Твоя книжная полка № 1 (43)

Чарльз Диккенс. «Рождественская песнь»

Мир, созданный Диккенсом, не очень похож на жизнь за окном. Особенно если на дворе XXI век, когда вещи не называются своими именами, а в человеческих отношениях наиболее ценится дипломатичность. «Рождественская песнь» — весть из самых глубин детства, когда мы с лёгкостью отличали героев от злодеев и принцесс — от ведьм. И, вспомните, всегда болели за добро.

Заостряя контрасты, Диккенс рисует образ вредного скупого старика, которому «всё человеческое» вполне чуждо. Убожество его внутренней — да и внешней — жизни обличается светлыми и весёлыми образами «экстремально положительных» героев. Но автор постарался, чтобы взрослые дяди и тёти сопереживали дядюшке Скруджу (оказывается, это имя носил не только герой диснеевского мультфильма) — просто по логике сказки, из любви к сказке.

В Писании есть страшные слова, звучащие как приговор человеческому неверию. «Если и мёртвые воскреснут, не поверят», — говорит Авраам горящему в вечном пламени богачу, который беспокоится о своих ещё живых братьях. Но Диккенс пишет рождественскую сказку, а потому явление мертвеца (описанное в лучших традициях сказки) способно многое изменить в жизни безнадёжного, казалось бы, персонажа.

Эта книга — отличный подарок под ёлку, привет и из детства, и из старой доброй Англии, о которой сейчас можно прочесть, к сожалению, только в книжках.

Гилберт Кейт Честертон. «Шар и крест»

Редко кто из инославных писателей не требует «фильтрации» на предмет догматических заблуждений. Даже в «Камо грядеши», где говорится, казалось бы, о самой заре христианства, православный читатель всё равно ощутит привкус католического мироощущения автора. А вот произведениям англичанина Честертона не нужны ни скидки, ни осторожность. Как пишет диакон Андрей Кураев, «у Честертона замечательное чувство вкуса: несмотря на его принадлежность к католической традиции, в его творчестве не отражаются специфически католические догматы». Что лишний раз наводит на мысль о божественной природе большого таланта.

Роман «Шар и крест», который часто относят к научной фантастике, рассказывает о таком обществе, где христианство кажется похороненным. Не языческими императорами, не кровожадными коммунистами — а всего-навсего мещанством, равнодушием и цинизмом. Нет больше места ни мысли, ни сомнению, ни поиску. Христианин, спустившийся в этот странный мир с патриархальных гор Шотландии, не может вместить происходящего. Даже воинствующий атеист себя чувствует паршивой овцой среди лондонских обывателей. Но их уже двое — странных, неспящих, убеждённых в своей правоте. А значит, будет поединок, будет диалог — как всегда у Честертона, блестящий и остроумный.

Конечно, не обойтись и без внешнего врага. Углубляясь в повествование, понимаешь, что за всем действом стоит фигура последнего злодея. Но прежде чем Ангелы свернут это небо, как свиток, антихрист будет посрамлён. И, к нашему удовольствию, его победителем окажется афонский монах.

Честертон сказал, что хорошего человека узнать легко: у него печаль в сердце и улыбка на лице. Именно это сочетание рождает у читателя «Шар и крест». Может, и нас книга сделает чуть лучше?

Грэм Грин. «Сила и слава»

Грин не зря считал «Силу и славу» лучшим своим произведением. На человека, уютно устроившегося в кресле, не особо привычного к чтению житий святых, книга действует, как холодный душ. А перед христианином — остро ставит вопрос: а где буду я, если подобное случится на моём веку?

Перед читателем развёрнута картина гонений на христиан Мексики начала ХХ века. Духовенство перебито, а отрёкшиеся от сана — деморализованы и осмеяны. Последний священник в штате вынужден скрываться от властей, претерпевать голод, холод и унижения. Подвергая риску жизнь укрывающих его людей, он тайком приходит в деревни, чтобы ночи напролёт крестить, исповедовать, причащать свою паству.

Венец мученика, как известно, не всякому «по челу». В облике человека, пострадавшего за Христа, мы ожидаем увидеть несгибаемую внутреннюю силу и пламенную веру. Мучитель же представляется человеком гнусным, ничтожным и беспринципным...

В романе Грина всё наоборот. Священник, несущий крест, изнемогает под его тяжестью, но не имеет сил его бросить. Ранее паства знала его как заурядного, слабого человека. «Пьющий падре» — так называют героя, у которого даже имени нет. Ему противостоит последовательный, честный и справедливый лейтенант полиции, горящий верой в социальную справедливость в мире, очищенном от «попов», — типичный герой советской литературы. На его стороне — войска, закон и даже нравственное преимущество. Перед ним стоить цель — уничтожить последнего священника во что бы то ни стало.

Поскольку речь идёт о мученичестве, цели своей он достигнет. Но роман непременно стоит прочесть ради того, чтобы увидеть, как лейтенант окажется побеждён. Побеждён той силой, которая в немощи совершается.

Поль Бурже. «Ученик»

«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся», — таков лейтмотив психологического романа, главными героями которого являются идеи, а действующими лицами — философы. Люди, чья настоящая жизнь протекает в мире мысли, для которых окружающая реальность является лишь площадкой для отстранённых наблюдений, — немного инопланетяне. Роман Поля Бурже приподнимает завесу над сложным устройством души «профессионального» мыслителя, заставляет порой восхититься, а порой отшатнуться от той «инаковости», которой отмечены эти люди.

Возможно, для сегодняшнего читателя интригующая фабула — едва ли не единственная мотивация «осилить» философскую и психологическую нагрузку книги. Зная это, Бурже постоянно подогревает наш интерес: что будет дальше?

Добросовестный философ-материалист, посвятивший жизнь обоснованию условности границы между добром и злом, неожиданно для себя сталкивается с «плодом» своих трудов. Его учеником и последователем считает себя юноша, обвиняемый в чудовищном преступлении. В том, что виноват в его злодеяниях именно знаменитый учёный, уверены все, кроме самого учёного. Ведь категория вины, как это блестяще доказывают его труды, понятие относительное, равно как и любые другие нравственные категории. Но чтение многостраничной исповеди молодого человека, написанной им в заточении в ожидании суда, становится подлинным кризисом его вычищенной и упорядоченной, как шкаф педанта, жизни.

Настоящий учёный непременно должен быть честен. Тогда ему, как и всем тем, кто искренне ищет истину, эта истина непременно откроется. Только совершенно не так и не там, где можно было ожидать.

Ранее опубликовано: № 1 (43) Дата публикации на сайте: 25 Июнь 2010

Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на  карточку Приватбанка 5457082237090555.

Код для блогов / сайтов
Разместить анонс

Комментарии

Результаты с 1 по 10 из 10
12:00 19.12.2010 | Довженко
Дорофея, главное, что не худший выбор.
17:24 23.08.2010 | Дорофея
Извените конешно ,но «Рождественская песнь» ето не лутшый выбор)))))
12:58 15.07.2010 | Елена
Спасибо, Ольга, за внимание и отзывчивость, а также, всем неравнодушным. Хотелось бы еще рекомендаций по современной литературе. Вечные ценности они есть вечные, но времена имеют свои акценты. Век 19-ый отличается от века 21-го не только средствами передвижения, коммуникации и т.д.: наше время ближе к концу света. :) И Молодежи зачастую интереснее то, что здесь и сегодня. Спасибо.
12:24 15.07.2010 | Елена
Екатерина, спасибо за рекомендации по чтению. Радости в семейной жизни, и радости непреходящей.
10:00 15.07.2010 | Андрей
Я для себя недавно открыл нашего русского писателя Леонида Андреева. Слушал в аудиоформате, был потрясен.
18:40 13.07.2010 | Ольга
Елене. О Джейн Остин я написала для Вас, надеюсь, вы их полюбите.
18:23 13.07.2010 | Ольга
Когда-то мне посоветовали Джейн Остин. С удовольствием передаю совет дальше. У нее шесть романов: "Гордость и предубеждение", "Доводы рассудка", "Разум и чувство", "Эмма", "Менсфилд парк", "Ноттенгемское аббатство". Лучше читайте, не все фильмы отличаются уважением к изначальному замыслу автора.
21:21 04.07.2010 | Николай
А вот здесь книга Честертона в аудио варианте http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2251251
01:27 28.06.2010 | Екатерина
Елена, спасибо! Мне кажется, Вам может быть интересна книга К.С. Льюиса "Пока мы лиц не обрели". Строго говоря, это не дамский роман - скорее, сказка для взрослых, вольное переложение мифа об Амуре и Психее. Читается легко, а след в душе глубокий. Не оставит равнодушной повесть Лидии Чуковской "Софья Петровна". Веселого там мало: речь идет о судьбе женщины - да и почти всех женщин - в годы репрессий. Узнавать об этом тяжело, но ценить то, что имеешь, после таких книг как-то проще. Еще советую познакомиться с романом Олеси Николаевой "Мене, текел, фарес" и его продолжением - повестью "Ничего страшного". Это вещь!:)
17:08 27.06.2010 | Елена
Искренние пожелания мира и любви за Ваш труд. В литературоведении есть такое определение, как женский роман. Что посоветуете "из этой оперы"? Просит 24-летняя мамочка троих деток-погодок. Думаю, что отроковицам тоже будет интересно почитать. Спасибо.

Добавить Ваш комментарий:

Ваш комментарий будет удален, если он содержит:

  1. Неуважительное отношение к авторам статей и комментариев.
  2. Высказывания не по теме, затронутой в статье. Суждения о личности автора публикации, выяснения отношений между комментаторами, а также любые иные формы перехода на личности.
  3. Выяснения отношений с модератором.
  4. Собственные или чьи-либо еще стихотворные или прозаические произведения, спам, флуд, рекламу и т.п.
*
*
*
Введите символы, изображенные на картинке * Загрузить другую картинку CAPTCHA image for SPAM prevention
 
Дорогие читатели Отрока! Сайт журнала крайне нуждается в вашей поддержке.
Желающим оказать помощь просьба перечислять средства на карточку Приватбанка 5457082237090555.
Отрок.ua в: