить в библиотеку. Любимое моё книгохранилище в Москве — Историческая библиотека, или попросту «Историчка». Старинное здание в тихом переулке Китай-города, уютные залы... Будучи студентами, мы с однокурсниками просиживали здесь дни напролёт. Сейчас кажется невероятным то количество информации, которое мы тогда загружали себе в головы. Конечно, у нас ещё не было навыков правильно эту информацию усваивать, и большая её часть скоро улетучилась. Но что-то осталось, и порой в нужный момент совершенно неожиданно вспоминаются какие-то сведения, имена, даты и пр. В 1990-е годы попасть в «Историчку» можно было лишь отстояв большущую очередь, а сейчас залы полупустые, читателей, большинство которых — студенты-гуманитарии, совсем мало. Читать стали намного меньше (хотя порой, видя, какие ужасные книги сейчас издают, невольно думаешь, что это не так уж плохо). С распространением Интернета появилось новое отношение к информации как к чему-то доступному и потому неценному, не заслуживающему запоминания. Потому и знания, полученные таким лёгким способом, порой оказываются некачественными и поверхностными...

3. Экскурсия

На сей раз мой визит в библиотеку имеет вполне конкретную цель. Одна моя подруга, преподающая в Свято-Дмитриевском училище сестёр милосердия, попросила меня провести для её подопечных однодневную экскурсию в какой-нибудь древний подмосковный город — чтобы были и православные святыни, и архитектурные памятники, и богатая история. Выбрали Коломну, и мне потребовалось освежить в памяти сведения об этом городке, а заодно поискать какие-нибудь связанные с ним интересные и забавные события, чтобы дети не заскучали. Подобные экскурсии я провожу довольно часто, хотя профессиональным экскурсоводом, конечно же, себя не считаю. Занимаюсь этим не столько ради денег (тем более что платят за это немного), сколько ради собственного удовольствия. Когда начинаю рассказывать о древней архитектуре, меня охватывает какое-то не понятное мне самому воодушевление, а если меня ещё и слушают внимательно — то я становлюсь почти счастливым. Кроме того, как ни высокопарно это прозвучит, считаю себя обязанным рассказывать всем о нашем культурном наследии, делиться теми знаниями, которые в силу своей профессии имею. Я уверен, что то бедственное положение, в котором находится наша культура, во многом вызвано людским безразличием, а оно, в свою очередь, происходит от незнания того, какими богатствами мы пока ещё обладаем. Ведь порой даже люди образованные и высококультурные изумляются, когда видят совсем рядом с Москвой руины дворянских усадеб и заброшенные церкви: «А мы думали, у нас уже всё отреставрировали...». Надо сказать, что интересующихся историческими памятниками становится всё больше, и сейчас уже почти невозможно приехать в забытое «дворянское гнездо» и гулять там в одиночестве — наверняка встретишь кого-нибудь с фотоаппаратом и крупномасштабной картой под мышкой. Чаще, правда, попадаются граждане с мангалом и ящиком пива. Последнее, впрочем, тоже неплохо; экскурсию по достопримечательностям вполне можно завершить пикником (главное — потом убрать за собой мусор, ибо с этим в Подмосковье такая же беда, как и с гибнущей культурой).

4. Кто такой Леонардо да Винчи?

Вечером — лекция. Я преподаю в одном из старейших московских вузов — Государственном университете землеустройства, мои студенты — будущие архитекторы, читаю им историю искусства и историю архитектуры. Работаю я на факультете второго высшего образования, что мне очень нравится, поскольку здесь учатся уже более или менее взрослые люди, осознанно выбравшие эту непростую профессию.

Преподавание — дело непростое, но очень увлекательное. Как педагогу мне приходится сталкиваться с ощутимым результатом «реформ» образования последних лет — с каждым годом уровень общей эрудиции студентов всё больше и больше снижается. В начале моей педагогической деятельности я, в пылу юношеского максимализма, искренне возмущался, слушая невразумительные ответы на экзамене: «Ну как же этого можно не знать! Я же всё это на лекциях рассказывал!» Поначалу я ужасался, когда среди студентов оказывалось довольно много людей, не знающих, кто такой Леонардо да Винчи. В голове не укладывалось, откуда такие индивидуумы вообще могут взяться в XXI веке в огромном европейском городе, где есть книги, Интернет, музеи и множество других источников информации. Сейчас же, приобретя некоторый опыт, я воспринимаю подобных студентов как вызов моему профессионализму. Для меня становится делом чести взломать коросту невежества, покрывающую мозги большей части современной молодёжи. Изо всех сил стараюсь заинтересовать их, придумываю, как сделать предмет увлекательнее, как лучше подать тот или иной материал. Честно скажу — горжусь, когда это получается. Сначала появляются проблески интереса («Что это он там такое рассказывает?»), люди начинают вслушиваться, задавать какие-то вопросы (терплю, даже если они оказываются поразительно глупые). Потом некоторых даже удаётся убедить приложить собственные усилия, что-то самим почитать, посмотреть какие-нибудь книги...

Другую проблему современных студентов можно попросту назвать ленью. Они категорически отказываются принимать тот факт, что учёба — это большой труд, требующий усилий и времени, которое приходится отнимать от отдыха, общения с друзьями, сна, наконец. Образование кажется им чем-то лёгким и пустяшным, и они искренне возмущаются, когда я пытаюсь заставить их что-то делать. Причём это характерно даже для умных и заинтересованных студентов. Как с этим бороться, пока не придумал...

5. Путешествие

После лекции — встреча с друзьями. Сегодня нам предстоит обсудить важное дело — предстоящее путешествие за границу. Марк Твен сказал, что на смертном одре мы будем жалеть только о двух вещах — что мало любили и мало путешествовали. Поэтому стараемся, чтобы хотя бы по одному из пунктов поводов для жалости было поменьше. Каждая поездка — это событие, которого ждёшь, предвкушаешь... Для поездок выбираем всякие экзотические страны — Перу, Иран, Камбоджа и т. п. Наш очередной проект — Эфиопия, страна с древнейшей христианской культурой, удивительной природой и богатейшей этнографией, но при этом — с бездорожьем, дикостью и политической нестабильностью. Поэтому поездка туда требует большой подготовительной работы. Услугами турфирм никогда не пользуемся — сами составляем маршрут. Хочется увидеть что-то эксклюзивное, такое, что расположено в стороне от традиционных туристических маршрутов. Каждому вояжу предшествует основательная подготовка, в ходе которой перелопачивается уйма книг и сайтов в Интернете. Изучаем историю выбранной страны, её культуру, искусство и архитектурные памятники. Вернувшись домой, обязательно что-то пишем. Поэтому такие наши путешествия, в отличие от банальных выездов на пляж куда-нибудь в Турцию, называем экспедициями, а нашу устойчивую компанию немного пафосно именуем клубом. Хотя я абсолютно уверен, что это самый лучший вид отдыха, такие поездки для нас — ещё и труд, причём порой физически весьма нелёгкий. Денег тоже требуется немало, но уж об этом-то совершенно не жалеем...

Часто встречаю людей, которые не любят и даже ненавидят свою работу, терпеть не могут то, чему вынуждены посвящать всю жизнь. С трудом представляю, как так можно жить. По-моему, нельзя растрачивать свою жизнь на что-то неинтересное, ненужное. Я люблю свою профессию и в этом смысле считаю себя счастливым человеком. Так получилось, что моё хобби стало моей работой (может, и наоборот, — работа со временем превратилась в хобби). Может, потому, что, оканчивая школу, не ошибся с выбором сферы деятельности, может, просто повезло. Конечно, за это счастье приходится расплачиваться. И денег платят мало, и свободного времени почти нет. Не получается, придя домой, все связанные с работой мысли и заботы оставлять за порогом квартиры. Вечерами постоянно что-то пишу, доделываю, что не успел за день. Даже во время отдыха голова всё равно занята работой. Но у меня есть чувство, что я делаю что-то важное и у меня это довольно неплохо получается. Поэтому я твёрдо уверен, что не хотел бы другого жизненного пути.

Ранее опубликовано: № 1 (61) Дата публикации на сайте: 18 Февраль 2013

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 6 из 6
08:14 27.08.2013 | ольга
Вообще-то автор пишет о студентах, собирающихся стать архитекторами. Им бы странно не знать, кто такой Леонардо да Винчи. Впрочем, любой вузовский преподаватель может сказать, что срывает коросту невежества. Ну просто потому, что вузовские знания должны быть и шире, и глубже школьных, как и тех, что человек может получить самостоятельно. иначе зачем вуз. Может сказать, но не говорит... Просто делает свою работу. Пример с технарями понравился. надо бы не только уметь восхищаться собственной работой и тем, как другие могут , ничего в ней не смысля, пользоваться её результатами, но и удивляться тому, как специалист в другой области может с лёгкостью делать свою. Удивляйтесь, и мир станет приятнее, что ли
22:09 27.02.2013 | lena
зависть, зависть у всех говорит! Одна пишет про себя любимую - молодец! так держать, конечно же ваша работа важнее, нужнее, Ирина..
Мальчики, видимо, не такие реализованные в жизни поэтому тоже злоба и сарказм лезет ("ну хоть в комментарии дай покажу что я чего-то тоже стою" - правда?)

Самое противное чувство зависти - и когда она у тебя и когда её видишь у другого. Фу. Мерзкие комменты под вполне нормальной статьёй про нормального человека, который лично меня вдохновляет.
17:41 26.02.2013 | Михаил
Irina, Ваш короткий комментарий стоит более, чем, целый "...день из жизни искусствоведа" c прекрасно развитым мозгом, необычайным трудолюбием и кричащей удовлетворенностью выбранной жизненной стезей :)
18:15 20.02.2013 | Николай
> Для меня становится делом чести взломать коросту невежества, покрывающую мозги большей части современной молодёжи.

О, знакомый пафос гуманитариев! Сколько вы же еще будете людей-то мучать? Зачем вообще нужно обязывать кого-то знать, кто такой Леонардо да Винчи? Сами гуманитарии вполне себе со спокойной совестью пользуются, например, стиральной машиной, хотя из приниципов ее работы хорошо если закон Ома знают.

Дорогие гуманитарии! Поймите, что люди - разные, и массив знаний современного человека настолько велик, что далеко не каждому по силам быть экспертом во всех областях человеческох деятельности. И если кто-то выбрал себе область деятельности, далекую от вашей - то это не повод возмущаться. Берите пример с технарей, которые трудятся не покладая рук, и потом смиренно радуются наблюдая, как простые люди пользуются плодами их деятельности! И никто из технарей не строит планов принудительного обучения гуманитариев матаном.
18:21 19.02.2013 | Irina
Xorosho chto avtor zanimaetsa lubimum delom, ja prosto rabotay v dome prestarelux, zakonchiv instityt kyltyru. Svoej rabotoj ja pomogay slabum, moja pomos neobxodima im kazduj den. Mozet rabota i ne vsegda priatna. glavnoe prinost ludam polzy i but dovolnum, mozet moja rabota nyznee, chem iskysstvoveda na Ukraine? Takoj moej rabotu net na Ukraine, yxazivay za prestarelumi datchanami
Spasi nas Gospodi
13:12 19.02.2013 | lena
да..круто.я тоже так хочу.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: